С болью и любовью. Беседа с митрополитом Афанасием Лимассольским

Интервью Александры Никифоровой с митрополитом Афанасием Лимассольским специально для портала «Православие и мир».

В назначенный час вместе с отцом Саввой Михаилидисом мы пришли в Лимассольскую митрополию. Спросили владыку Афанасия: «А его здесь нет, идите в храм, там он исповедует!»

В кафедральном соборе — полумрак. На стасидиях митрополита дожидаются духовные чада. Кто-то приехал из Паралимни, Левкосии, есть и местные прихожане. Многие знают владыку еще с тех пор, когда он был игуменом монастыря Махерас. «Владыка любит исповедовать и часто исповедует нас!», — говорят они. Дождавшись своей очереди, заходим в исповедальную комнату-часовенку и мы.

16 лет вместе со старцем Паисием провел на Афоне митрополит Афанасий. Беседуя с ним, мы ощущаем на себе скорее монашеское смирение и любовь, чем архипастырское величие. Его простые и глубокие ответы на волнующие нас вопросы не очень современны, но очень согласны с духом Евангелия.

— Сегодня многим церковным людям в России кажется, что на смену горению 90-х пришло чувство усталости и выгорания, «автоматической» веры. Что делать?

— Я думаю, что духовная жизнь совершается в душе каждого человека. И Господь имеет Промысл о каждом человеке. И Промысл Божий не обижает никого. Тому, кто имеет стремление к духовной жизни, желает жить духовной жизнью, Бог предоставляет все возможности. Мы не знаем сердце каждого человека. Внешне нам может казаться, что появились безразличие, охлаждение, переутомление, но в сердцах людей все происходит иначе. Будем доверять Богу и тому, что Церковь служит право, как и заповедали святые апостолы и святые отцы. Будем делать дело, которое на нас возложил Господь, а все остальное оставим Промыслу Божию.

— Сейчас в нашей стране происходит сближение Церкви и государства. При этом естественно копируются некоторые светские элементы, у народа растет недоверие, мол, Церковь должна быть «не от мира сего», почему она живет по мирским законам? Какие плюсы и минусы этого сближения Вы видите на опыте Кипра?

— Церковь всегда живет в условиях «мира сего». Претерпевая гонение, она молится о гонящих ее. При воцарении мира, она вновь молится о правителях и обо всем мире. Не стоит стремиться к гонениям! Церковь молится о мире всего мира и о мире в Церкви. Для Церкви иметь добрые отношения с теми, кто правит миром, не есть зло. Напротив, Церковь может помочь им творить добрые дела. Ведь все — чада Божии. И те, кто правят, и те, кем правят. Церковь должна привести в Царствие Божие и президента страны и, если так можно выразиться, самого последнего ее гражданина. Как заботливая мать, с любовью, Церковь обнимает всех своих детей. Не будем беспокоиться за Церковь: Бог ведет Свою Церковь.

— Наша Церковь переживает время определенных изменений… Многих пугают реформы. Кроме того, есть группа людей, которые не принимают новые паспорта, обвиняют Церковь в ее «прокатолической» или «экуменической» позиции, уходят за «чистоту веры» в подполье, ждут скорого конца света… Есть ли такие ситуации, когда христианину полезно уйти из официальной Церкви?

— Очень большая опасность для нас удалиться от Церкви, считая, что мы совершаем правильный поступок. Ничто да не отлучит нас от Церкви Божией. Ведь Церковь — это нечто реальное, а не умозрительное. Русская Церковь — это та Церковь, которую возглавляет Святейший Патриарх Кирилл, который имеет общение со всеми православными Церквями в мире. Если мы верим, что Христос управляет Церковью, тогда зачем же нам уходить из Церкви в другие собрания, которые вредят нашей душе. Не стоит столь поспешно судить деяния Церкви! Давайте доверять ее пастырям!

История Церкви показала, что отколовшиеся от Церкви, пропали, хотя на тот момент им казалось, что они правы. И святитель Иоанн Златоуст призывает: «Не удаляйтесь от Церкви. И даже если сейчас Церковь сбивается с пути, она обретет его, потому что Господь управляет кораблем церковным». Кто отколется от Церкви, тот пропадет. Не мы спасаем Церковь, а Церковь спасет нас. Слово Божие неложно. И оно говорит нам, что врата ада не одолеют Церковь. Я повторюсь, Церковь не абстрактна, она — конкретна. Ее возглавляет Патриарх Кирилл, ему помогают состоящие в общении с ним епископы, иереи, диаконы. Другой Церкви нет.

— Сегодня в мире обостряются межнациональные конфликты. Эти проблемы есть и на Кипре, и в России. Недавно в Москве прошли выступления против гастарбайтеров мусульманского происхождения, наводнивших Москву. С одной стороны, такие выступления можно объяснить тем, что люди хотят защитить город от превращения его в мусульманский. С другой стороны, христианин обязан любить всех. Как должно христианину относиться к подобным проблемам?

— Господь ясно и недвусмысленно говорит нам, что надо любить всех людей. Но и те, кто управляет страной, обязаны оберегать свою страну и сделать все, чтобы обеспечить мир и безопасность в ней. Не нам решать проблемы, связанные с экономическими иммигрантами. За них ответственно государство и правительство. Мы же должны любить всех людей, которые находятся рядом с нами. Мы не можем прибегать к таким действиям, которые не согласуются с Евангелием, оправдывая себя тем, что мы «защищаем наш город и нашу страну». Нужно быть очень осторожными с мусульманами, потому что если мы покажем им свое озлобление, то после они отождествят наше недоброе поведение с Евангелием, с нашей верой и отвергнут христианство из-за нашего недостойного поведения.

Мы можем привлечь мусульман, показав свою любовь и свое подлинное христианское отношение к ним. В особенности вы, русские, имеете укорененную в веках традицию миссионерства. И вместо того, чтобы сражаться оружием, приведите их к вере с помощью миссии, обратите их в христианство. Они хотят помощи, а не войны.

— Участвует ли Кипрская Церковь в решении проблемы наркомании на острове? Что делается в Вашей митрополии? Есть ли новые подходы в помощи наркоманам и положительный опыт, который мог быть применим и в России?

— Учение и жизнь Церкви предотвращают и исцеляют наркоманию. Церковь на Кипре, как и повсюду, способствует помощи наркозависимым. У нас есть реабилитационный медицинский центр «Святой Покров». Он действует по современным научным методикам и уже помог избавиться от наркозависимости очень многим ребятам. К сожалению, наркотики — это огромная проблема. Ее корни — духовные: отсутствие смысла жизни приводит человека к употреблению нарокотиков, через которые он пытается обрести этот смысл.

Когда я был игуменом монастыря Махерас, то впервые столкнулся с молодыми наркоманами. И увидел, как на них благотворно влияло то, что они жили вместе с нами, монахами, по уставу общежительного монастыря. Это помогало им постепенно обрести смысл бытия, очиститься от наркотиков и вернуться к нормальной жизни. Имея этот опыт, мы создали центр «Святой Покров», который работает одновременно и как медицинское учреждение, и как «православный монастырь». Он располагается за чертой города. Ребята там живут постоянно, ежедневно проходят необходимую терапию. Когда им становится лучше, они возвращаются к обычной жизни в обществе.

Митрополит Афанасий с молодежью

— В храмах Лимассольской митрополии мы видим много молодежи. Как Вам удалось привлечь ее, какой главный закон проповеди среди молодежи, на Ваш взгляд?

— Прежде всего, я должен сказать, что это не мое достижение, но Божие. Не человеческих рук это дело. Господа, Который любит нас и хочет, чтобы Его чада были подле Него! И как жаль того владыку или священника, который полагает, что он сам, своими силами, приводит людей в Церковь. Конечно, у нас есть добрые пастыри, слаженные приходы, которые стараются явить любовь Божию всему миру. Мы делаем то, что можем: идем в школы, беседуем с детьми, устраиваем православные встречи, организуем детские лагеря, приходские молодежные центры… Но это все — человеческое, а главное вершит Господь.

— Вы долгие годы общались со старцем Паисием, жили возле него. Какой завет духовной жизни он оставил Вам?

— На протяжении многих лет я учился у старца Паисия, но так и остался второгодником. Мне было 18 лет, когда я познакомился со старцем. Я был связан с ним на протяжении 16 лет после того. Старец Паисий — это откровение Бога в моей жизни. И каждый день, который я проживал возле него, я не переставал изумляться той силе Святого Духа, которая обитала в нем. Мне жаль, что я ни в чем не уподобился старцу и не сохранил ничего из сказанного мне…

Отец Паисий имел многочисленные дарования от Бога. Он был великим подвижником, совершенно нестяжательным человеком, у него не было ничего, даже необходимого человеку пропитания. Своей молитвой он держал и мир. Своей великой любовью он каждодневно поддерживал многих и многих людей, потому что Господь даровал ему особую благодать — утешать души людские. После своей кончины он еще больше утешает страждущих. Его житие и изданные монахинями Суроти его слова составили богатство нашей Церкви. Старец Паисий — великий наш современный святой.

— В книгах описаны многие чудеса старца Паисия. А Вы видели какое-нибудь чудо своими глазами?

— Многие чудеса я видел своими глазами. Но старец учил нас придавать большее значение не чудесам, но смирению и любви. И меня поражало в старце не то, что он творил чудеса, а его величайшее смирение и сердечная любовь к Богу. Но все же, если Вы просите меня рассказать о чуде, я расскажу. Оно произошло во время одной из первых наших встреч со старцем. В самый первый вечер, когда я остался вместе с ним в пустыне (спустя несколько месяцев после нашего знакомства), накануне праздника Крестовоздвижения в 1977 году.

Вечером мы совершали бдение по четкам каждый в своей келье. Старец благословил меня молиться по четкам и показал, как это делать. Он сказал: «В полночь я позову тебя, и мы пойдем в церковь», чтобы вычитать последование ко Святому Причащению. И вот около часа ночи он позвал меня. Мы отправились в церквушку. Крошечный храм: всего 5 икон в иконостасе и одна стасидия.

Я зажег свечу, и вместе со старцем мы стали вычитывать последования ко Святому Причащению в сумраке ночи. Вокруг — пустыня. По уставу это последование читается так: один говорит тропари, а другой — стихи («Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе», «Пресвятая Богородице, спаси нас»). Когда старец произнес: «Пресвятая Богородице, спаси нас», а я принялся читать тропарь «Марие, Мати Божия», в церковь «вошел» почти бесшумно некий звук, словно «глас ветра тонка». Храм озарился светом, и лампада перед иконой Богоматери стала сама собой раскачиваться вверх и вниз. Я понял, что стало светло, как днем, и мне больше не нужна свеча. Лампады перед остальными иконами оставались недвижимыми. Лампада же Богоматери равномерно раскачивалась. Я взглянул на старца и он сделал мне знак, призывая умолкнуть. Я замолчал. Старец Паисий преклонил колени, и полчаса мы провели в молчании. Полчаса раскачивалась лампада, и Церковь оставалась озаренной светом. Потом все-таки я решил закончить чтение. Уже я заканчивал последование, когда свет стал исчезать, лампада остановилась. Мы вновь погрузились во мрак ночи и тишину пустыни.

Старец Паисий СвятогорецЯ осмелился спросить старца о случившемся с нами. Он в свою очередь спросил меня, видел ли я что-то, кроме света. Я ничего больше не видел, и переспросил: «А что же произошло?» Тогда старец, улыбаясь, ответил: «Ничего… а разве ты не знаешь, что Богородица по ночам обходит Святую Гору Афон и смотрит, чем занимаются монахи? Вот, Она увидела тут двоих полоумных, зашла к ним и привела в движение лампадку, чтобы их поприветствовать!»

После старец признался, что видел Божию Матерь, а я, конечно, ничего не видел. Вот таким было первое знамение, которое я увидел от старца Паисия, и, может быть, поэтому он принял меня и так долго терпел, чего я ничем не заслужил. Чтобы рассказать Вам и о других чудесах, понадобятся дни и ночи.

— Как глазами Христа научиться смотреть на мир, не осуждать людей?

— Старец Паисий всегда учил иметь добрые помыслы и никогда не думать плохо о людях. Сам он был очень внимателен в этом. Он не осуждал даже диавола и говорил о нем с большим сочувствием. Он никогда не называл его диаволом (чтобы не обижать!), но бедненьким «тангалашкой» (это такой маленький зверек). И это при том, что он сражался с дикими бесами, и диавол мучил его в пустыне. Мне известны многие случаи, когда диавол восставал против старца. Но старец не осуждал никого, даже диавола.

— А Иуду?

— Никого. Обо всех он говорил с болью и любовью.

В 1976 году, когда я впервые приехал к старцу Паисию, наш разговор зашел о коммунизме. И старец тогда сказал: «Коммунизм в России падет. И повсюду падет» Услышав это, я заулыбался. Это казалось мне невероятным: в те времена коммунизм был еще всесилен. «Старец! Но ведь для того, чтобы коммунизм пал, должны произойти великие войны. В них погибнут тысячи людей. Кто пойдет на это?» Отец Паисий отвечал: «Нет. Коммунизм падет, но никто не будет убит в России. Господь даст толчок, и все пойдет!» Я спросил: «Старец, ну хорошо, а когда все это случится?» «Я предполагаю, что лет через 15» И действительно! И когда мы со старцем Иосифом Ватопедским поехали в Россию в 1989 году, то увидели, что коммунизм пал, и все меняется.

— Владыка, что бы Вы хотели пожелать русскому народу?

— Я бы хотел сказать, что мы чувствуем себя одним телом вместе с нашими братьями, православными христианами в России. Мы гордимся Русской Церковью и возлагаем на нее большие надежды. Мы уверены, что Христос, Который распялся за Свою Церковь, приведет Русскую Церковь к великой славе.

Автор сердечно благодарит протоиерея Савву Михаилидиса за помощь в организации этого интервью.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Православным северного Кипра разрешили проводить богослужения только раз в год

Исключение составят лишь монастыри святого апостола Андрея, святого апостола Варнавы и святого Маммы

Епископ Тарусский Серафим (Савостьянов): О ветрянке, монастырских искушениях и послушании

Чем реальное монашество отличается от «книжного» и почему братия Боровского монастыря усиленно молится за иеромонаха Фотия