Между богословием и жизнью

|
Ректор Колледжа библейских основ подготовки к церковным служениям «Наследие» Владимир Стрелов в интервью «Правмиру» рассказал о том, что стало причиной основания этого учебного заведения, как в него поступить, чему можно здесь научиться и как преодолеть разрыв между богословием и жизнью.
Владимир Стрелов. Фото с личной страницы ВКонтакте

Владимир Стрелов. Фото с личной страницы ВКонтакте

Когда недостает глубины

Как показывает практика, многие благочестивые люди живут вторичными материалами: например, молитвенными последованиями, которые были составлены достаточно поздно, и при этом не очень хорошо знают ту же Псалтирь; книгами, которые могут быть интересны, но по сравнению со Священным Писанием им недостает глубины.

Даже общаясь с профессиональными богословами, иногда сталкиваешься с ситуацией, что человек хорошо разбирается в святоотеческом богословии, особенно в его монашеском пласте, но при этом не может ответить, что же Священное Писание говорит по тому или иному вопросу.

Студенты не просто приходят к нам и слушают лекции по Священному Писанию, они могут потом полученные знания использовать на практике: в воскресной школе, катехизации, в преподавании общегуманитарных дисциплин, вполне возможно, что и в священнической практике. Сегодня у нас, например, учатся несколько священников, которые повышают свои знания Священного Писания. Причем они учатся через онлайн-трансляции.

Между богословием и жизнью

Для нас важно, чтобы студенты не просто получали знания, но и некий образ взаимоотношений, которые могут быть в Церкви.

Оценки мы не ставим. Как можно оценить знание Писания? Это жизнь показывает, усвоил человек изложенное там или нет. Если он выучил всё, что было ему предложено, но при этом его жизнь не соответствует заповедям, отличная оценка будет только вводить его в заблуждение. С другой стороны, мы привыкли со школы, что нас постоянно оценивают. Хотелось бы, чтобы, когда люди приступали к изучению Слова Божия, у них не было страха, что они могут не дотянуть до какой-то планки. Здесь каждый может, в ту меру, которую Господь ему дает, прочесть текст.

Как правило, к нам поступают люди, которые уже имеют высшее образование, иногда и ученую степень. Они приходят не за «корочкой», а для того, чтобы действительно понять, как можно читать Священное Писание.

Илья Яковлевич Гриц

Илья Яковлевич Гриц

Илья Яковлевич Гриц, основатель нашего колледжа, говорит, что мы готовим квалифицированных читателей Библии. Я думаю, что это очень точное определение. Студенты освобождаются от поверхностного чтения Нового Завета, открывают для себя Ветхий Завет, и Библия становится для них целостной книгой.

На занятиях мы часто ставим вопросы о том, как читаемое относится к нашей современной жизни. И люди делятся тем, что им препятствует, например, воплотить в жизнь то, о чем говорится в Священном Писании. На выездных семинарах то, что мы читаем, сразу проживается в отношениях, ведь пробыть под одной крышей неделю и остаться друзьями – труднее, чем просто встречаться в храме по выходным.

Нередко у православных виден разрыв между богословием и жизнью. Люди готовы рассуждать об очень высоких вещах, но как это применить в своей собственной жизни – им не очень понятно. В Церкви нередко говорится о важности покаяния, в том числе и по поводу прошлого. Правда, я не думаю, что каждому нужно каяться в том, что, скажем, в тридцатые годы прошлого века было убито столько людей, – мы их не расстреливали. Но вот менять отношение к прошлому нужно, поняв, что формы мышления и поведения советского времени проникли и в нашу жизнь.

Например, если человеку что-то не нравится, он идет и докладывает вышестоящему начальству, вместо того, чтобы подойти и просто поговорить с тем, на кого собрался жаловаться. Об этом нам и Евангелие говорит: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего» (Мф. 18:15). У нас же сразу идут и докладывают…

Или, например, почти нормой в современной церковной жизни является злословие, когда кто-то на основании слухов публично пишет о том, что такой-то человек – враг Церкви, тогда как в книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова, сказано: «Расспроси друга, ибо часто бывает клевета. Не всякому слову верь» (Сир. 19:15,16).

Вот почему для нас важен, в том числе, и Ветхий Завет: он дает вот эти самые базовые нормы жизни. Прежде чем научиться любить до отдания своей жизни за врагов своих, нужно хотя бы не клеветать, уважительно относиться к имуществу другого человека. И так далее.

И вот когда человек начинает читать сам Священное Писание и разбираться, он вдруг видит, что этого базового уровня у него нет. И каяться нужно не столько в не до конца дочитанном Правиле, сколько в том, что моя жизнь в очень простых вещах не соответствует ни Евангелию, ни даже нормам Ветхого Завета.

Илья Яковлевич Гриц в свое время сказал такую вещь, немного, может быть, несколько провокационную. Смысл высказывания в том, что в XX веке отец Георгий Флоровский провозгласил лозунг: «назад, к Отцам». И вот это обращение к Отцам действительно в нашей Церкви в каком-то смысле произошло. Не могу сказать, что по-настоящему и до конца. Потому что для того, чтобы понимать Отцов, недостаточно их только читать, нужно сформировать определенную культуру мышления.

XXI век с точки зрения Ильи Яковлевича должен руководствоваться для Церкви другим лозунгом: «назад, к Писанию!» Потому что Отцы – они не сами по себе богословствовали, а на основании Священного Писания. Если мы посмотрим на святителя Иоанна Златоуста, то он и весь Новый Завет, и Ветхий Завет знал наизусть.

Про «корочку»

Тем, кто собирается где-то преподавать дальше, мы после трех лет обучения даем сертификат, где сказано о том, какие курсы прослушал студент. Никаких дипломов у нас нет. Вопрос о «корочках» люди изредка задают, но только когда поступают. Когда заканчивается обучение, такого вопроса не возникает.

Если мы встраиваемся в государственную систему образования, то теряем некоторую свободу, оказываемся слишком ограниченными, в том числе и тем количеством бумажной работы, которая сегодня требуется от любого сотрудника учебного заведения.

Я сам несколько лет работал в Российском государственном социальном университете на кафедре теологии и знаю, как учебный процесс может просто страдать от того, что преподавателю приходится заполнять многочисленные отчеты.

Мы принимаем студентов в результате собеседования, включающего в себя заполнение большой анкеты, из которой можно понять, насколько человек знаком с текстом Священного Писания. Скажем, прочел ли он весь Новый Завет и Пятикнижие. Есть ли у него любимый псалом, что он помнит из жизни определенных персонажей Библии. Для нас также важно, чтобы человек имел уже некоторый опыт жизни в Церкви.

Если он совсем недавно в Церкви, мы отправляем его на подготовительное отделение, на курсы, которые в этом году мы проводим совместно с порталом «Предание», и их можно будет слушать онлайн. Так что на подготовительное отделение может поступить любой человек, с любым знанием Библии или совсем без этого знания.

Фото: radiovera.ru

Фото: radiovera.ru

В колледже есть возможность и онлайн-обучения. Более половины тех, кто сейчас учится – это люди из разных регионов России. Таким образом, мы можем включить в свое обучение как людей, у которых в своем регионе просто нет возможности получать богословское образование, так и тех, кто имеет физические ограничения.

И зачастую оказывается, что это не мы учим их, а они могут многому нас научить. Люди, которые мужественно преодолевают свою болезнь, при этом еще могут заниматься миссионерской деятельностью, преподавать, организовывать сообщества для поддержки других.

Цитаты Отцов

Каждый преподаватель в колледже подходит к преподаванию Священного Писания по-своему. Скажем, Владимир Владимирович Сорокин, читающий курс историко-культурного контекста Писания, выпускник историко-филологического факультета РУДН, повышал свою квалификацию в Иерусалимской библейской школе, и сегодня у него можно учиться тому, как работает с текстом профессиональный ученый, используя методы исторической критики.

Алексей Борисович Сомов, который защитил докторскую диссертацию по библеистике в голландском университете VU, показывает, как можно обогатить понимание Священного Писания с помощью привлечения текстов периода второго Храма, которые стали доступны нам только в ХХ веке. На его курс ходят профессионалы в области религиоведения и библейских исследований.

Совершенно другой подход у Ильи Яковлевича Грица, основателя нашего колледжа. Илья Яковлевич часто прибегает, в том числе, к иудейской экзегезе Ветхого Завета, потому что эта традиция также может значительно обогатить наше понимание текста. В своих лекциях он не только размышляет о тайнах Писания, но и старается связать текст с жизнью слушателей, оттого его беседы всегда такие жизненные.

Когда я, например, читаю курс по Деяниям и Посланиям апостола Павла, для меня важно обратить внимание студентов на святоотеческие источники толкования, но также и связать, собственно, миссионерскую деятельность апостола Павла с тем, что мы видим в современной жизни Церкви, – поскольку я сам долгое время работал в Отделе по делам молодежи и вел занятия на миссионерских курсах Москвы и Московской области.

О других преподавателях и их курсах я не буду сейчас много говорить, хотя каждый достоин отдельного разговора. Скажу только, что студенты могут увидеть, как библейский текст живет в искусстве, философии, в диалоге с научным знанием, как изучение языков помогает лучше чувствовать смыслы, заложенные в тексте.

Некоторые из желающих сегодня изучать Священное Писание первым делом обращают внимание, часто ли встречаются в лекциях того или иного преподавателя цитаты из Отцов Церкви.

Я сам так начинал. Мне казалось, что для того, чтобы подготовить хорошую лекцию, нужно дать как можно больше святоотеческих мнений по тому или иному вопросу. И до сих пор, когда я готовлюсь к лекциям, я стараюсь прочитывать источники. Читаю и современные толкования, в том числе и зарубежные, для того, чтобы увидеть взгляд современной науки. Но, когда прихожу в аудиторию, моя задача – не поразить студентов количеством прочитанного, а, скорее, читать вместе с ними Писание так, чтобы они смогли сами поставить вопросы к тексту, чтобы ответы, которые дают Отцы Церкви и современные комментаторы, не предвосхищали собственный труд по размышлению над текстом.

Люди, воспитанные в постсоветском пространстве, ориентированы больше на информацию, чем на поиск знаний. Им хочется готовых ответов. Тогда как очень важен сам процесс размышления. Поиск смысла Писания – это поиск Самого Бога, Который говорит с нами через древние тексты.

Ребенок сумеет понять

Когда мы проводим выездные семинары, мы всегда думаем о том, каким образом организовать детскую программу. Дети могут участвовать в молитвенных чтениях. Скажем, телефоны на молитвенных чтениях мы просим участников отключить, но вот детей брать с собой можно. И бывает такое, что сидят взрослые дяденьки и тетеньки и не могут настроиться на главное, обратиться внутрь себя на молитвенных чтениях, а ребенок сумеет понять то, что нужно.

Как-то сидели взрослые, в том числе богословы и преподаватели, и разбирали известный евангельский отрывок об усмирении бури. Вроде бы множество раз всеми разобранный, вроде понятный. И вот встает одиннадцатилетняя девочка и говорит нечто. И все понимают, что именно это нам и нужно было на сегодняшней встрече услышать.

То есть взрослые порой слишком зацикливаются на знаниях и теряют живое восприятие жизни, а дети его могут вернуть.

Меньше подозрительных

Когда в 2003 году чтения Священного Писания были предложены на форуме «Федоровский городок» Синодального отдела по делам молодежи, то для многих людей, несмотря на то, что там присутствовали священники, такие чтения всё равно казались подозрительными. Как это – читать Писание вне стен храма, самим думать над ним!

Ситуация изменилась: сегодня группы по изучению Священного Писания распространены по всей России. Но порой сталкиваешься с тем, что некоторые родители боятся с детьми читать Священное Писание. А Библию, изложенную для детей – нет. Хотя вернее было бы наоборот.

Фото: specialreviewer.ru

Фото: specialreviewer.ru

Детская Библия зачастую дает очень однозначное и далеко не полное прочтение того или иного эпизода. У ребенка может сложиться впечатление, что «ну вот я всё понял, книга прочитана, основные события я знаю». И когда он вырастет, не сможет понять, что у этого текста может быть несколько уровней прочтения.

Поэтому мы два года вели при колледже специальный педагогический семинар, где родители могли прийти и поучиться тому, как составлять программу чтений для своего ребенка. Какие отрывки можно брать в определенном возрасте, какие не стоит. Как подходить к этому чтению. Как настраивать ребенка. Какими приемами можно пользоваться для того, чтобы что-то получилось. Родители, которым была нужна дополнительная практика, и сейчас могут посещать занятия, которые проводит Маргарита Белотелова в культурном центре «Покровские ворота».

Сами дети, подростки могут принять участие в специальных зимних и летних лагерях Общества друзей Священного Писания, которые проводятся таким образом, что изучение Слова Божия там действительно играет основную роль.

Мне кажется очень важным, чтобы настоящее знакомство со Священным Писанием не откладывалось до взрослого возраста, не рассматривалось как нечто дополнительное в духовной жизни. Важно с самого начала знать: есть текст, к которому я могу обратиться со своими вопросами, и ответы будут совсем не банальными.

 

 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Библия: Каноничность, богодухновенность, авторитет – лекция Андрея Десницкого

Кто сказал, что Библия – это Божественное Писание, откуда мы это взяли?

На каком языке говорил Адам и почему в раю прохладно?

Что такое язык, сложно ли перевести Священное Писание и кто такой «пастырь» – пастух или священник?

Библия: ключевые события и скепсис историков

Должен ли историк молчать обо всем, что он не может однозначно доказать?