Ребенок и трудное слово «прости»

Как научить ребенка просить прощения и прощать от сердца? Как не воспитать в нём лицемера или, наоборот, не привить комплекса вины? Всегда ли ребёнок должен просить прощения, когда старшие от него этого требуют? Размышлениями, опытом и полезными советами делится психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

Детско-родительские отношения: между ребенком и собственными родителями

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2012/11/IMG_6028_s_pr.jpg

Екатерина Бурмистрова. Фото Юлии Маковейчук

Нельзя заставлять просить прощения, когда ребенок не понял, в чем заключается его вина. И нельзя заставлять просить прощения слишком часто, даже если ребенок в самом деле в чем-то виноват — тогда это делается привычным, автоматическим и не будет ничего значить.

Каждый ребенок требует своего подхода. Есть дети с очень сильной волей, с сильным желанием делать наперекор: к ним нужен свой подход. Есть дети более мягкие, впечатлительные, более склонные к компромиссу: с ними уместен совершенно иной разговор. Важно, с одной стороны, не создать ощущение отсутствия границ допустимого, а с другой стороны — не задавить.

Еще нельзя заставлять просить прощения в том, в чем ребенок не виноват по возрасту. Скажем, четырехлетний ребенок нес чашку и разбил ее. Если в такой ситуации заставлять просить прощения, а он не специально это сделал, получится, что ребенок будет брать вину за то, что произошло случайно. И таких ситуаций множество, когда ребенок что-то сделал, не желая сделать плохо, более того, может быть, желая сделать хорошо. И тут не надо заставлять просить прощения, следует просто обсудить: посмотри, как получилось. Причинно-следственная цепочка возникнет, но при этом не будет затвержено это «прости меня, пожалуйста», которое перестает работать.

Надо заметить, что родителям свойственно вводить тот стиль воспитания своих детей, с которым они сталкивались в детстве. Если растила чрезвычайно строгая чопорная бабушка, требующая извиняться за все, что угодно, начиная с недостаточно чисто вымытых рук, кончая пролитыми каплями чая, то родитель неожиданно для себя начинает требовать извинений больше, чем он сам считает разумным. Если возможно, хорошо бы отследить, какие голоса у вас начинают говорить, если ребенок что-то сделал не так.

С точки зрения взрослых, дети все делают не так, во всяком случае, процентов 80 делают не так. Попросишь ребенка подмести пол, он подметет так, что, по идее, можно просить прощения, но ведь он это сделал не специально — он сделал, как умел.

Зачастую родители срываются на ребенке, когда именно у них самих что-то не заладилось, не сложилось. Соответственно, ребенок — это такой дозволенный, наиболее безопасный канал сброса недовольства и раздражения взрослыми отношениями, ситуацией на работе, перегрузкой, вообще жизнью, — любыми вещами. И здесь можно, не замечая, сбрасывать на ребенка тот негатив, который к нему, на самом деле, не относится. Это может проявиться и в форме требований, и в избыточности требования извинений.

Очень часто взрослые от переутомления или от расстройства делают такие вещи: у мамы в руке нож, мама режет что-то, ребенок с ней разговаривает, она отвлекается и режет, скажем, себе палец, не сильно — простая бытовая ситуация. И вот мама упрекает ребенка: «Смотри, что из-за тебя произошло». На самом деле, совсем не из-за него, это ее зона ответственности, ее реакция на посторонние входящие отвлечения.

Или ребенок позвал, а мама выпустила чашку, и в итоге — чашка разбита. Или когда что-то сломалось, а ребенок косвенно поучаствовал. Здесь может возникнуть чувство вины, что ребенок отвечает за все, что происходит вокруг. Это частая ситуация перегруженных родителей, причем не количеством детей, а просто темпом жизни.

Детско-родительские отношения: между ребенком и чужими взрослыми

Дошкольники

Очень часто родители требуют от детей извинений перед чужими взрослыми на улице, в транспорте, в магазине, в гостях за какие-то «ненарочные» поступки. Приехала какая-нибудь двоюродная тетя, которая желала расцеловать ребенка, а ребенок (пятилетний или шестилетний) с криком убежал. Бывает так, что его начинают принуждать: «Иди, извинись, ты расстроил тетю, а она нас так любит». А от тети, может, неприятно пахнет, или у нее на носу бородавка, или ребенок ее боится, потому что она очень шумная, или просто он ее никогда раньше не видел и вообще медленно привыкает к другим взрослым.

Или, например, произошло небольшое нарушение поведения на улице. Извиниться перед чужим человеком сложнее, чем даже извиняться перед своим. И это тоже надо хорошо понимать. Если, скажем, ребенок замахнулся и ударил в парке чужую тетю или чужого дядю, наверное, стоит попробовать потребовать извинений. Если ребенок упрется, не стоит заставлять особенно сильно, но хорошо бы попытаться дома поговорить так, чтобы он понял, в чем его вина. Но это стоит применять при серьезных нарушениях порядка.

Школьники

Если дети учатся в государственных школах, они в другой ситуации по отношению ко взрослому. То же самое и в государственном детском саду. Там чужой взрослый — непререкаемый авторитет, перед которым всегда нужно извиняться, перед которым ты всегда, как будто бы, немножко виноват.

Провокационное мнение: если ребенок учится в стандартных заведениях, там авторитет чужого взрослого, перед которым надо извиняться, может быть даже и избыточным. И здесь речь идет не только об извинениях, которые сами собой подразумеваются для ребенка-ученика, а о той позиции, что этот взрослый, перед которым придется извиниться, может быть и не прав. Это должно быть в понимании ребенка, иначе мы будем иметь человека, который пасует перед фигурами власти, не разбирая, что это за власть.

Это особенно актуально в нашей нынешней ситуации: увидеть, что начальник — дурак или, скажем, просто не прав. И даже если нет другого выхода, как только извиниться, но в то же время можно иметь свою собственную внутреннюю позицию. А, может быть, и извиняться не надо.

Суммирую: ребенок-ученик и ребенок — не ученик в разных положениях. Если ребенок — не ученик, то взрослые далеко и ему никто. А для ребенка-ученика в авторитарном заведении взрослый — это слишком мощная фигура.

— В фильме «Сережа», когда взрослый мужчина протягивает мальчику пустой фантик вместо конфеты, ребенок спрашивает: «Дядя Петя, ты — дурак?» Как вести себя родителям в такой ситуации?

Он действительно дурак. В данном случае «устами младенца глаголет истина».

Тут вопрос: адекватен ли этот взрослый? Адекватный взрослый поймет, что шутка была неудачной. Ребенок верно оценил поступок взрослого, исходя из своего словарного запаса. Можно потом его поучить, что все-таки взрослым так не говорят. Можно подкинуть пару легальных формулировок: «Не шутите так со мной. Мне такие шутки не нравятся. Это не смешная шутка». Пусть ребенок лучше использует более лояльные слова.

— Родителям как реагировать? Ничего не говорить в этот момент?

Обычно мы все очень близко повязаны отношениями. Тут лучшее, что можно посоветовать в такой ситуации, это сделать вид, что ничего не было. Но на это обычно никто не способен, потому что часто родители пытаются либо защитить ребенка, либо защитить другого взрослого от ребенка.

Отношения между ребенком и другим ребенком

В большинстве случаев, если дети более-менее ровесники, там взрослым лучше не вмешиваться со своими извинениями. Нужно дать детям возможность разобраться самим, полагаясь на их добрую волю и моральное чувство. Эти извинения ребенок-ребенок часто отравляют жизнь в семьях: «Извинись перед ним, ты его ударил». А никто не видел, как перед этим другой ребенок его толкнул.

Извинений перед братьями и сестрами не должно быть слишком много. Иначе они становятся бессмысленными, т. е. слова звучат, а смысла за ними нет. Если это не братья и сестры, а, скажем, друзья или соседи, то нужно помнить о том, что детям крайне полезно свои конфликты разрешать самим. Тут, скорее, надо предлагать помощь, чем ее навязывать: «Вы хотите, чтобы мы вам помогли, что-то вам сказали, или вы разберетесь сами?»

И если дети одной категории, нет перевеса, нет ситуации травли, когда один против всех или двое против большой компании, тогда, действительно, можно не вмешиваться. Но обязательно чутко смотреть, что там происходит. Не вмешиваться — не значит не иметь отношения к этой ситуации, это значит — не вмешиваться грубо, не настаивать на извинении.

Подготовила Тамара Амелина

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Я люблю сына, поэтому звоню ему по 500 раз в день

Архимандрит Андрей (Конанос) о любви как о свободе и уважении

Со мной все хорошо! Когда мы отрицаем страшный диагноз

Психолог о том, как вытащить голову из песка, принять неизбежное и начать действовать

“Если вам дети на службе мешают, значит, вы плохо молитесь!”

Пока я в полном ужасе приходила в себя и судорожно соображала, вытирать ли воду, поднимать ли…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!