Принятие монашества.Некоторые исторические аспекты

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 59, 2010
Принятие монашества.Некоторые исторические аспекты

Преподобный Иосиф Волоцкий (†1515; пам. 9 сент.) называет монашество вторым Крещением. Он пишет: “…яко и по Крещении имамы согрешати и святое Крещение оскверняти; сего ради повеле святым Апостолом и преподобным и богоносным отцем нашим второе Крещение предати, еже есть святый аггельский образ, им же вся грехи очистятся”1. Монашество — это подвиг, незримый миру. Принятие монашества имеет добровольный характер со стороны постригаемого, которому задаются такие вопросы во время пострига: “Вольною ли твоею мыслию приступаеши ко Господу?”; “Не от некия ли нужды, или насилия?”2.

Во время пострига происходит наречение нового имени3. В Древней Руси была традиция, в силу которой при пострижении давали имя, начинающееся на ту же букву, что и мирское имя. Приведём некоторые примеры: святитель Иона Новгородский (†1470; пам. 5 нояб.) — в миру Иоанн; Митрополит Московский Макарий (†1563; пам. 30 дек.) — в миру Михаил; святитель Герман Казанский (†1567; пам. 6 нояб.) — в миру Григорий; святитель Димитрий Ростовский (†1709; пам. 28 окт.) — в миру Даниил; святитель Митрофан Воронежский (†1703; пам. 23 нояб.) — в миру Михаил; преподобный Иосиф Волоцкий (†1515; пам. 9 сент.) — в миру Иоанн; преподобный Никандр Псковский (†1581; пам. 24 сент.) — в миру Никон; преподобный Галактион Вологодский (†1612; пам. 24 сент.) — в миру Гавриил; преподобный Иов Почаевский (†1651; пам. 28 окт.) — в миру Иоанн и т. д.

Монашество принимали люди разного социального положения. Святитель Филарет Черниговский (†1866) так начинает житиё первого русского князя-монаха Николы Святоши (†1143; пам. 14 окт.): “Сын благочестивого Черниговского князя Давида Святославича, князь Святослав — Святоша, в крещении Панкратий, а в иночестве Николай, был женат и имел детей; одна дочь его была супругою блаженного Всеволода-Гавриила”4 (†1138; пам. 11 февр.). В Киево-Печерском Патерике говорится о его намерении уйти в монастырь: “…помысли убо прелесть житиа сего суетнаго и яко вся, яже и зде, мимо текут и мимо ходят, будущаа же благаа непроходима, вечна суть, и Царство Небесное бесконечно, еже уготова Бог любящим Его, — остави княжение, честь и славу и власть, и вся та ни в что же въменив, и пришед в Печерьскый манастырь, и бысть мних”5. Его князья-братья “велику укоризну имее­та собе нишетою” его6. Бояре ушедшего в монастырь князя, оказавшись не у дел, считали его “яко изумевшася”7. Но автор Патерика называет князя: “В истину сей бóлей всех князей Рускых”8.

В последующее время монашество принимали и другие князья, причём обстоятельства и результаты такого решения могли быть различны. В 1462 году скончался Московский князь Василий II, вошедший в историю как Василий Тёмный. В летописи читаем: “…и бысть ему болезнь тяжка, и въсхоте в черньцы постричися, и не даша ему воли, а в тои болезни преставися месяца марта 27 день в субботу в 3 час нощи”9. Это же могло произойти и при кончине его внука. Перед своей кончиной князь Василий III (†1533) высказал Митрополиту Даниилу (1522–1539; †1547) своё желание принять монашество. Присутствовавшие при этом Старицкий князь Андрей, боярин М. С. Воронцов и И. Шигона стали возражать: «“Князь Велики Владимир Киевскии умре не в чернецех, не сподоби ли ся праведного покои”? и бысть промежи ими пря велика”»10. Но Митрополит Даниил, венчавший ранее князя при его вступлении во второй брак, теперь также проявил волю и первосвятительскую власть. “Данил Митрополит посла по старца Мисаила, повеле принести платье чернечское в комнату, а патрахиль бе и постризание у Митрополита с ним”11. Слабеющий Великий князь «приказал Митрополиту тогда: “Аще ли не дадут мене постричи, но на мертваго мене положи платие чернеческое, бе бо издавна желание мое”. И прииде же старец Мисаило с платием, а князь Велики приближашеся к концу. Митрополит же взем патрахиль и подаст чрез Великаго князя игумену Троецкому Иасафу, князь же Андреи Иванович и боярин Михаило Семеновичь Воронцов не хотеша дати Великого князя постричи. И глагола Данил Митрополит князю Андрею: “Яз тебя не благословляяю ни в сеи век ни в будущии, а того тобе у мене не отняти, зане же сосуд сре­брян добро, позлащен того лучши”. Князь Велики отхожаше, но спешаху стричи его: Данил Митрополит положи на игумена на Троицкого патрахиль, а сам постриже его, и положи на него переманатку и ряску, а манатии не бысть, зане же бо спешачи несучи выронили; и взем с собя келарь Троицкии Серапион Курцов мантию, и положиша на него и схиму ангельску и Еваггелие на груди положиша. И стоящи же близ его Шигона, и как положили Еваггелие на грудех, и виде Шигона дух его отшедш аки дымец мал»12.

В монашеском звании скончалась и первая супруга князя Васлия III — Соломония Сабурова. Вскоре после их развода, в 1526–1528 годах, возникла Повесть о втором браке князя Василия III, в которой говорится, как его первая супруга Соломония, “видя неплодство чрева своего, яко же и древняа óна Сара, начат молити государя Великого князя, да повелит ей облещися в иноческий образ”13. Затем она просит Митрополита Даниила, “да умолит о сем государя и сътворит волю еа быти <…> Царь же и государь всеа Руси, видя непреклонну веру еа и молениа отца своего Данила Митрополита не презре, повеле сътворити волю еа”14. После своего пострига, в котором она была наречена Софией, новоначальная инокиня просит государя разрешить ей “отити в обител Пречистыа Владычица Богородица честнаго еа Покрова в Богом спасаемый град Суждаль”15. В Покровской обители она подвизалась до последних дней своей жизни и была погребена в ней. Ныне преподобная София Суздальская (†1542; пам 16 дек.) прославляется в службе: “…не восхоте бо земныя красоты самодержавства и вселися во обитель Пречистыя Божия Матери”16; “…земное царство презревши, на Небесное взирающе”17; “…от версты бо юностныя, самодержцу супруга предобрая была еси и царство земное оставила еси, наставление восприим Божественнаго разума”18.

Западный дипломат Сигизмунд Герберштейн, находившийся в 1526 году в Москве, написал “Записки о Московии”. В них он на основании дошедших до него слухов и толков говорит и о пострижении княгини Соломонии, но его повествование существенно отличается от вышеприведённого. Он говорит о насильственном пострижении Великой княгини Митрополитом, которое произошло в монастыре, находящемся “в Суздальском княжестве”. Во время пострига княгини И. Шигона из-за несогласия “не только выразил ей резкое порицание, но и ударил её плёткой”19. Иван Юрьевич Шигона — “думный дворянин, тверской дворецкий, любимец… Василия III”20, который, как было выше отмечено, выступал против монашеского пострига князя Василия в 1533 году.

В истории известны случаи временного оставления монашества, необходимые для блага Церкви. Император Константин Великий (†337; пам. 21 мая) получил именование равноапостольного за введение христианства в Римской империи. С его подвигом сравниваются миссионерские усилия последующих государей, их забота о вере христианской. Спустя некоторое время после равноапостольного Константина империей управлял Юлиан (361–363), вошедший в историю с именованием Отступник за своё противодействие христианству. Этот феномен также повторялся в истории. Равноапостольный царь Борис Креститель земли Болгарской в 889 году “поставил на престол своего старшего сына Владимира, а сам снял царскую мантию, чтобы облечься в монашескую рясу”21. Но “новый Юлиан Отступник начал насильно возвращать своих подданных к языческой вере”22. Рушилось всё, что сделал его отец для страны. Поэтому “возгорелась у святого крестителя ревность святого пророка Илии о Боге и Божием деле, он совлёк с себя монашескую рясу, вновь облачился в царские одежды и привязал на пояс, как прежде, меч”23. Наведя христианский порядок в стране, отец-царь вернулся к своим монашеским подвигам. Таким образом, его оставление монашеских риз, необходимое для спасения Православия, носило временный характер.

Оставление монашества происходило и для удовлетворения личных интересов. В 1204 году после удачного похода на половцев среди русских князей произошла ссора, и один из них, князь Рюрик, был насильно пострижен с супругой в монашество24. Затем через год в битве гибнет князь, сделавший распоряжение о постриге, и “князь Рюрик Ростиславич, услышав о смерти Романа, снял с себя иноческое платье, расстригся и сел на великом княжении в Киеве”25. Однако благочестие его жены не поколебал поступок бывшего супруга. «Также и жену свою хотел расстричь; она же не только не захотела этого, но и схиму на себя возложила, говоря: “Нет ничего больше души, о ней нам подобает заботиться и помышлять; сказал Господь: какая польза человеку, если и весь мир приобретёт, а душу свою потеряет, или что даст человеку измена свой душе”»26.

Добродетель жены-христианки — верность и преданность своему мужу, супружеский союз благословлён Богом, об этом читаем в Евангелии: Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Мф 19:6). Другим путём в вечную жизнь является монашество. Слово монах значит ‘один’; инок означает инаковость по отношению к окружающему миру. Но в истории известны случаи, когда оба эти различные явления удивительным образом начинают сочетаться. В 1217 году скончался князь Константин Всеволодович и его супруга “умерла” для этого мира: “Княгиня его тогда же, над гробом, и постриглась, и дали имя ей Агафья”27. А вскоре “скончалась княгиня Константина Агафья в монахинях, и положили её в церкви Святой Богородицы соборной в Ростове, января 24”28. В житии благоверных Петра и Февронии Муромских (†1228; пам. 25 июня) говорится: “Когда князь и княгиня достигли старости, то в одно время облеклись в иноческое одеяние, один с именем Петра, другая с именем Февронии. На Пасхальной неделе 1228 года <…> преставился сам князь-инок, а в один день с ним почила и блаженная Феврония. Князь и княгиня, согласно с завещанием, положены были в одном гробе”29. Они были вместе канонизованы Русской Церковью на Макарьевском Соборе в 1547 году и вместе изображаются на иконах.

У благоверного князя Михаила Черниговского (†1246; пам. 20 сент.) была дочь Феодулия, в монашестве Евфросиния (†1250; пам. 25 сент.)30. Её женихом был “князь Мина Иванович. Это был потомок благочестивого варяжского князя Шимона, любимого преподобным Феодосием”31 (†1074; пам. 3 мая). Когда она направлялась в Суздаль к жениху для вступления в брак, пришло известие о его кончине, и княжна, “не возвращаясь более к отцу и матери, решилась вступить в иноческую Ризоположенскую обитель, что была за земляным городским валом. Это было в 1227 году”32 в Суздале. В икосе говорится: “…к земному шествуя жениху, Небеснаго сретила еси: Емуже уневестившися, вся житейская оставила еси и притрудное совершивши постническое житие, в небесный чертог прията быти сподобилася еси”33.

Монашество — это благочестие, причём добровольное, но данный вопрос в истории мог решаться и в обход воли постригаемого. В Древней Руси государь, подвергнув опале провинившихся бояр, мог заменить им смертную казнь на пострижение в монашество, и это было проявлением милости к ним с его стороны. Так, во время династического кризиса Московский князь Иоанн III в 1499 году “князя Ивана Юрьевича пожаловал от казни, отпустил его в черньци к Троици, а сына его князя Василия Ивановича Кривого отпустил в монастырь в Кириллов на Белоозеро”34. Из названных опальных Патрикеевых в истории известен более сын, принявший монашество с именем Вассиан35.

Пострижение в монашество могло быть средством для устранения соперника. Борис Годунов во время своего царствования подвергнул опале бояр Романовых, бывших в родстве с почившим царём Феодором Иоанновичем (†1598). Старший Феодор Романов был сослан “в Сийский Антониев монастырь и насильно пострижен в монашество под именем Филарета. Здесь сначала содержали его под строгим присмотром, не пускали даже в церковь и никого к нему не пускали, потом царь Борис смягчился к Филарету, позволил ему ходить в церковь, велел посвятить его в иеромонаха и сделать даже архимандритом Сийского монастыря”36. Пострижение Романовых носило политический характер и по замыслу Годунова должно было устранить их с политической арены как возможных соперников и претендентов на царский трон. Затем события развивались следующим образом. После скоропостижной кончины Бориса Годунова в 1605 году сторонники Лжедмитрия предали смерти супругу почившего царя Марию и его сына Феодора, а дочь спустя некоторое время была пострижена в монашество. Её судьба нашла отражение в исторической песне русского народа. В ней говорится о приближении к Москве самозванца, который хочет царскую дочь “постричи, Чернеческий чин наложити! Ино мне постричи ся не хочет, Чернеческаго чину не сдержати”37. В другой песне говорится о намерении Лжедмитрия: “Меня хочет, царевну, поимати, А на Устюжну на Железную отослати, Меня хочет, царевну, постричи”38. Пребывая в монашеской келье, она явилась молитвенницей о своей семье, трагически сошедшей с исторической сцены. Сийский же архимандрит Филарет (Романов) Божиим Промыслом при Лжедмитрии был возведён в сан Ростовского митрополита Патриархом Игнатием, позднее став первым Патриархом после смуты. Одновременно его сын, первый царь из династии Романовых, стоял во главе Русского государства, и этой двоице выпала доля вывести Русское государство из разрухи Смутного времени.

Второй избранный на Руси царь Василий Шуйский после сведения с престола был насильно пострижен в монашество. “В дом к Шуйскому явились Захарий Ляпунов, князья Засекин и Туренин с чудовскими иноками и священниками и потребовали от Василия согласия на пострижение в монахи. И, естественно, получили отказ. Тогда заговорщики приступили к насильственному пострижению, но так как Шуйский вырывался и молчал, то клятву за Василия давал князь Туренин. Вместе с Шуйским постригли и его жену Марию. Затем Василия отправили в Чудов монастырь, а Марию — в Ивановский. Однако Шуйский твердил, что клобук к голове не гвоздями прибит и его можно сбросить. Теоретически Шуйский был прав, так как строгий блюститель церковных канонов Патриарх Гермоген не признал факт пострижения и призывал в церквах молиться за здравие Василия как законного царя. Монахом же Патриарх признал не Шуйского, а князя Туренина, произносившего слова обета”39.

Страницы древнерусских Синодиков хранят имена, записанные для поминовения благочестивых христиан прошлых веков. Бросается в глаза наличие в них большого количества имён монашествующих. Пройдя путь государевой службы, русские люди стремились в конце своей жизни принять монашество, чтобы послужить Богу, чтобы в монашеском звании предуготовить себя к переходу в вечную жизнь. Но наряду с таким желанием известны и предписательные меры. Собор 1503 года обязывал овдовевшему духовенству принимать монашество в монастырях. Такое постановление позднее было подтверждено Стоглавым Собором в 1551 году, поскольку вдовство духовенства, учитывая канонические и другие аспекты, было довольно актуальной проблемой в то время40.

Судьбы человеческие неисповедимы и пути к монашескому званию, на основании указанных примеров, были также различны. Мы видим случаи, когда внешне инициатива принадлежит человеческой воле и произволению, но Божественная благодать свыше всесильно покрывает немощь человеческую, ведя каждого своим, особым путём ко спасению. Соловецкий инок Сергий (Шелонин), подвизавшийся в середине XVII века, в Похвальном слове русским преподобным пишет: “Кто прочее постигнути к толице высоте пре­подобных отец, и толико множество обияти умом, и имена онех, купно и исправления представити словом? Никтоже. Исправления бо тех вселеннеи суть свет, и имена тех написана в книге животнеи стоят; тии же со ангелы причащаются непостижимыя оноя и блаженныя славы”41. В службе преподобных отец говорится: “Дивнии всечестнии отцы наши, иже божественная страдания, ихже борения, ихже исцеления — кто бо паче сих показа чудес крепость”42.

Список сокращений

ПСРЛ

Полное собрание русских летописей.

ТОДРЛ

Труды Отдела древнерусской литературы.

1Послания Иосифа Волоцкого / Подг. текста А. А. Зимина и Я. С. Лурье. М.; Л., 1959. С. 152. О данном священнодействии см. Архимандрит Иннокентий. Пострижение в монашество. Опыт историко-литературного исследования обрядов и чинопоследований пострижения в монашество в Греческой и Русской Церквах до XVII века включительно. Вильна, 1899.

2Требник. Свято-Троице-Сергиева Лавра, 1992. Л. 74.

3Священник П. Флоренский. Священное переименование. Изменение имён как внешний знак перемен в религиозном сознании. М., 2006. С. 341–351.

4Архиепископ Филарет (Гумилевский). Русские святые, чтимые всею Церковью или местно. СПб., 2008. С. 574.

5Абрамович Д. Киево-Печерский Патерик. Киiв, 1991. С. 113.

6Там же. С. 114.

7Там же. С. 115.

8Там же. С. 118.

9ПСРЛ. Т. 25: Московский летописный свод конца XV века. М., Л., 1949. С. 278.

10ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1: Новгородская четвёртая летопись. Л., 1929. Вып. 3. С. 562.

11Там же.

12Там же.

13Бегунов Ю. К. Повесть о втором браке Василия III // ТОДРЛ. Т. 25: Памятники русской литературы X–XVII вв. М.; Л., 1970. С. 115.

14Там же. С. 116.

15Там же.

16Минея Декабрь. М., 1982. Ч. 1. С. 566.

17Там же. С. 568.

18Там же. С. 569. См. о ней: Архиепископ Филарет (Гумилевский). Русские святые, чтимые всею Церковью или местно. С. 713–714; Святые града Суздаля. Суздаль, 2004. С. 150–161.

19Герберштейн С. Записки о Московии. М., 1988. С. 87. О последующей стадии развития этих слухов см. Ионина Н. А. Суздаль. История. Легенды. Предания. М., 2009. С. 251–253.

20Веселовский С. Б. Ономастикон. Древнерусские имена. Прозвища и фамилии. М., 1974. С. 249.

21Патерик земли Болгарской. Т. 2: Февраль–Август. М., 2008. С. 131.

22Там же. С. 133.

23Там же. С. 134. См. также: Турилов А. А. Владимир // Православная энциклопедия. Т. 8. М., 2004. С. 648.

24Донской Д. В. Рюриковичи. Исторический словарь. М., 2008. С. 557.

25Лицевой летописный свод XVI века. Русская летописная история. Кн. 4: 1205–1216 гг. М., 2009. С. 142.

26Там же. С. 143.

27Там же. Кн. 5: 1217–1241 гг. С. 16.

28Там же. С. 91. Можно указать на аналогичный пример из XVI века. Царица Ирина Годунова после кончины в 1598 году своего супруга Феодора Иоанновича, сына Иоанна Грозного и последнего Даниловича, постриглась в монашество с именем Александра, проведя в Новодевичьем монастыре последние дни своей жизни. Но в её уходе из мира, несомненно, были и политические соображения, так как с её уходом становилось более вероятным занятие царского трона её братом, Борисом Годуновым, и в таком случае Русское государство оказывалось в более опытных руках.

29Архиепископ Филарет (Гумилевский). Русские святые, чтимые всею Церковью или местно. С. 353.

30См. о ней: Там же. С. 713–714; Святые града Суздаля. Суздаль, 2004. С. 64–86; Морозова Л. Затворницы. Миф о великих княгинях. М., 2003. С. 4–26; Она же. Великие и неизвестные женщины Древней Руси. М., 2009. С. 452–471.

31Архиепископ Филарет (Гумилевский). Русские святые, чтимые всею Церковью или местно. С. 534.

32Там же.

33Минея Сентябрь. М., 1978. С. 445.

34ПСРЛ. Т. 12. СПб., 1901. С. 249. Таким же образом поступил Пётр I по отношению к своей единокровной сестре и первой супруге. Он препроводил в Новодевичий монастырь в 1689 году Софию Алексеевну, лишив её власти. На зубцах монастырских стен, напротив её кельи, были повешены верные ей стрельцы. Затем она была пострижена с именем Сусанна; скончалась в 1704 году, приняв схиму с именем София, и была погребена в Смоленском соборе (Линдси Хьюз. Царевна Софья. СПб., 2001. С. 317, 321–322). Первая жена Петра I Евдокия Лопухина была по его указанию пострижена в монашество с именем Елена, что нашло отражение в исторических песнях русского народа (Народные исторические песни. М.; Л., 1962. С. 206–208). Последние годы жизни она провела в Лопухинском корпусе Новодевичьего монастыря, скончалась в 1731 году и была погребена в Смоленском соборе обители. Подробнее о царских особах, принявших монашество в Новодевичьем монастыре, см. Священник И. Бычков. Новодевичий монастырь и представители царских семей в нём // Новодевичий монастырь в русской культуре. Материалы научной конференции 1995 г. М., 1998. С. 49–56; Шведова М. М. Царицы-инокини Новодевичьего монастыря // Там же. С. 73–93.

35Он активно выступал против преподобного Иосифа Волоцкого. См. о нём: Казакова Н. А. Вассиан Патрикеев и его сочинения. М.; Л., 1960.

36Митрополит Московский и Коломенский Макарий. История Русской Церкви. Кн. 6. М., 1996. С. 80.

37Народные исторические песни. С. 144.

38Там же. С. 145; Российская история в зеркале русской поэзии: XI–XVII века / Составление и комментарий С. М. Виноградовой. М., 2008. С. 259.

39Абрамович Г. В. Князья Шуйские и российский трон. Л., 1991. С. 172.

40Архимандрит Макарий. Московские Митрополиты XVI века. Сергиев Посад, 2010. С. 318–328.

41Инок Сергий (Шелонин). Похвальное слово русским преподобным // Альфа и Омега. 2001. № 2(28). С. 178. См. об этом авторе: Сапожникова О. С. Русский книжник XVII века Сергий Шелонин. Редакторская деятельность. М.; СПб., 2010.

421-й тропарь 6-й песни канона на утрени // Триодь постная. М., 1974. Л. 65.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: