Елена Мизулина: “Семью нужно поддерживать системно”

Когда будет разработан проект закона о государственной семейной политике? Какими должны быть первоочередные меры поддержки семей и будут ли приняты ее обязательные для всех регионов стандарты?

На эти и многие другие вопросы в интервью “РГ” накануне Второго форума Всероссийской программы “Святость материнства”, который пройдет в Нижнем Новгороде 20-21 ноября, ответила председатель комитета Госдумы РФ по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина.

Существует ли закрепленное законодательством определение семейной политики? Если нет, то как вы определяете это понятие для себя?

Елена Мизулина: В 1996 году был издан президентский указ “Об основных направлениях государственной семейной политики”. Но с тех пор очень многое изменилось в отношениях между федеральным центром и регионами, в политической и экономической системе государства. Например, раньше было определено, что количество детей не влияло на уровень материальной поддержки, то есть за рождение первого, второго, третьего детей полагались равнозначные материальные пособия. Сейчас же, с введением материнского капитала, ситуация радикально изменилась.

В указе определялось, что государственная семейная политика – это система мер, направленная на поддержку семьи. Но по факту до сих пор отсутствует системная государственная семейная политика. Мы могли бы очень быстро решить проблему воспроизводства населения, если бы такая политика была.

В 2001-2010 годах существовали федеральные целевые программы по улучшению положения детей в стране. Была программа “Дети России” – миллиарды рублей на нее выделялись. Однако в самой программе семья указывалась только в самом конце – все было направлено на ребенка как на индивида. Программу закрыли в 2010 году, так как она оказалась неэффективной, при этом никто не отчитался о расходовании средств.

Такой формальный подход, построенный на государственной поддержке детей вне контекста семьи, приводит к снижению рождаемости, к разрушению института семьи. Мы стали первыми говорить, повторять, объяснять, что это системная ошибка. Поддерживать надо институт семьи. Эти российские традиции легко могут быть возрождены. Никто лучше родителей не защитит ребенка. Но для родителей надо создать благоприятные условия. А подход, который исповедовало раньше правительство, – “семья дело частное, они рожают, они же пусть и обеспечивают себя”. Но есть много вопросов, связанных с социальной инфраструктурой, которые могут быть реализованы только государством. Без детских садов, школ, поликлиник семья не сможет полноценно развиваться, у людей не будет желания рожать детей.

В Конвенции о правах ребенка, сказано, что государства-участники обязаны создать семье и родителям условия для обеспечения достойного уровня жизни ребенка. Поддержка институтов семьи – дело государственное. Только государство может создать инфраструктуру, необходимую семье. Государство должно подставить семье плечо.

Я считаю, что семейная государственная политика – это создание благоприятных условий для того, чтобы в семьях воспитывались дети.

Можно ли сказать, что раньше государство не было заинтересовано в увеличении числа многодетных семей?

Елена Мизулина: Как я уже говорила, во главу угла ставился индивид, отдельный человек, а не семья. Как будто ребенок существует вне семьи. В последние десять лет многое сделано для того, чтобы увеличить поддержку семей, в том числе многодетных. Но принципиально важные вещи остаются в режиме рекомендаций регионам (в частности, указ Президента РФ “О мерах по социальной поддержке многодетных семей”). Если региональные власти изыщут средства, то тогда будут оказывать поддержку многодетным семьям. Надо отдать должное, во многих регионах существует реальная поддержка многодетных семей. Это Белгородская, Калужская, Липецкая, Курская, Новосибирская области и другие. Есть регионы, где подобная поддержка практически отсутствует. Таким образом, существует большая дифференциация регионов по уровню поддержки многодетных семей.

Поэтому требуется серьезное участие федеральных органов власти, чтобы преодолеть сложившееся неравенство. Должны быть разработаны минимальные льготы, минимальные стандарты финансирования. Где бы ты ни жил, минимальный стандарт тебе обеспечивает федерация, а остальное – регион. Это может касаться первоначального взноса ипотечного кредита или иной формы поддержки. Иначе получается опасная ситуация, когда федеральная власть самоустраняется от решения семейных вопросов. Сейчас мы вступили в ВТО, таким образом, сфера экономики как бы вычленяется из общего государственного пространства и становится подвластна международным нормам, а в семейной сфере – наоборот, семья знает, что зависит от той поддержки, которую оказывает регион. Тогда в регионах люди говорят: а зачем вообще федеральная власть, что она дает? Воевать мы не собираемся, торгуем мы в рамках международного законодательства, а поддержку получаем из регионального бюджета. Такими вопросами часто в Сибири люди задаются.

Рано или поздно правительству придется реализовывать федеральную семейную политику.

Получается, что полномочия передаются регионам, а финансовое обеспечение – нет?

Елена Мизулина: Да. Доходит до того, что регионам позволяют оставлять у себя чуть больше доходов от взимания акцизов на спиртное и табак. Полученные средства могут быть направлены на поддержку многодетных семей. Значит, для поддержания многодетных надо больше продавать алкоголя и сигарет? Мы считаем важным, чтобы федеральные органы власти тоже брали на себя финансовую ответственность за поддержку семей.

Как соотносятся расходы заложенные в федеральный бюджет на поддержку семей, детей, с общими бюджетными расходами?

Елена Мизулина: Мы проводили специальные исследования расходов федерального бюджета. До нас никто этого не делал. Мы вычленяем так называемый семейный бюджет – те расходы, которые напрямую направлены на поддержку семьи (пособия, компенсации).

Не везде мы смогли получить детализированные данные, в частности по расходам на школы сложно вычленить данные, которые касались бы поддержки семьи – это может сделать только правительство. А вот по дошкольному образованию можно определить соответствующие расходы. Большую часть бюджетных расходов на поддержку семьи нам все же удалось изучить. Мы соотносили в соответствии с европейским опытом, полученные данные с валовым внутренним продуктом. Так вот, наши данные говорят о том, что расходы на семейную сферу составляют 0,7 процента от ВВП, причем эта доля падает из года в год. В то же время в странах Европы эти расходы составляют 2,5-3 процента.

По нашим оценкам, расходы федерального бюджета на семейную сферу нужно увеличивать минимум в 3-4 раза. При этом хочу подчеркнуть, что данные по европейским странам даются также только по федеральному, а не консолидированному бюджету. То есть каждый регион, земля имеют свои дополнительные программы поддержки.

Показатель доли расходов на поддержку семьи – это очень важный показатель, который дает реальное представление о том, насколько государство заинтересовано в поддержке семьи, насколько это приоритетное направление развития, насколько это устойчивый приоритет. К сожалению, анализ федеральных бюджетов за последние пять лет показывает, что семейная политика не относится к числу приоритетов, занижены расходы и существует тенденция к еще большему уменьшению. Всякий раз, когда встает вопрос, откуда взять деньги, чтобы выполнить ту или иную программу, – берут из статей по поддержке семьи. Все это говорит об отсутствии системной семейной политики. Сказали: люди, давайте, рожайте, вот вам материнский капитал, оплачиваемый отпуск до полутора лет. Люди стали рожать, а теперь невозможно отдать ребенка в детский сад. Такая же ситуация скоро будет со школами. Закрывается огромное количество малокомплектных школ.

Все это происходит на фоне того, что сейчас прирост населения идет за счет увеличения детей дошкольного возраста и граждан пенсионного возраста (за счет увеличения продолжительности жизни). То есть стремительно снижается доля трудоспособных граждан и женщин в детородном возрасте.

Семейная политика формируется не только государством, но и деятельностью общественных организаций, церкви. Как предполагается обеспечивать их взаимодействие? Могут ли сейчас общественные организации получить регулярное финансирование на реализацию государственных услуг?

Елена Мизулина: На сегодня такое сотрудничество отсутствует. Но, безусловно, общественные организации играют важную роль в помощи многодетным, малообеспеченным семьям. Этот механизм взаимодействия должен быть разработан. Сейчас одна из главных задач – системное изменение существующего Семейного кодекса. Он самый старый из всех существующих Кодексов и наследует традиции Советского Союза. Он только по названию “семейный”, там нет определения семьи, а само слово “семья” употребляется в основном применительно к приемной семье, а не к обычной. Неоднозначные статьи Семейного кодекса – главная причина существующих сегодня проблем с изъятием детей из семей.

В центре законодательства должна быть семья как основа жизни нашего общества.

В этой связи Национальная стратегия действий в интересах детей – это важный документ, который разрабатывался в Совете Федерации и был подписан президентом России. Необходимо всячески способствовать позитивным инициативам, заложенным в этом документе. Однако вызывает опасение раздел, связанный с “дружественным ребенку правосудием”.

В рамках национальной стратегии действий необходимо добиться системных поправок в сфере поддержки семьи.

Необходимо отметить, что создан Координационный совет по реализации данной стратегии, который возглавляет Валентина Матвиенко. Первое заседание этого совета планируется провести 22 ноября 2012 года.

Президентский указ о национальной стратегии (от 1 июня 2012 года) предусматривает разработку в трехмесячный срок первоочередных мероприятий в рамках реализации стратегии. Эти мероприятия утверждены?

Елена Мизулина: Было заседание правительства, на которое членов нашего комитета не пригласили. На нем рассматривался проект первоочередных мер. Он в итоге не был утвержден и отправлен на доработку.

В указе Президента сказано, что одной из первоочередных мер должна стать разработка федерального закона о государственной семейной политике. Есть ли проект этого закона?

Елена Мизулина: Это было предложение нашего комитета внести данный пункт в национальную стратегию. Проекта закона еще нет.

Может ли лечь в основу этого проекта Концепция семейной политики, разработанная вашим комитетом?

Елена Мизулина: Мы передавали Концепцию семейной политики разработчикам национальной стратегии. Многие пункты в итоге вошли в текст стратегии.

Существуют ли примеры эффективного межведомственного взаимодействия в вопросах поддержки семьи? В регионах, на федеральном уровне?

Елена Мизулина: Нашему комитету приходится в отличие от всех других проводить согласования законодательных инициатив с целым рядом министерств и ведомств. Семейная сфера охватывает сферу и образования, и здравоохранения, и культуры.

В ряде регионов есть положительный опыт межведомственного взаимодействия и создания профильных министерств и департаментов по семейной политике. Но этот вопрос еще требует серьезной проработки.

Законодательные инициативы вашего комитета связаны и с необходимостью установления ответственности за нарушение закона об охране здоровья. Какую роль могли бы играть общественные организации в осуществлении контроля за исполнением законов?

Елена Мизулина: К сожалению, многие положения законов не находят реализации из-за отсутствия серьезной ответственности, которая бы ложилась на плечи нарушителей. Не должно быть безнаказанности. Надежда только на добропорядочность. Члены нашего комитета звонили, к примеру, в одну из клиник с вопросом, можно ли у них сделать аборт на 15-й неделе беременности при отсутствии медицинских показателей. Сотрудник этой клиники сказал, что можно, хотя это является нарушением закона. Есть данные, что и в муниципальных женских консультациях нарушается закон в части соблюдения “недели тишины” – по разным причинам врачи идут на то, чтобы сделать аборт, не давая женщине необходимой по закону недели на размышление. Во многих женских консультациях отсутствуют психологи, хотя в федеральное министерство докладывается, что все ставки психологов заполнены. Та же ситуация и с кризисными центрами, которые зачастую остаются только на бумаге. Здесь очень важно уйти от формального подхода. Общественные организации могли бы обеспечивать эффективную обратную связь. Ярким примером подобной работы является программа “Святость материнства”, которая пользуется доверием в регионах и доказала свою эффективность. В рамках этой программы и надо исследовать, где правда.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Патриаршая комиссия по вопросам семьи выступила против законодательного закрепления термина “семейное насилие”

Комиссия считает нежелательным какое-либо использование этого термина (и аналогичных ему терминов «семейное насилии», «семейно-бытовое насилие», «домашнее…

День семьи, любви и верности — 2014

День семьи, любви и верности отмечается в день памяти святых благоверных князя Петра и княгини Февронии…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: