Рыжее солнышко

На этот раз меня вызвали переводить в больницу. Я пришла заранее, нашла женщину, для которой меня пригласили. Ее муж, увидев меня, стал торопливо прощаться и все заглядывал ей в глаза с волнением: «Смотри, чтоб все было хорошо». Уходя, все оглядывался на жену. «Какой заботливый», мелькнуло в голове.

Нас позвали в кабинет. Переводить надо было беседу перед планирующимся на следующей неделе абортом. Первым импульсом было – бежать. Бежать и не быть даже косвенным соучастником греха. Я имела на это право, мне слова бы не сказали на работе. Но что-то остановило меня, спокойствие наполнило душу, и я осталась.

 

Врач говорила серьезным, грустным голосом. Женщина только кивала, вопросов не задавала, так что переводила я в одну сторону, с английского на русский.

– В девять тридцать Вы должны быть на месте…С собой возьмите…

Неужели вот так, буднично, готовится убийство ребенка? И я все это перевожу?

Врач избегала смотреть на женщину. Описывала ход предстоящей «процедуры», и после каждого предложения говорила:

– Помните: Вы можете передумать в любой момент.

Затем продолжала ровным тихим голосом.

-Потом Вам оденут маску. Но и тогда не поздно передумать! Это Ваше право.

Женщине сделают анестезию. Все пройдет максимально безопасно для нее. А ребенку – ему сделают анестезию? Его-то будут без обезболивающего высасывать, выскребать, раздавливать.

На прощание врач вскинула скорбные глаза на женщину:

– Не бойтесь передумать! Никто не будет на Вас сердиться.

Бредем к выходу из больницы. Лиза рассказывает, как тяжело им сейчас живется. Они беженцы, приехали недавно, только стали оправляться от пережитого шока – а тут беременность. Положение их в Великобритании шаткое, статус беженцев еще не получили, их могут депортировать на родину в любой момент. «Вообще-то мы хотели второго – но позже, когда все образуется. Сейчас – ну не потянуть нам еще ребенка, сами на птичьих правах».

Главное – не дать ей уйти. Что делать, делать-то что?! Зову Лизу в гости. Пойдем, говорю, познакомимся поближе, посмотришь на моих пацанов. Она на удивление легко соглашается.

Муж не удивляется приходу постороннего человека. Мы пьем с Лизой чай вдвоем. Я говорю, говорю – все не то. Лиза спокойно смотрит на меня, соглашается с моими доводами, но остается при своем. Мне ли убеждать ее? Она лет на десять меня старше, человек опытный, четко знает, чего хочет от жизни. Несмотря на свою непростую ситуацию, беспомощной не является, да и не кажется. Производит впечатление сильного, уверенного в себе человека. Задуманное – сделает.

Ей пора уходить. Я прошу:

– Приходите в гости с мужем!

Обещает прийти.

Я не знаю, что делать. Надо предотвратить смерть маленького человечка. Но как? Ноги у меня цепенеют, словно во сне, когда хочешь убежать от страшного – а бежать не можешь, прирастаешь к земле. Молюсь. Прошу Матронушку. Потом звоню друзьям и прошу молиться, подать записки о Лизе. Все воспринимают это как свою боль, просят Господа о Лизе.

Звоню Лизе:

– Приходите завтра!

-Ой, что Вы, завтра мы не можем…Может, на следующей неделе…

На следующей неделе! ПОСЛЕ того, задуманного…Да я знать не захочу ее на следующей неделе. Неужели – все? Неужели – поздно?

Я вся в холодном поту. Я кричу Матронушке: «Помоги! ПОМОГИ! Ты знаешь, Матронушка, я ленивая и грешная, я не умею молиться – но ты умеешь! Вот и умоли Господа! Тебе ведь жалко малыша – вот и молись о нем. Я тебе все поручаю!»

Лиза соглашается приехать завтра.

Мы сидим за столом, пьем чай, знакомимся поближе. Саня, Лизин муж, очень интересный собеседник. Сначала говорим о постороннем, затем я потихоньку начинаю атаку на Саню (с Лизой-то бесполезно говорить). Что, мол, не бойтесь трудностей. Вы поступите по-человечески и с вами поступят по-человечески. Прости меня, Господи, я дерзаю обещать им за Тебя! Я не просто внушаю им надежду на Твое милосердие – я поручаюсь! Я обещаю им, что если они оставят ребеночка – то их не депортируют. Обещаю, словно это от меня хоть на сколько-нибудь зависит!

Но Саню этим не проймешь. Он не из робких. Он не боится таких трудностей, он обеспокоен здоровьем жены. В конце концов – ей вынашивать и рожать, и растить, а здоровье не очень. Сил нет. Тогда я подхожу с другого конца: да ведь это – живое! Живое! Ну не убьете же вы уже существующего сына, если он вдруг начнет представлять угрозу для здоровья матери! А этот малыш, нерожденный еще – чем он хуже?

Саня задумался. Да, это в точку. Об этом он как-то не задумывался раньше. Он пристально смотрит на Лизу и надолго замолкает.

На прощанье я дарю им крохотный комбинезончик нейтрального цвета с самолетиками. Саня бережно кладет комбинезончик в сумку и говорит:

– Лиза, будем с тобой разбираться.

Я обещаю Господу: «Если они решатся рожать – никогда, НИКОГДА не подумаю, что это я спасла малыша. Господи, спаси Ты его! Я знаю – человек бессилен убедить женщину, решившуюся на убийство ребенка. В Лизиных глазах прочла я свое бессилие. Но Ты Господи, Ты силен! Помоги!»

Утром звонит Лиза: «Мы отказались от аборта. Участковый врач стала со мной приветлива! А то и разговаривать со мной не хотела.»

Слава Тебе, Господи! Благодарю тебя, Матронушка!

Через полгода родился мальчик. Ласковый, улыбчивый, непоседа и умница. Мой крестник. Рыженькое солнышко.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: