С чего начинается вера?

У тех, кто сегодня наполняет наши храмы и считает себя православным, практически у каждого есть своя история прихода к вере: кого-то крестила бабушка, кого-то привели в храм внуки. Как зависит духовная жизнь человека от того, впитал ли он веру от младых ногтей? Как нам воспитывать своих детей так, чтобы они пронесли свою веру через всю жизнь? На эти и другие вопросы, связанные с проблемой детства и веры, отвечает протоиерей Михаил Глазов.
Протоиерей Михаил Глазов

Протоиерей Михаил Глазов

Отец Михаил, насколько важно для последующей жизни человека то, был ли он крещен в детстве, молился ли, ходил с родителями в храм?

– Неразумно было бы отрицать то, что воспитание, которое получено ребенком в детстве, начиная с его появления на свет и даже с зачатия, накладывает свой отпечаток на всю его последующую жизнь. Из житий многих святых, а также из нашей истории мы знаем множество примеров, когда у благочестивых, верующих родителей вырастали благочестивые, верующие дети: таковы семьи Сергия Радонежского, Серафима Саровского. Нечто подобное мы наблюдаем и в семьях интеллигентных, творческих: дети, которые с рождения окружены любовью и заботой, как правило, и в вопросах веры идут по стопам родителей.

Но в то же время нередко мы видим и обратное. Самый яркий из исторических примеров – это начало века, когда множество людей, воспитанных в христианских семьях и даже получивших духовное образование, впоследствии отошли от веры и стали безбожниками. Такая же парадоксальная ситуация наблюдается и сегодня во многих приходах. Если мы посмотрим на тех, кто сегодня наполняет храмы, выяснится, что более 90 % прихожан в детстве не получили соответствующего религиозного воспитания, что не помешало им найти путь к Богу самостоятельно и даже привести к вере своих родителей.

Многие святые, которые были прославлены в первые века христианства, не были христианами с детства и до своего обращения вели весьма далекую от христианского идеала жизнь. Это и св. Вонифатий, и прп. Мария Египетская, в том числе и наш князь Владимир, чья жизнь до и после крещения – это как жизнь двух разных людей. Мы знаем, что в детстве в воспитании князя Владимира принимала участие его бабушка, св. Ольга, но это не помешало ему в юношеском возрасте отойти от веры. То есть даже на примере жизни святых подвижников мы видим, что стопроцентной закономерности влияния детства на последующую духовную жизнь человека не существует.

– В таком случае надо ли крестить ребенка в детстве? Может быть, стоит подождать, пока он подрастет и сам решит, нужна ли ему вера?

– По этому поводу возникает ряд встречных вопросов. Во-первых, до какого возраста нельзя ребенку «навязывать» веру, а стоит ждать, когда у него возникнет самостоятельное желание креститься? Во-вторых, с чего мы взяли, что ребенок с первых дней своей жизни уже не живет этой верой?

1Ребенок доверяет своим родителям, верит, что о нем заботятся, его любят. Даже если он не понимает слова, он слышит голос, улавливает интонации. Вера, как некая духовная природа человека, сопровождает его даже не от рождения, а от зачатия, поскольку ребенок растет не в нейтральной среде, а в той среде, которую ему создает наше общество. С рождения он впитывает какие-то наши предрассудки, нормы, штампы, а это уже не нейтральная почва. Получается, что, пока мы даем ребенку свободу выбора, другие системы, окружающие ребенка, такой свободы ему не дают, они вовлекают его сразу в светскую жизнь.

Что значит «светскую»? Прежде всего – свободную от религии. Получается, что изначально ребенку навязывается безбожная модель жизни. Он нигде не видит упоминания о Боге, и получается, непонятно, до какого возраста нужно ему дорасти, чтобы родители могли начать прививать ему веру. С другой стороны, возможно, к этому времени он уже впитает столько всего, что все наши усилия заговорить с ним о Боге могут оказаться тщетными.

Что значит «навязывать» веру? Если родители по закону имеют право жить в согласии со своими религиозными убеждениями, разве это навязывание? В таком случае любой человек что-то навязывает через свои слова, одежду, привычки. Это, можно сказать, пропаганда. Когда молодежь одевается определенным образом – это пропаганда какого-то стиля. Кто-то постоянно использует какие-то жесты, фразы – это тоже своего рода пропаганда. С этой точки зрения верующие родители ничего не навязывают, они просто живут согласно своим мироощущениям, а ребенок всё это впитывает.

Недавно мне довелось крестить ребенка, которого наши прихожане взяли из детского дома, это уже второй приемный ребенок в их семье. Я, признаться, волновался, как будет вести себя малыш. А ребенок был совершенно спокоен, так же, как и его новые родители и остальные дети, хотя до этого он никогда не был в храме, его заводили только в притвор постоять и дома утром и вечером он вместе со всеми стоял на молитве. И ребенок отнесся к таинству без какой-либо нервозности или испуга. Можно ли такое воспитание веры считать навязыванием?

3– И всё же нередко бывает так, что какая-то чрезмерная религиозность взрослых отталкивает детей от храма. Почему так происходит? В чем ошибаются родители?

– Если религиозность взрослых отталкивает от веры детей, то, как правило, проблема в искаженном восприятии мира самими взрослыми. Если они верующие – то они искажают веру. Если неверующие, то они и материальный мир исказят. Если родители заведомо искажены внутри себя, то какими бы они ни были, они так же искажают восприятие мира своего ребенка. Не обязательно это будет восприятие Церкви: если не переусердствуют с верой, то с алкоголем, компьютером или телевизором, – а все дурные привычки родителей зачастую перенимаются детьми в первую очередь.

Другое дело, что наступает подростковый или юношеский возраст, когда ребенок нередко отвергает всё, что предлагают родители, в том числе и духовные ориентиры. Мое внутреннее убеждение, что, как бы это ни было больно, лучше это принять и ждать, что отношение у ребенка к вере с возрастом может измениться. Если ребенок следует за мной по моему пути – меня это утешает, если не следует – огорчает.

4Мы должны понимать, что каким бы послушным ни был ребенок, в определенный момент его отрыв от родительских убеждений неизбежен. Но на момент его по-настоящему самостоятельных шагов по жизни у него в сознании происходят трансформации, которые могут быть для нас совершенно неожиданными. Тогда он вдруг из неверующего становится верующим.

Когда ребенок оказывается один на один с окружающей средой, когда он должен сам приспосабливаться к жизни, наверное, самый волнительный для родителя момент. Находясь при нас, наши повзрослевшие дети еще злоупотребляют своим положением. Они знают, что в случае чего их накормят, защитят, помогут решить их проблемы. Но когда молодой человек понимает, что земных родителей рядом нет, то в трудный момент ему вспоминается Отец Небесный. И молодой человек идет в храм и начинает вспоминать тот духовный опыт, который в него заложен был когда-то. Ему даже нравится, что на пути возникают преграды, не все друзья его понимают, сообщество его осуждает. Да и самого молодого человека подчас тянет не туда, но он находит в себе силы противостоять этому и идти в храм.

Часто приходится слышать, что в церковь ходят в основном слабые люди, которые не выдерживают жизненных трудностей. Так говорят те, которые сами никогда не ходили в храм. Потому что они не знают, как много препятствий встает на пути, когда ты ступаешь на путь духовного развития, вот когда начинается настоящая борьба! В обычной жизни ты чаще всего просто плывешь по течению. И даже если ребенок в детстве плыл против течения, то греб-то не он, а родители, а теперь он должен грести сам против всех вызовов общества.

– Как в это сложное время духовного становления ребенка родителю не потерять с ним связь, сохранить взаимопонимание?

– Та ситуация, в которой большинство из нас оказалось сегодня, когда мы духовно возрастаем вместе со своими детьми, дает нам и определенные преимущества, и имеет свои недостатки.

С одной стороны, у нас нет возможности оценить свой опыт, а потом передать его ребенку: я сам нахожусь в поиске и должен одновременно что-то передавать своим детям. Мы не получили какой-то объем ценностей из семьи, а должны были сами их разыскать путем проб и ошибок. Кого-то бросало из огня да в полымя: какими только культами многие из нас не интересовались в 1990-е, какими практиками не занимались, из каких сект не приходили к православию! И всё это время рядом росли наши дети, которые становились свидетелями наших поисков и заблуждений.

2В такой ситуации, мне кажется, для родителя очень важно быть искренним. Чем искреннее родители даже в своих заблуждениях, тем больше дети это ценят, тем более снисходительно относятся к родительским ошибкам.

Искать веру нужно как апостол Павел, который был в своих поисках настолько искренним, что не столько он нашел Бога, сколько Бог нашел его. Таких случаев в истории немало, когда, видя искреннее желание человека найти истину, Господь откликался сам.

В этом случае не только сам человек, но и дети его не будут обделены. В Евангелии мы читаем, что Господь, даруя спасение человеку, дарует его и всему его дому. Это значит, что оно распространяется на всю семью. То есть Господь и другим членам семьи помогает найти свой духовный путь. Поэтому и нужно всегда молиться за детей, чтобы привлекать к процессу воспитания самого Бога.

Говорят, что Господь дает нам детей, чтобы потом мы Ему их вернули, но вернуть их Богу можно лишь тогда, когда ты ставишь перед собой такую цель. А если цель другая?.. Если я сам не знаю, куда идти, то куда я приведу? Если я знаю, как готовить пищу, я это делаю. А если не знаю, как накормить ребенка духовной пищей, то чем я его накормлю?

И всё же в любом случае родитель в смысле своего духовного опыта стоит намного выше ребенка. В силу своей невоцерковленности с детства мы практически одновременно со своими детьми проходим все те же этапы духовных поисков. Когда мы видим, как по этому пути идут наши дети, вспоминаем себя, и это делает нас более снисходительными, терпеливыми по отношению к нашему ребенку.

Жаль только, что духовные вопросы ставят перед собой далеко не все, многие живут определенными стандартами. Но если родитель не боится ответов на вопросы и ищет сам, то он понимает, насколько важно ребенка не просто накачать знаниями, а научить его мыслить, как в светской, так и в духовной жизни. Не просто усвоить какой-то объем цитат из Священного Писания, а научить его ставить перед собой духовные вопросы. Это и есть самый творческий процесс на земле.

Беседовала Оксана Северина

Журнал “Виноград”,
№3 (71), май-июнь 2016 г.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Православное воспитание и современный мир

Опубликовано в альманахе «Альфа и Омега», № 24, 2000

Протоиерей Игорь Гагарин: что делать с православным ребенком?

Так ли страшно учиться в неправославной школе? Приравнивается ли это к слову «выжить», или война отменяется?…

Когда подростки уходят из Церкви

Не все, разумеется, большинство остается. По крайней мере, внешне. Вот оно стоит, чадо, в очереди на…