Протоиерей Максим Первозванский: Многодетность – это серьезный риск

«Вот жена сказала: «Я хочу рожать много». А муж не то что безответственный, просто слабый, и у него сил не нашлось сказать жене: «Жена, я вообще-то не хочу. Это твое решение. Более того, я не обязан ему подчиняться». А, может быть, и сказал, да жена начинает манипулировать мужем, говорит: «А я тогда тебя к телу не подпущу». Революционные размышления протоиерея Максима Первозванского, отца девятерых детей, о многодетной семье, ее рисках и предохранении.

Женщина

Протоиерей Максим Первозванский. Фото Юлии Маковейчук

Протоиерей Максим Первозванский. Фото Юлии Маковейчук

Женщина, соглашаясь на многодетность, даже на «современную многодетность», когда в семье трое-четверо детей, автоматически ставит себя в полную зависимость от мужа. Только очень немногие женщины, действительно сильные, талантливые, способные, обладающие какими-то эксклюзивными компетенциями, могут, если что, самостоятельно поднять большую семью.

Понятно, что в наше время никто не умрет от голода при любом раскладе. Но, в любом случае, если с мужчиной что-то случается, – уйдет ли он из семьи, или умрет, женщина окажется в непростом положении.

Вдова с кучей детей часто мало кому нужна – не много желающих найдется помочь. И это касается даже жен священников.

Хотя, если что-то случается с батюшкой, то, по крайней мере, у значительного количества людей есть активное желание помогать матушке. Но в очень редких случаях эта помощь долгая и систематическая. Чаще, как только спадает первый эмоциональный отклик, проходит год, два, три, и все об этой ситуации как-то забывают, если только матушка не публичный человек.

Так что женщина, соглашаясь на многодетность, выражаясь светским языком,  сильно рискует. Ее позиция становится очень зависимой и неустойчивой. Общество ей ничего не гарантирует. Если в прежние времена большая семья из многих поколений в значительной степени страховала всю эту ситуацию, то сейчас такого нет.

Мужчина

В некоторой степени (но только в некоторой и далеко не всегда) многодетность страхует брак. Потому что мужчина, соглашающийся на рождение большого количества детей, если он не совсем, как сейчас говорят, безбашенный, понимает, что степень его ответственности гораздо выше и в случае возникновения глобальных противоречий, скандалов, ему гораздо сложнее расстаться со своей женой – матерью большого количества детей, чем с женщиной, от которой нет детей или один ребенок. То есть, в некоторой степени это привязывает.

Но, еще раз говорю, многодетность содержит в себе определенные риски.

Поэтому мужчина, соглашаясь на большое количество детей, должен понимать, на что подписывается. А понять это невозможно, потому что опыта нет.

Ведь  действительно непонятно, а что ты будешь чувствовать потом.

Вопрос ведь еще в том, что большое количество детей – это гораздо более длинная дистанция тяжелого семейного труда, чем один или двое детей. Когда один ребенок, ты его родила, год с ним просидела, потом можно и в садик отдавать. А через какое-то время он вырос. Родители в семье, где мало детей, не так сильно на этих детей завязаны.

А в семье, где детей много, в садик реже отдают. Даже не из каких-то идейных соображений, а просто зачем отдавать ребенка чужим людям, когда мама сидит дома со следующим ребенком? И продолжительность этого гораздо дольше. Когда ты рожаешь много детей, то ты подписываешься на то, что у тебя в семье в течение двадцати с лишним лет будут маленькие дети. А потом пройдет еще двадцать лет, пока младший подрастет.

Получается, что вся жизнь как женщины, так и мужчины, оказывается посвящена семье. И далеко не каждый мужчина может предсказать, как он будет к этому относиться не сейчас, когда ему  25, и он вдохновлен какими-то идеями, действительно пылко любит свою жену и собирается перевернуть весь мир, а в 50-60 лет.

Вместе

Человек не может спрогнозировать всю свою жизнь. Он может спрогнозировать себя на год, на два, хочется надеяться, что на десять.

И проблема не только в верности, ответственности, а в том, насколько человек реально сумеет с ситуацией справиться. А это  непростая задача.

Если человек в какой-то кризисной ситуации принимает решение просто терпеть, а не справляться с возникающей ситуацией, не менять себя, не находить какие-то конструктивные решения, то эта ситуация рано или поздно разрешится плохо. Это как с клапаном у скороварки: если она на огне, и клапан не открывать, пар не выпускать – взорвется, или протухнет. Через три года, через пять, через десять лет…

Так что, повторяю, проблема даже не в том, чтобы потерпеть, не в том, чтобы быть верными, и не в том, чтобы быть ответственными, а в том, чтобы быть достаточно умелыми и компетентными и уметь разруливать «многодетные» сложности.

Это бывает в двух случаях. Это может быть “вшито” семейной прошивкой. То есть, сам человек родился в такой семье, и модель отработана. Хотя и тут никаких гарантий. Вот, например, попадается мужу истеричная жена. А мама у него была тихая и спокойная. И у его родителей никогда не было подобных конфликтов, которые у него возникают с женой после 10 лет брака, хотя раньше, может быть, ничто не предвещало. Вопрос: а сумеет ли муж эту ситуацию нормально разруливать?

И тогда второй вариант. Человек начинает учиться справляться постепенно, шаг за шагом… Читает, консультируется, ошибается, но учится.

Пришел на полчаса позже – на горох!  

Брак – это дело двоих, и речь всегда об обоюдной ответственности. Мы  нередко держим в голове старую схему, согласно которой мужчина, муж – глава, полноправный властитель. А жена совсем  подчиненная, полностью зависимая, без права голоса. И тогда да, понятно, мужчина отвечает за все. Он домовладыка, как скажет, так и будет. А жена там где-то, на женской половине.

В реальной жизни этого нет. Жена по факту у нас  полноправный участник принятия всех решений. А нередко именно она принимает глобальные решения.

Ведь бывает и такое. Вот жена сказала: «Я хочу рожать много». А муж не то что безответственный, просто слабый, и у него сил не нашлось сказать жене: «Жена, я вообще-то не хочу. Это твое решение. Более того, я не обязан ему подчиняться». А, может быть, и сказал, да жена начинает манипулировать мужем, говорит: «А я тогда тебя к телу не подпущу». Хорошо еще, если священник не вмешается с благословениями и прещениями. Муж в итоге соглашается: «Ладно, давай будем рожать». Одного, второго, третьего, пятого родили.

Жена заявляет: «Ну, теперь ты должен нас содержать». И в ответ слышит: «А я на это не подписывался. Я просто, понимаешь ли, пошел у тебя на поводу, как слабак».

Я знал семью, в которой оба супруга считали, что муж – глава, но жена ставила «главу» перед иконой на горох за любые мелкие провинности. Пришел на полчаса позже – на горох!  Вот так у них сложилось.

Отец Максим с женой. Фото: pravoslavie.ru

Отец Максим с женой. Фото: pravoslavie.ru

Когда у семьи нет сил

Да, бывает, что у семьи уже нет сил на рождение следующего – пятого, шестого ребенка. Например, здоровье мамы не позволяет. Жить как брат с сестрой? Но супружеская близость не сводится к деторождению. Супружеские отношение – многогранные и многосоставляющие. Да и на воздержание тоже силы нужны.

Что же тогда делать? Идти в аптеку и покупать презерватив. Грех это? Да, грех. А мы в нашей жизни почти всегда выбираем не между грехом и не-грехом, а между бОльшим грехом и меньшим.

Более того, взрослый ответственный человек вообще не анализирует, что грех, а что не грех. Это остается в детском саду неофитства, когда он азбуку читал: это буква «а», это буква «б», это буква «в». Ответственный человек просто принимает решение, исходя из своих серьезных внутренних побуждений и готов за них отвечать, надеясь на милость Божию. Да, у него глубоко  вшито: что есть грех, что – не грех. Так же, как во всех нас вшита азбука. Вы же не сверяетесь с азбукой каждый раз, когда книжку читаете. Вы просто умеете читать. Так и тут. Человек, уже научившийся жить и отвечать за свои  решения, – просто принимает решение. Если человек читать не умеет, понятное дело, нужно буквы изучать.

Предохранение и отлучение от причастия

В реальной жизни любые проблемы решаются по ходу, решения принимаются здесь и сейчас. Начиная от элементарного – когда люди поженятся. У каждого есть общие представления о том, сколько нужно быть знакомыми до брака. Ну а дальше – по ситуации. Жениху или невесте полгода до диплома, значит, свадьбу отложить, или, наоборот, жениться быстрее. Люди в большинстве случаев соотносятся с той реальностью, в которой они живут.

Люди поженились, живут, например, в комнате в общежитии и дальше смотрят: смогут они сейчас родить ребенка или нет? Иногда человек на свои силы рассчитывает, иногда начинает всех вокруг напрягать, считая, что он совершает великий подвиг и все в связи с этим ему что-то должны. Допустим, родили люди одного ребенка и думают: будем рожать второго или не будем?

Подавляющее большинство православных все равно пользуются противозачаточными препаратами. Я это говорю без нравственной оценки, просто фиксируя данность.

Это значит, что люди принимают для себя соответствующие решения. Есть меньшинство людей, для которых эта тема является вот такой же, как «не убей», «не укради». И они пытаются жить либо как брат с сестрой, либо –  рожать столько, сколько будет рождаться. Их не так много.

Но если вы посмотрите на среднестатистическую православную семью, что сейчас, что 10 лет назад, что 20 лет назад, что 30 лет назад, то увидите, что православных семей с 15 детьми практически нет. С учетом того, что люди женятся в 20, а рожать перестают лет в 50, детей именно столько и должно быть, если не больше.

Давайте даже возьмем семьи священников и посмотрим, сколько среди них семей, в которых больше семи-восьми детей? Среди них есть какая-то часть, у которых действительно что-то не получается, не дает Господь им детей. Остальные предохраняются тем или иным способом. Не важно каким: календарным, механическим… Главное  – не абортивным.

Поэтому мне странно слышать, когда священникам предлагается не допускать предохраняющихся людей до причастия. Такой совет возможен для какого-нибудь рафинированного прихода, где за десятилетия подвижнического служения многодетного священника собрался приход – человек 200 его единомышленников…

Для 99 процентов современного духовенства предохранение прихожан –  вообще не тема и не вопрос. У священников чаще всего другие проблемы – чуть ли не каждый третий прихожанин, например, живет в незарегистрированном браке.  И что с ними делать? Как решать вопрос с их причастием?

Семья отца Максима

Семья отца Максима

Учить супружеству

Понятно, что молодых людей нужно учить жить вместе. Но как? Это же – самое сложное.

Рассказывать о трудностях – бесполезно. Единственное, что в каждом конкретном случае надо стремиться к тому, чтобы у человека был некоторый внутренний баланс между оптимизмом и более или менее трезвым взглядом на жизнь. Людей, наоборот, надо вдохновлять, а не о трудностях рассказывать. А есть люди, которые слишком восторженны. Как в монашеской поговорке: «Видишь юношу, идущего пешком на небо, дерни его за ногу».

А вот дальше – сложно. Если мы возьмем тот же XIX век и среднюю продолжительность жизни в России примерно в 35 лет, то понятно, что люди с одной стороны, жили недолго, гораздо меньше среднего, чем сейчас, с другой стороны – большинство проблем решалось обществом, а не самим человеком.

Сейчас же, если люди женятся в двадцать лет, очень многие могут дожить до золотой свадьбы. Если не разведутся, конечно.  За это время много что произойдет в их жизни. Они на многое будут смотреть иначе, чем смотрели в 20 лет.

Потому принципам отношений друг с другом, тому, как строить семейную жизнь, обязательно нужно учить. Как это делать – я не очень понимаю. Это же не просто  пару статей прочитать, а именно учиться –  в группе, в классе, в аудитории, с практическими занятиями, с отработкой, с обсуждением.

Да, сейчас в помощь могли бы прийти соответствующие книги. Но, чем больше я советую людям читать литературу, тем больше прихожу к выводу, что они книги читать не умеют. Потому что  вычитывают оттуда совершенно не то, ради чего я им, например, рекомендовал. Они не умеют вычленять то, что касается их.

У большинства все зациклено на той простой схеме, что виноват другой, – муж или жена соответственно.

То есть люди, к сожалению, в  смысле семейных отношений очень мало образованны и не обладают достаточной компетенцией, чтобы совершенствовать себя в семейной психологии, в понимании того, как поступать, что происходит с ними самими, что происходит с их супругом и находить какие-то конструктивные выходы.

Здесь очень бы помог серьезный институт семейных психологов. По моему наблюдению адекватных православных семейных психологов у нас не так много. И в большинстве случаев они играют очень важную роль в помощи нецерковным людям в приобщении к Церкви. К тому же, это достаточно дорогое удовольствие.

Хотя многие проблемы в семье, по моим оценкам – процентов 75 –  решаются, если люди перестают делать что-то постоянно неправильно. То есть, проблемы возникают, когда человек ведет себя неправильно в семье: неправильно оценивает себя, свое место, свое положение в жизни другого человека, свои права и обязанности. И поэтому постоянно делает ошибки в поведении. Иногда достаточно перестать делать эти ошибки, –  и ситуация выправляется.

Я не говорю, что это всегда и везде. Но, в очень многих случаях этого бывает достаточно. Для этого нужна одна-две  консультации грамотного психолога.

Хотя часто все гораздо глубже, и человеку действительно приходится менять свой характер. И стиль отношений очень непросто поменять, если он вырастает из особенностей характера. Иногда это просто какие-то болезненные, невротические формы. Соответственно, отношения становятся болезненными, невротическими, и их надо лечить.

Так что, повторяю, проблем в семье действительно очень много, и они не сводятся только к ответственности, долгу и верности.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
«Мы у детей ничего не просим, соблюдаем конспирацию»

Как однажды многодетные родители получили в подарок 5 телевизоров

Скоро не у кого будет спрашивать: “Неужели все ваши?”

Протоиерей Александр Ильяшенко о демографической катастрофе

Когда жизнь семьи превращается в ад, запреты не работают

И что еще делать, чтобы не пришлось надевать противогаз

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: