Сколько репрессированных в России пострадали за Христа?

30 октября — День памяти жертв политических репрессий. Сегодня не праздник, не торжество, а день, когда мы должны сосредоточенно вглядеться в себя. Потому что за свои убеждения и веру миряне и священники гибли в XX веке не где-то, а в нашей родной стране. Мы должны не просто сострадать жертвам политического произвола, но понимать, что зло, которое пришло через их палачей, может вернуться в мир — если наши сердца не будут чисты. Если мы не хотим повторения трагедии новомучеников, давайте обратим взгляды на самих себя. И вспомним историю.

Статья Николая Евгеньевича Емельянова, д.т.н., проф. (Москва, ИСА РАН, ПСТГУ)

К вопросу о числе новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви в XX веке

Каждый, кто занимается историей гонений на церковь и веру в XX в. или подсчетом общего количества репрессированных по религиозным вопросам, должен прежде всего ответить на вопросы:

1. Что считать репрессией, т. е. какие репрессии учитывать при подсчете?

2. Кого считать пострадавшими именно за Христа?

Ответ на первый вопрос содержится в Законе РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.11.1991 г.2: «Статья 1. Политическими репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам, в виде лишения жизни или свободы, помещения на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, выдворение из страны и лишения гражданства, выселения групп населения из мест проживания, направления в ссылку, высылку и на спецпоселение, привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также иное лишение или ограничение прав и свобод лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам, осуществлявшееся по решениям судов и других органов, наделявшихся судебными функциями, либо в административном порядке органами исполнительной власти и должностными лицами».

rian.ru Соловецкий лагерь особого назначения — крупнейший исправительно-трудовой лагерь 1920-х годов, находившийся на территории Соловецких островов (Архангельская область).

фото rian.ru. Соловецкий лагерь особого назначения — крупнейший исправительно-трудовой лагерь 1920-х годов, находившийся на территории Соловецких островов (Архангельская область).

В Дополнениях к Закону от 1993 и 1995 гг. содержится расширение понятия репрессий. В конце процитированной статьи № 1 добавлено: «…и общественными организациями и их органами, наделявшимися административными полномочиями».

Введены новые статьи: «(Статья 1–1) Подвергшимися политическим репрессиям и подлежащими реабилитации признаются дети, находившиеся вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке. (Статья 2–1). Подвергшимися политическим репрессиям и подлежащими реабилитации признаются дети, супруг (супруга) на спецпоселении».

Мы еще добавили одну категорию лиц. Это — явившие милосердие в те тяжелые времена (чаще всего женщины), добровольно поехавшие в изгнание за своими  духовными отцами, мужьями, женихами. Они не попадают под определение Закона о репрессиях и реабилитации. Но не будь репрессий, не было бы и добровольных изгнанниц.

В Законе достаточно полно перечислены виды репрессий. Мы при формировании в ПСТГУ базы данных «Новомученики и исповедники Русской Православной Церкви ХХ века» (ниже БД новомучеников, см. www.pstbi.ru) придерживались именно такого широкого взгляда на репрессии.

В настоящем докладе «новомучениками и исповедниками» называются все те, кто пострадал за Христа и Его Церковь в XX в.– как причисленные в лику святых, так и не канонизированные.

фото rian.ru. БУР - барак усиленного режима - одного из исправительно-трудовых лагерей на Колыме.

фото rian.ru. БУР - барак усиленного режима - одного из исправительно-трудовых лагерей на Колыме.

По поводу второго вопроса заметим, что в процитированной статье Закона перечислены категории репрессированных: «лица, признававшиеся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным3 или иным признакам».

Таким образом, пострадавшими за Христа, в соответствии с Законом, можно считать тех, кто принадлежал Русской Православной Церкви и кого государство признало социально опасными из-за этого. Мы при сборе сведений и наполнении базы данных трактуем данную позицию так: если в обвинении написано «церковно-монархическая» или «церковная контрреволюционная организация» и т. п., то репрессии правомерно отнести к религиозным.

После уточнения понятия «репрессии по отношению к Русской Православной Церкви» можно сформулировать вопрос – сколько пострадало (согласно Закону 1991 г.) за Христа в 1917–1957 годы?

Игумен Дамаскин (Орловский) пишет: «К сожалению, точных цифр пострадавших в этот период времени нет, не приводит их и правительственная Комиссия при Президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий, ограничившись всего лишь обобщенными подсчетами, подготовленными Православным Свято-Тихоновским богословским институтом».

Надо сказать, что игумен Дамаскин выразил и мое и, наверное многих, «сожаление». Действительно, жаль, что нет точных цифр хотя бы за один год. Уже 15 лет открыты архивы и ведется большая работа по изучению хранящихся в них материалов, но никаких точных цифр пострадавших за веру не найдено. Теперь видно, что их нет, видимо, и не было, пострадавших просто никто никогда не подсчитывал.

Были надежды, что кто-нибудь из верхов ЧК, ОГПУ, НКВД, КГБ в каком-нибудь году издал приказ по всем областным организациям – собрать сведения о всех расстрелянных и арестованных попах, монахах, мирянах, но – нет, видимо, такие приказы не издавались или подчиненные ленились их исполнять.

Представляется, что единственный путь числовой оценки гонений, это прогноз на основе уже собранных данных. Если количество репрессий по годам, фиксированные в БД новомучеников, умножить на коэффициент, равный отношению общего числа пострадавших к числу пострадавших, введенному в БД, то получим оценки общего числа репрессий по годам.Мы считаем (это обосновывается ниже), что общее число людей, репрессированных за веру, не менее 500 000. Следовательно, коэффициент, на который нужно умножать, равен (500 000 : 25000) = 20.

Если бы у нас были сведения обо всех пострадавших, мы смогли бы точно нарисовать по  годам график репрессий. Мы имеем сведения только об ~1/20 части репрессий.

Вопрос правомерности изучения процесса по этой выборке сводится к вопросу представительности (репрезентативности) этой выборки. В виду разнообразия источников информации, эта выборка представляется достаточно представительной. (Есть математические методы проверки представительности выборки. Один из главных методов проверки — расчет статистики по разным эшелонам выборки.

Такие расчеты производились в 1995 г. по 3 000 имен, в конце 1996 г. по 5 000 имен, в 1998 г. по 10 000, они давали качественно близкие результаты (соответственно выбирались коэффициенты — 170, 100, 50).

Одним из результатов работы в начале 1990-х гг. Комиссии, в которую входили первые лица ФСБ, МВД, Минюста, Прокуратуры и др., явилась книга председателя Комиссии акад. А. Н. Яковлева «По мощам и елей». Многие исследователи ссылаются на эту книгу и тем самым опосредованно на БД новомучеников. К сожалению, те материалы, которые мы передали в Комиссию, в книге А. Н. Яковлева цитируются неточно, например, число всех пострадавших за христианские убеждения отнесено только к православному духовенству, что в 2,4 раза меньше общего количества репрессированных за Христа. Эта ошибка перекочевала во многие статьи, исследования и учебники, причем появились дополнительные неточности цитирования уже и книги А. Н. Яковлева.

Надо сказать, что написать историю гонений без числовых оценок волн репрессий практически невозможно (хотя есть и такие попытки), многочисленные умозрительные прогнозы привели к бездне грубых ошибок (можно привести много примеров, но это может быть темой отдельного доклада о типовых ошибках).

Каждому, пишущему о репрессиях за веру необходимо сравнивать свои оценки с данными БД новомучеников, иначе порой указываются цифры, в три-пять раз преуменьшающие реальные. Кроме того, БД включает биографические материалы и фотографии пострадавших.

Оценка общего количества новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви в ХХ веке

фото rian.ru. Исправительно-трудовой лагерь 1930-40-х годов. Барак для строителей Панышевской ГЭС.

фото rian.ru. Исправительно-трудовой лагерь 1930-40-х годов. Барак для строителей Панышевской ГЭС.

В дореволюционной России было около 100 000 монашествующих и более 110 000 человек белого духовенства. С учетом их семей к сословию духовенства относилось на рубеже веков 630 000 человек. Гонениям подверглось подавляющее большинство священников и монахов, как служивших в церквах и монастырях России в канун революции, так посвященных в дальнейшем, вплоть до 1950-х годов.

Общее число пострадавших можно оценить, исследуя

1) церковные архивы,

2) партийные и правительственные архивы,

3) архивы ФСБ.

В первом случае оценка отражает восприятие числа пострадавших Русской Православной Церковью. Это число пострадавших определяется следующим образом.

•Число священнослужителей в 1917 г. – 110 000 чел.

•Число монахов и послушников в 1917 г. – 100 000 чел.

•Число священнослужителей и монахов, рукоположенных после 1917 г. по БД новомучеников – 105 000 чел. (каждый 3-й).

•Из общего числа уклонились в расколы (это соотношение вычисляется по БД епископов, построенной на основе картотеки М.Е. Губонина) – 80 000 чел.

•Число мирян (по БД новомучеников в 1,4 раза больше, чем священнослужителей и монахов) – 330 000 чел.

•Всего: 110 + 100 + 105 – 80 + 329 = 564 000 пострадавших.

Всех священников и монахов, не уклонившихся в расколы, мы считаем пострадавшими за Христа. Правомерно ли это?

Нам представляется это правомерным. В качестве обоснования этого расскажу о своих многочисленных поездках по России. В начале 1960-х годов, во время хрущевского гонения на Церковь, в Москве каким-то чудом удалось создать молодежный клуб «Родина», я в нем был ответственным секретарем и возглавлял архитектурную секцию.

От Управления культуры Московской области у меня была бумага с печатями, по которой мне показывали все памятники архитектуры (а в России это, в основном, церкви). Управление культуры было заинтересовано в молодых людях, которые были готовы почти бесплатно на месте узнать, что происходит с недавно закрытыми церквами, и помочь найти им новых хозяев, а главное, заставить новых хозяев подписать договора на охрану и поддержание памятников хотя бы в относительном порядке. Везде находились местные жители, которые просили помочь отстоять храм, вернуть его верующим, и почти всегда разговор заходил о судьбах местных священников.

Тогда было много людей, которые помнили все, что обрушилось на них с 1917 года. Сначала нас поражала жестокость по отношению к священникам и их семьям, потом мы поставили задачу — найти хотя бы одного нерепрессированного священника, расспрашивали о судьбах родственников (в избах часто на стенах висели фотографии родных). Ни разу нам не удалось найти священнослужителя, которого миновали бы аресты, тюрьмы, ссылки, концлагеря.

Во втором случае данные являются отражением представлений большевиков о числе врагов народа среди верующих, которые подлежат репрессированию. В 1937 г. секретарь ЦК ВКП(б) Г. М. Маленков писал Сталину о существовавших религиозных объединениях как о «широко разветвленной враждебной советской власти легальной организации в 600 000 человек по всему СССР». В письме ставилась цель «покончить с органами управления церковников, с церковной иерархией»10. И это после 20 лет террора против Церкви! Самый приблизительный подсчет свидетельствует о сотнях тысяч пострадавших.

В третьем случае целесообразно использовать огромный материал о репрессиях, собранных Обществом «Мемориал» и опубликованных в Книгах памяти. Выпущен Обществом «Мемориал» и компакт-диск, содержащий 1 300 000 имен11. Как узнать, сколько из них пострадали за Христа?

Изучение, проведенное с участием сотрудников ПСТГУ, следственных дел всех 20765 человек, расстрелянных в Бутово, показало, что примерно каждый двадцатый из репрессиованных пострадал за веру. То же соотношение наблюдается и среди пострадавших в месте расстрелов — поселке Левашово под Санкт-Петербургом – ~5.6%12.

Эти исследования дают основание считать, что в списках всех репрессированных, которые составляются Обществом «Мемориал» и Центром «Возвращенные имена», также примерно 5% составляют пострадавшие за веру. Можно предположить, что такое соотношение характерно для всех периодов истории репрессий в СССР в 1917–1953 годах. Следовательно, если бы мы знали общее число пострадавших от репрессий, то могли бы оценить число пострадавших за Христа.

Оценка общего числа репрессий приобрела у нас в стране политический характер. В. Земсков, который стремится опровергнуть т. н. миф сталинского террора (МСТ), пишет: «…никакое религиозное, национальное, государственное, даже экономическое возрождение России невозможно без нашего освобождения от оков МСТ. Поэтому, люди, пропагандирующие МСТ (включая многих православных людей), объективно выступают могильщиками своего народа, нeзависимо от их субъективных побуждений. Отнюдь не Богу служат православные люди, подрядившиеся жрецами МСТ». МСТ свойственно «громадное преувеличение числа жертв сталинского периода. Называются совершенно безумные цифры — 66 млн., 70 млн., даже 110 млн.

Этот миф был создан не на пустом месте. Действительно, в мясорубке сталинских репрессий погибло много самых рaзных людей, но реальное число жертв во много раз меньше». Оценки В. Земскова, пожалуй, самые низкие, но и по ним число репрессированных (в соответствии с цитированным Законом 1991 г.) никак не менее 10 млн (с учетом жертв революции).

Полковник, к. ю. н., проф. О. Б. Мозохин пишет: «Общее количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности за 1918–1953 гг. равно 4 308 487 человек. Всего за упомянутый период к высшей мере наказания были приговорены 835 194 человека»14. 4 300 000 уголовных репрессий, а сколько еще административных? Сотрудники ФСБ и Прокуратуры говорят, что число административных репрессий очень трудно подсчитать, и, скорее всего, их в полтора раза больше. То есть ~6 400 000. Суммарное число репрессий ~ 10 700 000. Если каждый двадцатый пострадал за Христа, то это также больше 500 000 человек.

А.Я. Разумов на основе самой полной коллекции «Книг памяти» (Российская Национальная Библиотека (СПб.)) издал библиографический указатель 15. По его данным, суммарное число пострадавших оказалось ~ 1 500 000. Но так как пока в большинстве областей страны еще не изданы все запланированные тома, то это число может в ближайшие годы увеличиться до ~3 000 000 16. По сообщению А.Я. Разумова, сотрудники общества «Мемориал» в г. Новом Тагиле (центре издания книг памяти и создания БД Общества «Мемориал») предполагают собрать 10 000 000 биографий репрессированных.

Другой вопрос, тесно связанный с определением общего числа пострадавших за Христа: сколько имен можно узнать из этих пятисот тысяч? По нашим оценкам, можно рассчитывать узнать до 100 000 имен пострадавших, так как из поступающих к нам новых списков имен обычно 1/4 уже имеется в БД, следовательно, БД можно увеличить в четыре раза. Это представляется возможным только в том случае, если удастся организовать работу по сбору сведений в областных епархиальных архивах, крупных монастырях, краеведческих музеях и других организациях по единой программе.

В качестве заключения рассмотрим несколько вопиющих ошибок, которые встречаются в православных изданиях.

В одной из публикаций Интернета мы читаем: «…следует сказать и о порой появляющихся в православных или околоправославных изданиях утверждениях о «20 миллионах христианских мучениках», «500 тысячах казненных священниках» и т. п.

Это просто неправда. Этот период нашей истории дал тысячи христианских мучеников. Тысячи! И это очень много. Но миллионов не было и в помине». Если мучениками считать только причисленных к лику святых и пострадавших до смерти (не исповедников), то утверждение, безусловно, правильное. Так как за 10 лет работы Комиссии по канонизации к лику святых причислены 1200 мучеников (из 1596 новомучеников и исповедников), то, если Комиссия проработает еще 20 лет, число канонизированных мучеников достигнет 3 600-ти.

Если же вести расчет в соответствие с Законом 1991 г., то репрессированных сотни тысяч. Не миллионы (это правильно), но в пределах от полумиллиона до миллиона человек.

Меня однажды пригласили на телевидение, ведущий – православный человек — говорит: «…в Бутово расстреляны сотни тысяч священников». Я вскочил: «Как вы так можете говорить? Сотен тысяч священников в России одновременно никогда не было. В Бутово расстреляно всего ~ 20 800 человек, из них за веру ~900, священников ~ 300. И это действительно очень много.

На одну мою статью я получил отзыв, оппонент пишет о «сотнях и тысячах пострадавших». По-моему, писать так недобросовестно, а православным и грешно, так как это говорит о лени изучать историю Церкви и о непочитании мучеников.

Сколько же человек пострадало за Христа? Этот вопрос, по-моему, нужно не лениться обсуждать и придти к общему заключению. Писать историю без чисел невозможно.

Действительно, в семи томах труда игумена Дамаскина (Орловского)18 помещено около 900 биографий, следовательно, можно сказать о сотнях пострадавших. Если же обратиться к спискам причисленных к лику святых (1 596 имен) или к первому тому спрвочника «За Христа пострадавшие», опубликованному в 1997 г., то мы найдем там более 4 000 имен.

Если же посмотреть нашу БД новомучеников, содержащую более 25 000 имен (а к ней уже обращались со всего мира около 150 000 раз), то элементарная добросовестность требует говорить уже о десятках тысяч пострадавших.

Интересно, что в ту же неделю, когда я услышал упомянутый выше отзыв оппонента, мне положили в почтовый ящик газету «Москва Центр» (декабрь 2004 г.). Там я прочел: «…в борьбе за обезбоживание 20 пострадали от 500 000 до миллиона православных людей. Более 300 архиереев подверглись репрессиям. Из них более 250 архипастырей были казнены или скончались в заключении». Здесь все соответствует БД, только число пострадавших архиереев, о которых мы имеем сведения, достигло числа 440. Ссылки на БД новомучеников в статье нет, но числа приводятся правильные.

Мой оппонент, как мне про него рассказали, – преподаватель православного вуза и служит алтарником в одном из Московских храмов. Если бы он хотя бы месяц почитал в алтаре поминальные записки новомучеников и исповедников, думаю, уже никогда больше не сделал бы такой ошибки. Потому что увидел бы дни, когда в течение суток замучены, расстреляны более 100 человек. 17 февраля расстреляны 151 человек, 28 декабря арестованы 399 человек. Каждый день есть пострадавшие, замученные или расстрелянные в этот день (и так все 365 дней в году). Ка;дый день более 30 человек, о которым мы знаем, были арестованы или погибли, а мы знаем пока примерно одного из двадцати пострадавших.

Оценка оппонента — «сотни и тысячи пострадавших» — занижена в тысячу раз. Сотни расстрелянных и замученных епископов и сотни тысяч пострадавших за Христа! Вот правильные оценки.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются при содействии благотворительного фонда "Предание"
Вы можете стать попечителем сайта Правмир (подробности тут)
Пожертвования осуществляются через универсальный платёжный сервис
Похожие статьи
Октябрьская революция глазами очевидца и современника — владыки Вениамина (Федченкова)

На чьей стороне был я и вообще мы, члены собора? Разумеется, юнкера были нам более своими…

Елисавета — дважды святая

Она бросилась к нему, растерзанному взрывом. Никакой истерики, никаких слез – великая княгиня, бледная, со стеклянным…

Соловки: Возвращение к простоте

Как будто Господь открыл тебе глаза, которые ты так упорно старался зажмурить