Со всеми бывает

|
На днях появилось “Открытое письмо Святому и Великому Собору Православной Церкви” от “Православной рабочей группы Европейского форума ЛГБТ-христианских групп”.
Сергей Худиев

Сергей Худиев

Мефистофель у Фауста говорит о том, что он “часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо”. С революционерами – социальными или религиозными – дело обстоит наоборот. Они хотят блага, воодушевляются высокими идеалами сострадания и справедливости, исполняются благородным негодованием на то, что представляется им неправдой и угнетением – но оборачивается все это злом.

Чтобы, борясь за все хорошее, не наломать дров, нужно иметь не только благие намерения, но и мудрость и рассудительность. Потому что не раз и не два на мировой сцене являлись идеологии, которые видели себя последним словом добра и справедливости, люди весьма вдохновлялись и видели светлое будущее уже не за горами – и горько негодовали на Церковь, что она не хочет поддержать их, безусловно доброе и праведное дело. Потом оказывалось, что эти идеологии были ужасным заблуждением – и Церковь же упрекали в том, что она противилась им недостаточно решительно.

Если Вам кажется, что вы добрее, мудрее и справедливее Господа Иисуса, Апостолов, Отцов и всех предыдущих поколений христиан, то, не исключено, вам стоит допустить возможность того, что вы ошибаетесь.

Это сейчас мы видим, что сторонники евгеники, или большевики, или национал-социалисты, или маоисты, или адепты других идеологий заблуждались самым ужасным образом – а в то время люди глубоко и искренне верили, что смело подвизаются за добро и правду. Многие охотно отдавали жизнь за свои убеждения. Но потом оказалось, что права Церковь, а не идеологии.

Для своих адептов ЛГБТ-идеология – воплощение добра и правды, и истинной любви и сострадания к людям. Однако снаружи, в историческом контексте, это просто еще одна идеология, которая стремительно превращается – и уже превратилась – в еще один инструмент власти и подавления в руках сильных мира сего.  Почему я говорю о ЛГБТ-идеологии а не ЛГБТ-людях? Потому что это разные понятия, и их необходимо различать.

Под термином ЛГБТ могут пониматься, по крайней мере, две разные вещи. Во-первых, речь может идти о людях, имеющих определенные устойчивые психосексуальные  особенности. Прежде всего, о людях, испытывающих половое влечение к лицам своего пола. Что же, мы все тут бедные грешники, испытывающие различные искушения – грехопадение привело все сферы человека (в том числе, сексуальную) в большой беспорядок. Церковь есть врачебница, мы все здесь больны,  не с этими симптомами, так с несколько другими.

Но под тем же термином может иметься в виду – и, чаще всего, имеется – другое явление. Не личные искушения, а приверженность определенной идеологии и определенной самоидентификации. Для этой идеологии принципиально, что сексуальные контакты с лицами своего пола – это нечто правильное и одобряемое, а любое несогласие, выраженное в какой бы то ни было форме,  следует демонизировать как “гомофобию”, “ненависть” и “изуверство”, а тех, кто позволяет себе выражать какое-либо неодобрение – скажем, поддерживая кампанию в защиту традиционного брака (Как Брендан Айк), или просто уклоняясь от участия в гей-мероприятиях (как пекари из Орегона, отказавшиеся печь торт для гей-”свадьбы”), следует подавлять и преследовать.

Масштабную кампанию демонизации христиан, связанную с тем, что, как предполагают, завсегдатай гей-клуба в Орландо совратился в ДАИШ и поубивал посетителей, еще можно наблюдать в реальном времени.

Если мы говорим о людях, испытывающих искушения определенного характера, то они, разумеется, могут быть членами Церкви – мы все тут испытываем искушения.

Но вот исповедовать ЛГБТ идеологию и быть членом Церкви невозможно. Христианское учение о сексуальной этике вполне последовательно в устах Пророков, Господа Иисуса, Апостолов, Отцов, всех поколений христиан. Для него любые сексуальные отношения вне брака греховны и несовместимы со спасительной верой. С точки зрения ЛГБТ-идеологии любое неодобрение гомосексуальных связей есть зло, подлежащее искоренению, и, таким образом, христианская традиция является неизбежно тотально “гомофобной”. Вы не можете следовать этой традиции и ЛГБТ-идеологии одновременно.

Испытывать влечение к лицам своего пола – искушение, с которым человек может сталкиваться, совершенно его не желая; идентифицировать себя с ЛГБТ-идеологией – это всегда его свободный выбор. Перед лицом искушения человек может сказать “я христианин, испытывающий искушение; с Божией помощью я надеюсь избежать греха; если я впаду в грех, я исповедую его, как грех, приму прощение, и буду искать Божией помощи к исправлению”. А может сказать “я буду следовать своим желаниям, определять себя через них, и требовать от всех остальных, чтобы они это одобряли”. Человек может не выбирать характер искушения, но всегда выбирает, как к нему относиться.

Как пишут в обращении,“примирение в себе «религиозной» и «сексуальной» составляющей своей идентичности – одна из самых тяжких битв, с какой может столкнуться на своем пути верующий”. Это совершенно верно – но в этом нет ничего специфически гомосексуального. В этом отношении непонятно, почему а аббревиатуре ЛГБТ отсутствует еще одна “Б”, или, в английском варианте, F, для Fofnicators, то есть обычных, гетеросексуальных блудников. Для “натуралов” конфликт между сексуальным драйвом и заповедями может быть ничуть не менее острым.

Когда мужчину “сексуальная составляющая его идентичности” тянет на юных девиц, а “религиозная” требует хранить верность постаревшей и подурневшей жене, это тоже немалый конфликт и тяжкая битва. (У мужчин вообще неважно обстоит дело с моногамностью – а Писание тут совершенно однозначно) Когда “религиозная идентичность” требует от гиперсексуального подростка подождать до свадьбы – когда все кругом не ждут – это тоже нелегко. Да, “желание остаться в Православной Церкви входит в противоречие с принятием правды о себе” – потому что правдой о нас всех является то, что мы нередко испытываем желания, противные Божиим заповедям. Со всеми бывает. Пытаться требовать от Церкви переписать заповеди, конечно, можно – но что вы тогда скажете всем остальным христианам, которые сражаются со своими искушениями, а не идентифицируются с ними?

Попытки создать “дружественные к геям” христианские общины неизбежно порождают крайне абсурдную этическую ситуацию – на каком основании вы можете призывать обычных, гетеросексуальных блудников к покаянию, если одобряете гомосексуальных? Если сильное хотение оправдывает пересмотр заповедей, то почему только гомосексуальное? Почему все остальные страсти человеческие подвергаются дискриминации? Если человек, направляющийся в гей-бар на поиски юношей, должен быть принят и одобрен, то почему не человек, отправляющийся в обычный бар на поиски девушек?

Недавно я прочитал историю о том,  как бывший христианский рок-музыкант Трей Пирсон объявился геем. Все его поздравляют, ободряют и хвалят, и приводят либеральные толкования Писания, которые должны убедить всех, что так и надо. Правда, до этого подвига он успел жениться и зачать двоих детей. Удивительно не то, что “гей” успешно и результативно исполнял супружеские обязанности. Это обычное дело. Там интересно другое – брошенная жена совершенно не вызывает никакого сочувствия. Ноль эмоций у публики. “Love” не распространяется на эти сопутствующие потери.

Автор статьи в Guardian, приводя историю Трея, рассказывает как он десять лет назад тоже ушел от жены в геи, она обзывала беднягу словами, неупотребимыми в фейсбуке, отчего он очень страдал, и вообще – она одна из обидчиков и гонителей. Все его не понимали.

В комментариях к статье робко является некая женщина, под псевдонимом straightwife, которая пишет: “Каминг-аут видится современным обществом как смелый и даже героический акт. Мы склонны забывать о другой стороне и как этот героический акт мужчины задевает жен и детей. Как мать трехлетнего ребенка и жена человека, который совершил каминг-аут,  я подтверждаю, что голоса этих женщин никто не слышит. Необходимо привнести беспристрастность в эту статью. Найдите отважную женщину, которая бы рассказала, через какой кошмар она прошла в тени героического каминг-аута”.

В самом деле, почему-то к брошенным женам – никакого сочувствия. Совсем. Их боль и огорчение не вызывают ничего, кроме презрения. То, что женщина, обманутая и брошенная тем, кто обещал ей любить и заботиться, пока смерть не разлучит, ругается на него гомофобными ругательствами – ее преступление, а он жертва.

Но что интересно – если бы Трей просто ушел к другой женщине, то был бы клятвопреступник, развращенный и безответственный тип. А так – ни светские комментаторы, ни либеральные христиане вообще не ставят вопрос о клятвопреступлении и наличии обиженной стороны, с которой поступили вероломно. Они празднуют смелый поступок Трея как славный подвиг.

Но почему? Почему если человек следует своим гетеросексуальным импульсам, он все еще грешит, а если гомосексуальным – то множество народа в либерально-протестантской  среде спешит его одобрить?

Я боюсь, что единственное объяснение – чисто внешнее давление. Вы не можете вывести из Писания или Предания, что гомосексуальный блуд чем-то почтеннее гетеросексуального. Просто у блудников и прелюбодеев нет политического движения, за ними не стоят могущественнейшие лица в могущественнейшей стране мира, никто не назовет вас “блудофобом” и не создаст вам существенных неприятностей, если вы не одобрите чьей-то связи с секретаршей.

Но давайте попробуем предположить, что права – как и в прошлые разы – именно Церковь. Да, мы все – грешники, виновные и испорченные. Наши желания и стремления противоречат заповедям Божиим. Это ровно то, о чем говорит Апостол – “Законом познается грех”. Это, конечно, неприятное открытие. Мы можем требовать пересмотра Закона – но не Церковь его устанавливала, и она не может его пересмотреть.

Но мы можем покориться Евангелию – мы можем быть прощены, приняты, и Бог будет возиться с нами столько, сколько нужно для нашего спасения. Но для этого нужно признать, что Церковь права, а очередная антихристианская идеология – ошибочна.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Исповедь бывшего гея

«Я понял, что гомосексуализм и христианскую жизнь не совместить»

Любовь и забота к человеку – не повод оправдывать его грех

Для Христа любовь к человеку не означала любви или даже уважения ко всему, что он делает

Об агрессии и беспомощности

Речь ведь не о том, чтобы быть “за” или “против”, а том, чтобы человеку помочь