Сэкономить материнский капитал, чтобы на сувениры хватило?

|

Минфин предложил отменить материнский капитал, повысить пенсионный возраст и уволить лишних госслужащих. И это сэкономит госбюджету триллион рублей. Понятно, что общество без особого восторга восприняло новость про материнский капитал и пенсионный возраст. Про госслужащих, кажется, пока никто не возражал.

Психологам давно известен этот феномен: если дать конфету, а потом отнять – это возбудит больше негодования, чем если вовсе не давать конфету. Или повысить зарплату, а потом опять урезать. К хорошему привыкаешь.

Эксперты говорят, что не было такой уж большой пользы от этого материнского капитала. Рождаемость, скажем, сама собой повысилась, от естественных причин, а остальные эффекты были скорее из области пиара.

Эхо войны

Про рождаемость понятно. Рациональное обоснование есть: эхо войны. В 1941-45 годах рождаемость была низкая, да и родившиеся дети не очень хорошо выживали. У меня мама из этого поколения, 1941 года рождения, едва не умершая грудничком в скотском вагоне по пути из оккупированной Брянской области в Казахстан.

Детей у этого поколения тоже родилось немного. Когда я закончила школу в 1986 году, в городских вузах почти не было конкурса: абитуриентов оказалось мало. Мое поколение, и так немногочисленное, начало рожать детей во времена больших перемен, нищеты, безработицы и только что не голода. Я родила своих двоих в 1990-м и 1998-м, как раз по краям демографической ямы девяностых. Очень может быть, что демографическая яма стала еще глубже, потому что семьи в условиях экономической нестабильности предпочитали не рожать.

В 2000-х мое поколение рожало уже меньше, хотя иные отважились на третьих детей. На смену нам пришло более многочисленное поколение. Они появились на свет в семидесятые и в начале восьмидесятых, до перестройки, в скудные, но стабильные времена, у многочисленных детей оттепели – счастливого мирного времени больших надежд. С другой стороны, и в 2000-х экономика слегка стабилизировалась: жить стало полегче. Внуки оттепели стали рожать правнуков оттепели, и их было больше. Вот тут как раз и подоспел материнский капитал. Трудно сказать, имел ли он какое-то значение для повышения рождаемости. Она обречена была повыситься в силу естественных причин: внуков оттепели физически больше, чем нас, внуков войны, и их детородный период пришелся на более спокойные времена.

Программа материнского капитала рассчитана до 2016 года. Минфин сейчас предлагает ее не продлять, и у него есть свои резоны.

Но в 2016 году и следующие несколько лет рожать будет поколение девяностых. В 2016 моим детям будет 26 и 18. Их, как и нас, мало: долгое эхо войны плюс эхо девяностых. Рождаемость опять упадет – причем упадет не из-за отмены материнского капитала, а в силу предсказуемых и естественных демографических тенденций. Наверняка материнский капитал не повысит рождаемость в этом поколении. Но его отмена – скорей всего, понизит. Потому что это очень серьезный сигнал семьям: «не рожайте детей, они никому, кроме вас, не нужны».

А вот правильно ли это – стимулировать рождаемость, когда она и так на подъеме, и отменять стимулы, когда она на ущербе – это вопрос к экспертам-демографам.

Символическое значение

Эксперты, правда, говорят, что материнский капитал имеет чисто символическое значение и непосредственно на демографическую ситуацию не влияет. Весьма вероятно, что те, кто откладывал рождение второго ребенка до лучших времен, просто решили не откладывать. А может, даже специально родили второго, чтобы деньги получить.

Лилия Овчарова, директор Центра анализа доходов и уровня жизни Института управления социальными процессами научно-исследовательского университета ВШЭ, говорила в интервью телекомпании «Дождь» , что материнский капитал прежде всего дает семьям понять, что о них заботятся, и семьи откликаются на позитивное отношение к рождению детей. И это очень удачный ход со стороны власти – если вспоминать хорошие дела власти, то вот вам материнский капитал. На что его тратят – в основном на решение квартирного вопроса, который решить самостоятельно семьям никак не удается.

Собственно, и с материнским капиталом не очень удается, потому что его не выдают деньгами, и им нельзя оплатить сделку. Надо сначала взять кредит на жилье, а потом погасить его из материнского капитала. Поэтому у бедных семей он лежит мертвым грузом. Во-первых, нет времени и денег, чтобы собрать нужные бумажки на материнский капитал. Скажем, чтобы построить на него дом, нужны: «копия разрешения на строительство, оформленное на лицо или супруга, получивших сертификат; копия договора строительного подряда; письменное обязательство лица (лиц), на которое оформлено разрешение на строительство, засвидетельствованное в установленном законодательством РФ порядке»…

А для разрешения на строительство (это только одна из требуемых бумажек) нужны «правоустанавливающие документы на земельный участок; градостроительный план земельного участка; схема планировочной организации земельного участка с обозначением места размещения объекта индивидуального жилищного строительства». Удивительно ли, что семьи месяцами, а то и годами не могут оформить бумаги. Мать иной раз не может даже взять на работе даже полдня, чтобы сходить к врачу, не то что убить несколько рабочих дней на сбор справок – и расскажите ее начальнику про Трудовой Кодекс. А если она мать-одиночка, все еще хуже.

Кстати, даже если все бумажки собрать, это тоже не всегда помогает. Банк может не дать семье ипотеку, потому что у нее слишком маленький доход. И обещание материнского капитала тут ничего не значит. То есть деньги вроде бы как есть, а на самом деле нет. Детей нечем кормить, но где-то лежат 408 тысяч материнского капитала, который когда-то можно будет пустить на какие-то цели.
Значит ли это, что материнский капитал бесполезен? Нет, не значит.

Купила треть барака

Есть такой православный благотворительный фонд «Русская береза» , который помогает непьющим нуждающимся семьям по всей России. Читать истории нуждающихся семей – никакого духу не хватает, такая картина горя народного – Некрасов бы расплакался.

Семьи эти в основном живут в маленьких поселках, деревнях и небольших городах – в самых депрессивных и социально неблагополучных регионах, где совсем нет работы, а если и есть – то за пять тысяч в месяц черными, где мужики поголовно пьют и бросают своих жен, а те как могут колотятся со своими детьми, – без света, без газа, без водопровода, без дров, без сил, без денег. Иногда эти рано постаревшие тетки встречают новых мужчин, надеются на новую жизнь, рожают им детей – а те опять запивают, и опять их бросают…

Вот несколько цитат про материнский капитал с сайта «Русской березы», без комментариев даже, с сохранением авторской орфографии и пунктуации.

Семья из Кировской области: «Мы собираемся строить дом (мы хотели под материнский капитал), но это не возможно, т.к. у нас нет денег даже на самое необходимое. Бывает дети идут в школу не позавтракав, или стирать нечем».

Семья из Пермского края: «Я оформилась на свое индивидуальное предпринимательство, но закрылась из-за налогов, да и дело не пошло – хотела заниматься птицеводством. На материнский капитал купили худенький дом, потом стояли в очереди 4 года по программе “Молодая семья” и в этом году мы попали по этой программе, нам на пятерых выдали сертификат и мы построили дом 72 кв.м.»

Мать из Курганской области: «Свое жилье, которое мне дали как сироте, приватизировать не могу (денег нет), сдаю его, а живем мы в доме приобретенном на материнский капитал. Нуждаемся в продуктах, одежде, обуви, постельным белье, средствах гигиены».

Омская область: муж работал, жена сидела с детьми. Муж запил. «Я уговорила его продать дом под материнский капитал мне с детьми. Мы сделали куплю-продажу и дом, который якобы купил он (с его слов: все это нажил я, а ты ничем не помогала и ничего не делала), стал моим. Тут начались постоянные запои, денег с материнского капитала хватило на ремонт дома, одеть детей в школу и отдать вечные долги. Дети из всего вырастают, хотят есть».

Вышла замуж по глупости, родила детей, сбежала от пьющего мужа в никуда. «2,5 года назад на материнский капитал купила комнату в Чебоксарах».

Парикмахер из Чувашии: «по профессии я никогда не работала, была продавцом на рынке, официанткой в кафе, кладовщицей в частной организации. В данный момент я в декретном отпуске». Муж ушел к другой, встретила мужчину, забеременела, он бросил. «В июле этого года я на материнский капитал купила 1/3 барака, где мы сейчас и живем».

В стиле холуй

Отмена материнского капитала принесет госбюджету 300 миллиардов рублей. Существенная экономия, да. Обсуждается вопрос о том, чтобы вместо помощи всем детным прицельно помогать бедным. На это будет нужно около 100 миллиардов.

Суммы какие-то сумасшедшие, кажется.

Но на подготовку к Олимпиаде в Сочи государство потратило полтора триллиона рублей, при этом 15,5 миллиардов, по сведениям Счетной палаты, составило «удорожание сметной стоимости» олимпийских объектов.

На чемпионат мира по футболу в 2018 году планируется потратить 632 миллиарда рублей.

Впрочем, все это решительно меркнет по сравнению 20 триллионами рублей, выделенных на новую программу вооружений, но это уже отдельная история.

При этом потери России от госзакупок по завышенным ценам по итогам прошлого года составили 275 миллиардов рублей, говорится в исследовании, проведенном Национальным рейтингом прозрачности закупок при поддержке ФАС, Минэкономразвития и Счетной палаты России.

Кстати, миллиард – это тысяча раз по миллиону. Не так уж много, если как следует поискать.

Вот, к примеру, один миллион: красноярская мэрия решила отремонтировать за госсчет туалет в своем здании. В стиле «неоклассика», за 1,6 млн рублей. Общественность подняла шум, и госзаказ отменили.

Вот еще два миллиона: правительство Свердловской области заказало сувениры из полудрагоценных камней с символикой области.

Вот еще десять: Генпрокуратура заказывает для участников международной конференции прокуроров сувениры: «800 сувенирных тарелей, 25 водочных наборов (штоф “Россия” с двумя чарками), 156 сувенирных матрешек, столько же плакеток с лаковыми миниатюрами “в стиле холуй”, 200 сувенирных кубариков с эмблемой Генпрокуратуры, чайные и кофейные наборы, акриловые статуэтки, напольные часы, фонари, кувшины, обложки для автодокументов и, наконец, пять книг “Императорская Россия” в кожаном переплете». .

Отыскать там и сям миллион-другой оказывается совсем нетрудно. Полтора миллиона рублей – сумма, от которой начинаются автомобильные аппетиты глав районных администраций. Вот, например, в Орловской области есть дотационный Колпнянский район. Району недавно выделили 6,6 миллионов рублей дотаций, и из этой суммы для главы района Василия Громова тут же купили автомобиль «Ниссан Мурано» за 1,4 миллиона рублей. Прокуратура опротестовала эту покупку, но буквально на днях районный суд отклонил иск, потому что по закону администрация района вправе сама решать, на что ей потратить бюджетные деньги.

Кстати, совсем недавно в больницу того самого Колпнянского района завезли новое оборудование на несколько миллионов рублей. Однако, как сообщает местное телевидение, работать на нем некому, поскольку ставка врача в больнице – около 4 тысяч рублей в месяц, вот врачи все и разбежались.

А в другом районе Орловской области, Должанском, в январе пытались купить «Фольксваген Тигуан» для главы местной администрации – за 1 102 420 рублей, но закупку отменили, когда журналисты расшумелись.

В России, если не считать другие субъекты федерации, 46 областей, в каждой области по двадцать-тридцать районов. Каждый районный глава купит себе хорошую машинку – вот и миллиард-полтора. По машинке главам краев, республик и автономных областей – вот и еще полтора. А если еще каждая мэрия отремонтирует по туалету – вот еще несколько миллиардов. А если все прокуратуры и городские администрации сувенирку закажут за госсчет – можно и пенсии прекращать платить, ибо отказаться от сувенирных кубариков никак невозможно.

Правда, с 1 января 2014 года вступит в действие новый закон о госзакупках, и оптимисты полагают, что всему этому раздолью придет конец. Верится, правда, с трудом. Стиль холуй вечен.

Перебьются без ужина

Конечно, бюджетные средства надо экономить. И, возможно, у Минфина есть свои резоны. Но если в семье папа пропивает и проигрывает в карты всю зарплату, так что у мамы весь семейный бюджет трещит по швам, то перестать кормить детей и бабушку – какое-то плохое решение, хотя и эффективное. И расходы сразу сокращаются, и в жизнь его провести легче, потому что пьяный папа еще прибьет маму, чего доброго, а дети и бабушка тихо и эффективно помрут себе, вот и экономия будет.

И когда порядок в госбюджете наводят, сокращая социальные выплаты и экономя на зарплатах бюджетников – хотя миллиарды рублей улетают в трубу на помпезных мероприятиях, бессмысленных госзакупках, откатах, завышении цен, – это все означает одно: папа пусть проигрывает в преферанс сколько захочет, а дети перебьются без ужина.

Но бывают и другие решения. Вот в Ижевске, например, недавно бастовали педиатры, протестуя против низких зарплат и невыносимых нагрузок. Бастовали вежливо, по-итальянски: точно соблюдая законы и предписанные нормы приема: тратить на одного ребенка не пять минут, а втрое больше. Результатом забастовки стал режим жесткой экономии, введенный в Удмуртии. По словам председателя комиссии Госсовета Удмуртской республики по бюджету, налогам и финансам Софьи Широбоковой, Министерство финансов республики запретило все торги, все конкурсы на легковые машины, на дополнительные расходы по аппаратам министерств и ведомств – чтобы иметь возможность выплачивать пенсии и зарплаты бюджетникам.

Если с федеральным бюджетом все совсем плохо – то не стоит ли Минфину России последовать примеру удмуртских коллег и ввести режим жесткой экономии? Запретить роскошь и дополнительные затраты министерств и ведомств, отменить закупки дорогих машин, водочных наборов, «кресел для начальников» и «напольных часов» за двести тысяч рублей штука, а уже потом обсуждать отмену социальных выплат.

Иначе как-то уж совсем бессовестно получается.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: