Проповеди протоиерея Алексия Уминского

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 61, 2011
Проповеди протоиерея Алексия Уминского

“О, род неверный!” (Мк 9:14–27)
Неделя 4-я Великого поста. 2011 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодняшнее Евангелие повествует о том, как Господь, сходя с Фаворской горы, встречает толпу людей, и к Нему подходит человек и обращается с просьбой об исцелении сына. Сын испускает пену, скрежещет зубами, цепенеет… Отец всюду обращался за помощью, даже к Апостолам, и никто ему не помог. И Христос говорит такие горькие слова: О, род неверный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? Он просит привести к Нему отрока, спрашивает, как давно с ним происходит это несчастье, и оказывается, что тот с самого раннего детства страдает таким страшным беснованием. И отец просит Христа помочь. На это Христос говорит: Если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему. А отец отвечает: Верую, Господи! помоги моему неверию. После этих слов Господь исцеляет отрока.

Вот такие слова Господь говорит: “Если хоть сколько-нибудь можешь веровать, всё возможно верующему”. А ещё Господь говорит в конце Евангелия от Марка, перед Своим вознесением, такие слова: Кто будет веровать <…> именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы (Мк 16:16–18). Вот такие слова говорит Господь о тех, кто может веровать.

Когда мы читаем эти слова, мы никак не в состоянии их к себе обратить, потому что не в силах поверить в то, что верующему всё возможно. Эти слова совершенно недоступны для нашего осознания. Как же так может быть? Как такое вообще возможно? Но эти евангельские слова — это правда, это про нас написано. Над этим в своё время горько издевался Смердяков, когда говорил: “ну если вы верующие, скажите этой горе, — пусть она сойдёт и ввержется в море!”. И эти издевательские слова тоже к нам относятся.

Если мы верующие, то почему же с нами не происходит того, что происходит в Евангелии? Почему же те слова, которые Господь говорит, никаким образом не являются фактом нашей жизни? Удивительно… Если хоть сколько-то можешь веровать, всё возможно верующему… Про кого это? Про нас? Про этого отца? Про конкретную ситуацию? Отец говорит: “Господи, верую, помоги моему неверию”. Что стоит за этими словами? Что значит — веровать? Ведь Господь с самого начала говорит укоряющие слова: О, род неверный! А говорит Он так людям, которые вроде бы обращаются к Нему с верой, подходят с просьбой, с молитвой: “Помоги, услышь!”. Разве это не проявление веры? Разве такое обращение к Богу не есть сама вера? Но оказывается — нет, это не вера. Обращение к Богу — это ещё не вера.

А в вере оказывается важным, что слово вера — это однокоренное слово со словом верность. Если нет в вере верности Богу, а только просьбы, только желание что-то для себя получить или в крайнем случае что-то внешнее исполнить, то какая же это вера? Именно верностью Богу проверяется наша вера, то есть следованием за Ним до конца.

Что такое верность, знает каждый из нас. По отношению к своим близким, по отношению к своим супругам, по отношению к своим детям, друзьям… все понимают, что такое верность и неверность. Но так же точно и по отношению к Богу существует верность и неверность. И вот оказывается, что по отношению к Богу хранить верность — не удаётся. Потому что Богу верность хранить нужно везде и всегда, в каждом конкретном случае, в простом и в сложном, в маленьком и в большом. Но когда дело касается верности Богу, очень легко сказать — что за малость, если я такую вещь сделаю… это же ерунда… если я это себе позволю, или то посмотрю или послушаю, немножечко себе позволю то, что не является угодным Богу? И вот из этого состоит вся наша жизнь, из этой неверности, из желания что-то сделать для себя, сделать так, чтобы в этот момент Бог нас не видел, чтобы Он от нас отвернулся или мы бы от Него где-нибудь спрятались. По чуть-чуть… понемножку… по ерунде… Но оказывается, что из этого чуть-чуть и немножко вся наша жизнь состоит, поэтому никто из нас не может ни смерть победить, ни больного исцелить, ни бесов изгнать… ничего… И гору переставить, конечно, не сможет. И мы можем предстать перед Богом в молитве и услышать эти слова: О, род неверный!

Простых вещей сделать не можем! Пост соблюсти не можем как следует. Быть ответственным за обещания, данные Богу или ближнему — послужить, поддержать, придти на помощь… Желание есть, а верности нет, именно этой верности, которой очень часто проверяется наша вера, на которой она и стоит.

И второе однокоренное слово слову вера — это слово доверие. А доверие Богу выражается в том, что человек не боится всю свою жизнь на Него возложить, не боится слов, которые мы слышали в прошлый воскресный день, когда выносили крест Животворящий: Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее (Мф 16:24). Мы не можем решиться погубить свою жизнь ради Бога, то есть забыть о своей внешней жизни, а Богу себя посвятить. Мы не можем до конца пойти этим путём. Мы не можем до конца услышать этот зов Божий, — Возьми крест свой и иди за Мной! Как евангельский юноша, мы готовы сделать что-то внешнее, готовы заповеди исполнять внешним образом, готовы сделать что-то внешне правильное и думать, что это и есть наша вера. А вот раздать своё имение, а потом всё бросить и пойти за Христом… вот здесь мы все останавливаемся, потому что это слишком страшно — идти за Христом… А в этом состоит второе основание веры — довериться Богу до конца.

И вот если ты хоть сколько-то можешь вот так веровать, говорит Господь, — тогда всё возможно верующему. Тогда всё для этого верующего открывается, несмотря на то, что человеческая жизнь часто складывается, как жизнь этого несчастного отца, когда человек, как писал поэт, оглядываясь, видит лишь руины, лишь свои грехи, которые как шлейф за ним тянутся, и он понимает, что ничего нельзя вернуть, ничего нельзя восстановить, и то, что он натворил в своей жизни, за ним идёт, идёт и идёт… И он просит: Господи, помоги в этом… Господи, помоги в том… тут и родители… тут и дети… тут и близкие… все страдают… И если ничего не получается, то по одной простой причине: потому что если хоть сколько-нибудь можешь веровать вот так, тогда всё возможно верующему, а так веровать никто не может.

Поэтому и говорит евангельский отец, — верую, Господи, помоги моему неверию! — понимая, что он хочет так веровать, но не может, и просит Бога этой вере помочь. Он готов на неё решиться, понимая своё бессилие. Тогда Господь приходит на помощь. И так Он и к нам может придти, если мы сможем от сердца захотеть такой веры, решиться на такое безумие: так быть верным и так Богу доверять, чтобы пойти за Ним и сказать эти слова, — верую, Господи, помоги моему неверию.

Это так важно для нас, особенно сейчас, когда мы проходим путь этой самой веры. Ведь Господь на недоуменный вопрос учеников — Почему мы не могли изгнать его? — ответил: “Этот род изгоняется только молитвой и постом”. Ведь пост и молитва — это как раз два образа веры. Пост — это образ верности, а молитва — это образ доверия, когда самыми главными словами нашей молитвы являются слова — Да будет воля Твоя.

И вот если пост у нас будет, как верность, а молитва, как доверие, тогда всё возможно верующему. Тогда всё для нас возможно. И эти два слова — пост и молитва, — которые мы привыкли слышать, должны наполниться самым настоящим содержанием: пост — это наша верность, молитва — это наше доверие. Господи, милостив буди нам грешным, помоги, Господи, нашему неверию. Аминь.

Лазарева суббота (Ин 11:41–44)
2010 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Вот и закончился Великий пост. Сегодня последний раз пели песнопение, в котором говорится:

“Полезную совершили Четыредесятницу”.

Сегодняшний день открывает для нас Страстные дни Вхождения в Иерусалим. Господь грядёт на Своё страдание, к Своему Кресту и к Своему Вознесению.

Прежде всего Он приходит в дом к Марфе и Марии, где друг его Лазарь уже 4 дня в аду. Господь приходит, чтобы извести его из гроба.

Вся эта богослужебная неделя была посвящена шествию Христа в Вифанию, и в песнопениях этой недели, и в великопостной стихире говорилось о смерти Лазаря: как Лазарь, уже умерший, лежит во гробе, и как он сходит во ад и видит там души всех от века скончавшихся людей, которые окружают его в надежде и чаянии пришествия Господа. И сам Лазарь со всеми умершими в аду пребывает. Друг Божий — в аду, друг Божий — в смерти!.. И вот к этому другу Божию грядёт Господь. И так же Он придёт к каждому из нас, потому что Он сказал Своим ученикам, Апостолам: “Я вас не рабами называю, а друзьями Своими”.

К каждому из нас, как к Лазарю, идёт Господь, потому что каждый из нас в этом мире умер, потому что грех убивает, отделяет человека от Бога. А там, где человек отделён от Бога, там не может быть никакой жизни, ведь Господь — Он и есть жизнь, и если человек не с Богом, то он в смерти пребывает. Всё остальное, что люди почитают за жизнь, — всё временное, всё умирает… А всё, что причастно к смерти, жизни — не причастно.

Хотя сердце стремится к жизни и плачет о том, что мы умершие, о том, что хочется жизни настоящей, но когда грех поражает нас, когда мы принимаем грех по своей собственной воле, наше повреждённое состояние влечёт нас уйти от Бога, всё время влечёт нас в эту смерть. Несмотря на то, что мы, подобно Лазарю, смердим уже своими грехами, и нам самим от этого смрада тяжело, и мы понимаем, кто мы есть и что мы есть, мы ничего с собой сделать не можем, потому что своими грехами заключили себя во гроб, связали, запеленали и пошевелиться иногда не можем для того, чтобы выйти на свет Божий, чтобы выйти к жизни. Но Господь всё равно к нам идёт. Он идёт так же, как Он идёт в Вифанию, так же, как Он пришёл к Лазарю. Он идёт для того, чтобы каждого из нас, связанного грехами по рукам и ногам, как был связан пеленами Лазарь, от них разрешить и спасти.

Господь приходит и очень любовно, и очень легко, одним только Своим словом, как одним только словом Он Лазаря из гроба позвал, так и нас — одним только словом любви и милости разрешает от наших грехов, даёт нам возможность прикоснуться к жизни, прикоснуться к настоящему, прикоснуться доподлинно к Самому Христу, прикоснуться к Его любви, к Его жизни, и от этой любви — воскреснуть, и трудиться над собой и идти вслед за Ним. Идти так, как Апостолы за Ним пошли, как воскрешённый Лазарь пошёл за Ним до конца. Господь изводит нас из смерти, потому что нет другой жизни, как только жизнь Христова.

В одной молитве Василия Великого говорится: дай мне ночь живота моего прейти… то есть ночь этой жизни. Мы называем эту жизнь — ночью, чтобы встретить свет Христова воскресенья. Если мы не живём, как Лазарь, то есть здесь — в жизни будущего века, если в нас воскресение не проросло до конца, то мы и не живём совсем. Нам очень важно понять, что мы сейчас на земле — в жизни будущего века пребываем, живём уже воскресением Христовым.

Помышляют потом иудеи Лазаря убить, свести обратно во гроб, чтобы свидетельство веры, истины Господней не воссияло для всех. Но разве можно убить того, кому Господь даровал жизнь? Так же и мы: если Господь даровал нам жизнь, значит, она должна свидетельствовать о Нём, должна всем показывать, как благ Господь, что Он есть истинная наша жизнь. Истинная наша жизнь должна быть свидетельством воскресения из мёртвых, свидетельством пасхальным, тем, с чем Апостолы пошли по миру и этот мир к жизни вечной приобщили через свою собственную жизнь. Господь этого и от нас ждёт: чтобы мы, воскресшие от греха, осво­бож­дённые от пут греховных, шли всегда вместе с Ним и никогда никуда от Него не отходили. Аминь.

Сретение (Лк 2:25–32)
2005 г.

В этот день Церковь вспоминает о том, как Младенец Христос был принесён в храм согласно ветхозаветному обычаю, по которому первый ребёнок должен быть посвящён Богу и за него должна быть принесена жертва в виде агнца или от бедных людей — голубей. Эта жертва приносилась в память о том, как перед исходом из Египта Господь, чтобы наказать фараона за его жестокосердие (тот не хотел отпускать народ Божий в Землю Обетованную), послал ангела, который истребил в Египте всех первенцев от человека до скота. Моисею же было передано повеление, чтобы евреи сделали Пасху в своих домах, то есть заклали в эту ночь ягнёнка, испекли его и съели с горькими травами, а косяки своих дверей помазали кровью ягнёнка. Там, где не было этого знака, прошёл ангел-истребитель, и на следующий день весь Египет был наполнен плачем и стенанием, потому что в каждом доме был умерщвлён первенец.

Когда фараон увидел, что произошло из-за того, что по ожесточённости своего сердца он не захотел послушаться Бога, он отпустил евреев. И только это страшное событие дало возможность Моисею собрать свой народ и пуститься прочь из трёхсотлетнего плена в Египте. В память об этой Пасхе, об исхождении и избавлении Господь повелел всем семьям, в которых рождался мальчик, первенец, выкупать его от смерти, потому что справедливость Божия требует Себе определённого воздаяния. Всякий грех должен быть наказан, всякий долг должен быть покрыт, всякое преступление должно понести возмездие. Нет такого человека на земле, который мог бы устоять перед справедливостью Божией. И понимая это, еврейский народ исполнял заповедь принесения в жертву своих детей, но вместо них в храм приносили голубей или ягнят. Сам же первородный младенец оставался жить в знак того, что он искуплён Богом, что внешне справедливость Божия удовлетворена. И одновременно народ понимал, что за этим внешним понятием справедливости стоит совсем иное — величайшее милосердие Божие, которое отменяет всякую справедливость, всякое требование воздаяния по заслугам.

И так же поступили родители нашего Спасителя. И Младенца Иисуса тоже принесли в Иерусалимский храм, чтобы и над Ним как над первенцем был совершён этот очистительный обряд. Священное Предание повествует, что в Иерусалиме жил старец Симеон, известный как человек благочестивый, которому было проречено, что он не умрёт до тех пор, пока своими глазами не увидит Спасителя мира. Старцу Симеону было триста лет. Он был одним из тех, кто по повелению царя Птолемея был призван, чтобы переводить Священное Писание на греческий язык. Когда Симеон переводил книгу пророка Исаии и встретил там слова се, Дева во чреве приимет (а еврейское слово, которое было там употреблено, означает не только деву, но и молодую женщину), старец хотел употребить в греческом переводе слово женщина, как он и сам понимал это пророчество. Но как только он подумал это сделать, ему явился херувим и сказал, что он сам своими глазами увидит исполнение этого пророчества, что Дева родит Сына. И Симеон перевёл это слово как Дева, и оно до сих пор осталось в наших переводах (Септуагинта). Духом Святым старец был извещён о том, что пророчество исполняется. Он пришёл в храм в тот момент, когда Иосиф и Мария принесли Младенца, чтобы посвятить Его Богу, и здесь произошла та встреча, которую мы сегодня празднуем, Сретение, встреча старца Симеона и Марии с Иисусом, Завета Ветхого и носителя Завета Нового.

В Евангелии Иисуса не зря называют Первенцем. В первой главе Евангелия от Матфея написано, что Мария родила Сына Своего первенца, и имя Ему Иисус. Многие протестантские толкователи истолковали слово первенец совершенно неправильным образом, предполагая, что если был первенец, то, наверное, у Марии были и другие дети, тем более что в Евангелии говорится о братьях Иисуса. Но мы почитаем Деву Марию — Приснодевой: Девой до Рождества, Девой во время Рождества и Девой после Рождества. Её девство оказалось нерушимым, несмотря на рождение ребёнка, потому что зачатие Её было бессеменным и непорочным. И никаких других детей у Марии быть не могло. Когда Господь так касается сердца человека и возлагает на него такую миссию, даёт такое благодатное служение, невозможно даже подумать, что он может быть использован Господом ради каких-то продуктивных целей: вот родила Дева Мария на свет Сына Божия, и теперь Она может пожить своей жизнью, заняться семьёй, родить детей, воспитать их, Она свою службу сослужила и теперь от Неё как бы ничего не требуется.

И это касается каждого из вас, потому что когда Господь касается нашего сердца, это значит, что Он призывает нас послужить Ему не на какое-то время, а послужить до конца, подобно тому как послужила Ему Дева Мария. Когда Господь приходит в нашу жизнь, встречается с нами, это не значит, что Он просит нас сделать какое-то одно маленькое дело, — вот сейчас сделаю, а потом займусь своими делами, буду жить дальше, как мне хочется, устраивать свои дела, думать о своём временном бытии… Понятно же, что это не так. Понятно, что когда Господь призывает человека, Он призывает его раз и навсегда. И вот так была призвана Пресвятая Дева Мария — раз и навсегда. И имя Первенца, которое употребляется в Евангелии от Матфея, говорит только об одном: что Дева Мария родила на свет Жертву, и что это слово — первенец — означает жертву, Того, Который должен быть посвящён Богу, отдан Богу до конца.

Когда еврейских детей приносили в Иерусалимский храм, их просто отдавали Богу: это, Господи, Твоё. И в ответ Господь возвращал родителям младенцев, принимая за них искупительную жертву. Но когда Мария принесла Своего Младенца в храм, и сказала, — Это, Господи, Твоё… — это было единственным случаем в истории жертвоприношения, когда жертва не была принята. Искупительная жертва, принесённая за Младенца Иисуса, отвергается Богом, потому что жертвой является Сам Младенец. Как настоящая Жертва был принят Первенец, и как жертва была принята и Дева Мария, принесшая Христа. Вот этими словами, которыми Её принял праведный Симеон: И тебе Самой оружие пройдет душу.., через его уста Господь показал Богородице, что и Она — жертва.

С этого момента ветхозаветные жертвы упразднены, они уступают место исполнению Нового Завета. В ветхозаветных жертвах больше нет смысла, потому что Исполнение законов и пророков Само является в храме Господнем, наполняя всё Собой и Своей благодатью, исполняя все пророчества. Это Он — та самая искупительная Жертва, которая приносится Богом в жертву за всех. Это Он — тот Агнец непорочный, Который берёт на Себя грехи всего мира. Это Он искупает всех первенцев, от века рождённых в этом мире, для того чтобы давать им жизнь вечную. И поэтому жертва, которую принесли за Него родители как люди, не принимается. Об этом и пророчествует Симеон, который взял на руки Младенца Христа и сказал: наконец отпускаешь раба Твоего, Владыко. Эти слова относятся не только лично к Симеону, но ко всему пророчеству Ветхого Завета о Христе. Ныне исполнилось всё о Тебе. Ныне видеста очи мои спасение Твое. Церковь ветхозаветная свидетельствует об исполнении всех пророчеств о Христе, а Симеон предрекает Ему крестные страдания.

Праздник Сретения говорит о том, что происходит, когда человек встречает Бога, как Бог приходит к человеку. Когда Господь с нами встречается, Он каким-то образом открывается нашему сердцу, разуму, нашей душе, Он приходит, чтобы принести Себя в жертву ради каждого из нас. И это нами должно восприниматься, как было воспринято Святой Девой Марией. Встреча с Богом сделала Её совершенно Рабой Господней, Которая всю жизнь жила по слову Божию, Которая всё время это слово в Себе хранила, исполняла, этим словом жила и делилась с другими. Потому что когда человек встречается с Богом, он тоже становится жертвой. Его жизнь должна стать по-настоя­ще­му жертвой служения Богу, с готовностью до конца и полностью себя Богу посвятить, во всём себя Богу отдать, не оставить ни единого пространства в своей душе, которое бы Богу не принадлежало. Это самый тяжёлый путь в христианстве, это несение креста, это сораспятие Богу, по-другому этого никак не назовёшь. Но это и самый радостный жизненный путь, потому что когда в человеке живёт Бог, когда человек полон Богом, когда он становится со своим Богом совершенно неразлучным, что же ещё может быть нужно человеку? Куда же ещё надо стремиться? Чего же ещё ждать и желать?

И вот сегодняшний праздник для каждого из нас да будет напоминанием об этой встрече. Господь к нам приходит как Жертва и ждёт от нас того же, что отдала Ему Пресвятая Дева Мария: всё сердце, всю душу и всю жизнь. Аминь.

Благовещение
2006 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня, в праздник Благовещения, мы вспоминаем, как Архангел Гавриил принёс обручённой праведному Иосифу Деве Марии благую весть о том, что на Ней должны сбыться все пророчества: от Девы в мир родится Божий Сын, Который спасёт всё человечество. И на это благовестие, на слова Архангела Гавриила о том, что Она избрана из всех людей, живших когда-то на земле, Она призвана послужить делу спасения человечества, Дева Мария ответила: Се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему (Лк 1:38). И эти слова согласия и полного отдания Себя в руки Божии послужили для нас залогом того, что мы все причастны ко спасению.

В тропаре сегодня поётся: Днесь спасения нашего главизна, то есть — начало нашего спасения. Начало спасения положила Матерь Божия, полностью предав Себя в руки Божии и доверившись Его водительству.

Очень скоро это благовестие продолжилось другим: Она принесла Своего Сына в храм, чтобы посвятить Его Богу, и другое благовестие было преподано Ей праведным Симеоном, который сказал: Тебе Самой оружие пройдет душу (Лк 2:35). Это благовестие для Матери Божией закончилось Её предстоянием у креста, Её сораспятием Спасителю, Её принятием на Себя той материнской муки, с которой Она взирала на крест с распятым Сыном. И всё это принимала Богородица, произнося Господи, да будет Мне по глаголу Твоему.

Обычно мы воспринимаем слова Благовестия, то есть благую весть, как что-то очень благодатное, очень сладостное и радостное. И действительно, сегодня праздник, сегодня вся тварь радуется и веселится. Но по сути своей это принятие воли Божией было принятием не только радости, но и прежде всего креста, который Она взяла на Себя со всей полнотой. И для нас очень важно, чтобы мы, видя подвиг Матери Божией, в радости принятия воли Божией не боялись идти за Богом до конца туда, куда Он нас ведёт, не боялись принять всё Его благовестие, всё Его Евангелие. Ведь Евангелие в переводе с греческого означает ‘благая весть, благовещение’. И вот всё Его Евангелие нам следует принять так, как приняла слова Архангела Матерь Божия. Радуйся, — сказал он, — Благодатная, Господь с Тобою. И к каждому из нас обращены эти слова. Господь среди нас, Бог с нами. Это имя Сына Божия с которым Он пришёл в мир, — Иммануил, что значит ‘с нами Бог’.

Вот бы и нам так принять Евангелие, нам бы так принять благую весть, как приняла её Дева Мария — во всей полноте, всё Евангелие, от начала и до конца, и с Голгофой, и с Воскресением, чтобы наша жизнь была подобна жизни Матери Божией в Её послушании, в Её радости о том, что Господь сподобил Её служить Ему. И Господь даёт нам возможность хоть как-то Ему послужить, хоть немножечко для Него в этой жизни поработать, хоть что-нибудь для Него небольшое сделать. И каждый раз, когда Он нам предлагает это, пусть наше сердце не боится до конца сказать: “Вот мы, Господи, Твои рабы. Да будет с нами по слову Твоему”.

Сегодняшний день — величайший из праздников, начало нашего спасения. В этот день церковная традиция оставила нам такой обычай: мы выпускаем на свободу птиц. Эта традиция говорит о том, как человек освобождается с приходом в мир Спасителя от власти греха, от власти суеты, от власти этого мира, который хочет нас всех разделить, поссорить, сделать друг другу чужими. А мы должны суметь от этого освободиться. Мы должны быть от этого действительно свободны, как птица свободна в своём полете. Мы должны быть свободны в выборе воли Божией, ведь воля — это синоним свободы. И вот эта воля Божия, эта Божия свобода сегодня возвещается нам тем, что мы выпускаем на волю птиц, чтобы и мы почувствовали — какая радость быть с Богом, какая радость быть свободным во Христе Иисусе Господе нашем. Аминь.

Притча о талантах (Мф 25:14–30)
2010 г.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодняшнее Евангельское чтение посвящено притче о талантах. Один человек доверил своим слугам деньги, таланты, каждому — по способности и усердию. Одному он доверил пять талантов, другому два, а третьему — один талант, и велел пустить эти деньги в оборот, чтобы они принесли прибыль.

Слуги попытались использовать то, что дал им господин, максимально хорошо: у одного пять его талантов принесли огромную прибыль — ещё пять талантов, другой тоже вдвое умножил данные ему деньги. А третий испугался, что может деньги потерять, и закопал свой талант в землю, чтобы вернуть господину без потерь и не быть виноватым.

Обычно эта известная притча о талантах рассматривается как притча о суде, о том, как люди отвечают Богу за свою жизнь. Но есть в ней ещё один важный момент: она говорит о величайшем доверии Бога человеку, о том, как удивительным образом Господь до конца доверяет каждому из нас.

Ведь дать другому человеку деньги, чтобы он их пустил в оборот, это значит подвергнуть их огромному риску. Человек может быть неспособным этими деньгами распорядиться и неправильно их вложить, его могут обмануть, он имеет огромное количество возможностей эти деньги попросту потерять или впасть в ещё большие долги. Оперировать чужими деньгами — это очень ответственно и опасно, а доверить это другому, значит — очень в него поверить.

Так Господь каждому из нас доверяет до конца, отдавая таланты, под которыми мы понимаем способности, дары Божии, которыми Он нас обогащает. Он не просто доверяет нам наши жизни, но доверяет действовать Его именем, Им “прикрываться” и защищаться. И это доверие Божие в ком-то может вызвать радость, а в ком-то — испуг и даже отторжение, потому что с таким доверием, с такой любовью жить очень непросто. Гораздо проще жить по правилам и схемам, которые заранее известны и предопределены, когда знаешь, что на каждый конкретный поступок последует определённый ответ. А христианство не даёт нам никаких опор: ни уверенности, ни гарантии — ничего, а только знание того, что Бог нам доверяет.

Слуги из притчи о талантах что-то господину принесли. А если бы они не принесли никакого дохода, растратили, потеряли, как бы господин к ним отнёсся? Что бы с ними случилось? А мы знаем, что бы с ними случилось, потому что в другой Евангельской притче блудный сын отеческое достояние не умножил, не сохранил, а расточил своё наследство впустую и жил на стороне далече, но когда он вернулся к отцу, тот снова его обогатил. А вот слуга, который, казалось бы, ничего плохого не сделал, просто зарыл талант в земле и сказал хозяину: “Вот тебе твоё”, подвергся осуждению, потому что он не доверил своей жизни Богу. “Я знал, что ты жестокий человек, жнёшь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал”, сказал слуга. Как часто мы слышим от людей такие слова, что Бог жесток, что Бог несправедлив, — слова раба, не умножившего своих талантов, закопавшего их в землю. Он не поверил, что Бог благ, что Он ему доверяет, что Он его любит, а захотел жить в уверенности, что ни за что не отвечает, что у него есть свои правила.

А в нашей вере христианской нет никаких правил, которые бы нам что-нибудь гарантировали. Мы не можем спрятаться ни за традиции, ни за какие-то общие установления и думать, что раз мы их исполняем, то нам гарантировано спасение. Ничего подобного не будет. Господь доверяет нам нашу жизнь для того, чтобы мы, если хотите, рисковали быть христианами, старались быть христианами всегда и на всяком месте. Если человек стоит на месте, думая: если я не живу, значит, не грешу, если не хожу, значит, не падаю, то он не приходит ко Христу.

Каждому из нас дана огромная свобода и ответственность, а это очень сложно. Тяжело человеку жить в свободе, поверить, что Бог так его любит, что не имеет ровно никакого значения, умножил ли ты свой талант, но важнее другое: с таким же доверием ты относишься к Богу, как Бог тебе доверяет? Любишь ли ты Бога по-настоящему? Есть ли это отношение в любви и правде?

Мы всегда боимся ошибиться, ищем готовые ответы на все вопросы. Сейчас одни из самых популярных книг среди христиан — это ответы на вопросы о духовной жизни. Мы думаем, что если прочтём все ответы, то будем жить по-христиански, совершенно забывая о том, что Евангелие учит нас ходить по воде.

Когда человек доверяет свою жизнь Богу, он перестаёт бояться. Он не боится что-то потерять, не боится даже ошибиться, уйти не в ту сторону, потому что если он идёт к Богу, но по дороге падает, заблуждается и ошибается, Господь всё равно ведёт его за Собой, всё равно Он человека спасает.

Евангельское чтение о талантах говорит о том, как мы должны смотреть на наш путь к Богу, на наши отношения с Ним: не бояться жить во Христе и по-настоящему доверить себя до конца Господу нашему Иисусу Христу. Аминь.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: