Сенатор, онколог Владимир Круглый: Большой проблемой в лечении детей с онкологией остается трансплантация

|
4 февраля. ПРАВМИР. Сенатор, член комитета Совета федерации РФ по социальной политике, детский врач-онколог Владимир Круглый во Всемирный день борьбы с раковыми заболеваниями рассказал «Правмиру» о ситуации с детской онкологией, о существующих проблемах и о достижениях медиков.

Владимир Игоревич сразу отметил, что детская онкология очень сильно отличается от взрослой. И, по сути, несмотря на одинаковое название, это во многом разные болезни, и что самое главное, у больных раком детей значительно больше шансов на выздоровление, чем у взрослых пациентов.

– Такие наиболее распространенные детские онкозаболевания, как острый лимфобластный лейкоз, это, примерно, в зависимости от форм и стадии, до 97% выздоровлений. Лимфома Ходжкина, саркома мягких тканей – почти стопроцентное выздоровление. Хотя, конечно, преувеличивать тоже было бы не правильно. Есть такие заболевания, которые излечиваются значительно реже.

Чтобы достичь таких результатов врачам, родителям, государству нужно приложить много усилий. Результат 90-100%-ного выздоровления не приходит сам собой. Самое главное для успешной борьбы с детским раком – это ранняя диагностика.

– К сожалению, особенно у детей, диагноз часто не ставится на первой стадии, когда возможно достичь такого результата. Онкология у детей поздно проявляется, длительное время это заболевание протекает бессимптомно. И тут очень многое зависит от врачей первого контакта – от врачей скорой помощи, от педиатров, от фельдшеров.

То есть этот аспект ранней диагностики, онкологической настороженности, обучение докторов умению увидеть ранние признаки болезни – очень важный момент и от него в конечном итоге зависит и результат. К сожалению, здесь дело обстоит не так хорошо, как хотелось бы.

В России у ¾ больных раком детей заболевание выявляют на III-IV стадии.

В год в стране фиксируется 13-15 новых случаев онкологических заболеваний на 100 тыс. детского населения.

– Самое главное – заподозрить и отправить пациента к специалисту. Это касается не только врачей, но и родителей. Родители зачастую не обращают внимания на увеличение живота, на появление опухолей наружных локализаций. Но когда уже больной попадает к специалисту, начинается лечение по протоколу. Здесь процесс отлажен.

Говоря о препаратах для больных онкологией детей, сенатор отметил, что проблем с лекарственным обеспечением нет.

Владимир Круглый также обратил внимание на то, что российские препараты, дженерики не хуже импортных. Тех, кто утверждает обратное, можно заподозрить в недобросовестной рекламе.

– У нас была дискуссия на съезде детских онкологов о применении российских дженериков. Были такие мнения, что российские препараты низкого качества, и они не должны применяться для детей. На самом деле, российские препараты, если они вышли на рынок, они проходят абсолютно те же процедуры, исследования, все те же клинические и доклинические испытания, что и импортные препараты.

В настоящее время в России практически все препараты выпускаются в соответствии с международными стандартами GMP. Они все исследуются с помощью международного протокола. О плохом качестве российских препаратов говорить абсолютно нельзя, убежден онколог.

Сенатор также не разделяет мнение, что новые правила сертификации импортных препаратов скажутся на их поставках.

– Что касается сертификации: если препарат прошел клинически испытания за границей, он может применяться. . . там есть определенные условия. Нет у нас на самом деле проблем с лекарственным обеспечением.

Конечно, добавил он, бывают новые препараты, которые, еще не в достаточном объеме производятся. Но это не является проблемой.

– Другое дело, что в больничных учреждениях не хватает средств, и это не правильно. Бывают дорогостоящие препараты, которые учреждения в какой-то момент не в состоянии купить. Но это единичные случаи, которые решаются.

Самой большой проблемой в области лечения детей с онкологией остается трансплантация.

Банк доноров у нас бедный, подбор донора стоит дорого, и это не входит в оплату по ОМС.

Не всем больным с лейкозом можно сделать трансплантацию аутологично. Подбор донора для ребенка стоит порядка 10 тысяч евро. И вот эти деньги, в основном, ищутся через благотворительные фонды.

Владимир Игоревич, представляющий в Совете федерации интересы Орловской области, заметил, что оказание такой медицинской помощи недостаточно развито в регионах. Он рассказал, что в детской больнице его региона планируется открыть отделение трансплантации костного мозга.

– Думаю, что путь развития именно в создании в регионах в многопрофильных детских больницах отделений трансплантации. У нас пока это сосредоточено всего лишь в нескольких крупных центрах.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Главной причиной смертности в Западной Европе стал рак

В 12 странах этот показатель обогнал сердечно-сосудистые заболевания

Испытание «таблетки от рака» на людях начинается в Бразилии

Сотрудники университета Сан-Паулу несколько лет бесплатно распространяли фосфоэтаноламин среди людей, страдающих онкологическими заболеваниями