Убирая сор из глаза ближнего, оставьте ему все-таки глаз

«Та, что я принял за инфернальное существо, была обычной девушкой, хотя выглядела она совсем необычно даже для девушки конца ХХ столетия. Она почему-то надела пояс, но забыла про юбку, надела топик, но забыла про блузку. А может, пока нанесла все краски, тени, помаду и румяна из своей косметички, сил одеваться дальше уже не осталось. Все было модных в те времена ярких, кислотных цветов», – говорит протоиерей Алексий Червяков, клирик Спасской церкви (г. Городец), продолжая тему дисциплины в храме.

Искушение без юбки

Протоиерей Алексий Червяков

Протоиерей Алексий Червяков

Благоговейная тишина храма. Теплый запах восковых свечей и кадильный дым, неспешно поднимающийся к сводам древнего собора, в котором майское солнце, словно иконописец, изображает райские картины. Так радостно и спокойно, как может быть только после Евхаристии. Последний раз окинув взором алтарь, проверив, все ли прибрано, все ли на месте, открыл дверь алтаря и сразу же закрыл… Мне было страшно. Нет, я, конечно, читал, как нечистый искушал древних подвижников, но вот чтобы так нагло молодого священника в конце двадцатого века?!

Я перекрестился и смело открыл дверь. Зря! В смысле так смело открыл, потому что ничего не исчезло. Второй раз я закрыл дверь гораздо быстрее, чем в первый. Собравшись духом, решил перекрестить ЭТО через маленькую щелку, едва приоткрыв дверь. Попробовал – и «быхъ снова посрамлен»! Оно стояло, ничуть не смущаясь, и вращало головой, озираясь по сторонам, и вдруг… само перекрестилось! Вернее, сама.

Та, что я принял за инфернальное существо, была обычной девушкой, хотя выглядела она совсем необычно даже для девушки конца ХХ столетия. Она почему-то надела пояс, но забыла про юбку, надела топик, но забыла про блузку. А может, пока нанесла все краски, тени, помаду и румяна из своей косметички, сил одеваться дальше уже не осталось. Все было модных в те времена ярких, кислотных цветов. Даже волосы, цвет которых я определить не решусь до сих пор, но однозначно помню, что преобладал зеленый оттенок. Довершали образ то ли сережки, то ли кольца в пупке, носу и губе.

Встречаем по одежке?

Надо заметить, что девушке очень повезло, что она для посещения выбрала именно Благовещенский монастырь Нижнего Новгорода. В другом храме она могла бы и до дверей не дойти. А здесь ее никто не трогал. Настоятель монастыря, тогда еще игумен Кирилл (Покровский) – сегодня митрополит Ставропольский, всегда обращал внимание сотрудников и особенно нас, молодых священников и преподавателей семинарии, на радушный прием всех приходящих.

«Не к нам они пришли, но к Богу, нам нужно лишь помочь услышать Его», – часто повторял он.

Разобравшись в ситуации и вспомнив слова настоятеля, я решительно двинулся вперед. Однако снова не смог далеко пройти, потому что, увидев меня, девушка заплакала. Так искренне и горько, как может плакать только ребенок о чем-то очень своем и важном. Я не смог пройти мимо без слова утешения, и мы разговорились. И даже совершили исповедь. Она обещала прийти снова. Светлана, так ее звали, приходила еще много раз, и каждый раз на ней все больше было одежды и все меньше косметики. Наверное, месяца через два ее уже невозможно было отличить от других прихожанок.

Я не знаю, как сложилась ее дальнейшая судьба, потому что церковная необходимость направляла меня для служения на различные приходы и со многими людьми терялась связь, как и с ней. Я даже вряд ли сейчас вспомню с уверенностью ее скорбь и беду. Но именно тогда я понял, как может быть обманчива внешность и как был прав игумен Кирилл. В храме никогда нельзя принимать человека по одежке, внешнему виду или поведению.

Метафизика мира

При этом внешний вид или поведение могут быть как «благочестивыми», так и совсем наоборот.

Дело в том, что в храме мы сталкиваемся с метафизикой мира и себя самого. Здесь, кроме физического и нравственного, активно проявляется духовное. Как духовное доброе, так и, к сожалению, злое. Что преобладает в душе человека, то и проявляется активно.

Это как в больнице. Стоит человеку перешагнуть ее порог, как уже сомневается, здоров ли он или, может, был раньше здоров, а теперь заразу какую подхватил, или считает себя очень здоровым, а вокруг видит одних больных, со всеми их слабостями, порой весьма неприглядными.

При этом больной, стоящий у порога смерти, может считать, что у него все хорошо. И даже очень хорошо. Что это врачи ошибаются, а он-то знает, как надо себя лечить, какой здоровый образ жизни вести, да и вообще, как вылечить всех вокруг и где прячутся тайные лекарства. Что он делает в больнице – непонятно окружающим и иногда ему самому. Но его не покидает уверенность, что он здесь не просто, а ради чего-то очень важного.

patriarchia.ru

patriarchia.ru

Главное – порядок!

Вот таких «пациентов» мы часто встречаем и в храмах. Не замечая бревна в своем глазу, они старательно выковыривают щепочку из глаза ближнего. Не беда, что в процессе ближний может потерять глаз – главное, щепочку найти. Такие люди бесцеремонно учат и нагло указывают, забывая об элементарной тактичности и уважении. Им главное – порядок навести. Конечно же, порядок в их понимании, который не имеет ничего общего с церковной традицией.

Подобных «больных врачевателей» не смущает, что после общения с ними приходящий долго обходит храм стороной. Их не пугает евангельское предупреждение: «Горе тому, кто соблазнит единого от малых сих» (ср. Лк. 17:1-2). Горе действительно в их жизни становится с каждым днем все больше и больше, но они все списывают на вражеское искушение, месть нечистой силы, ибо считают, что делают самое важное в этом мире – наводят порядок в храме и душах ближних, позабыв о себе. Подобные люди любят человечество и ненавидят человека, исповедаются в грехах ближних, пренебрегая своими, и спасают всех, кроме себя, позабыв, что преподобный Серафим Саровский призывал спасать в первую очередь самого себя…

Они, как правило, очень искренни в своем порыве, потому что ослеплены. Ослеплены нечистой силой, которая не может увести человека с пути духовного искания, но может подтолкнуть изменить вектор с положительного на отрицательный. Они потому так и решительны, потому так и ранят ближнего, что не сами действуют, а лукавые через них. Но им это так сладко! Подобное состояние святые отцы называют «прелестью», и оно действительно упоительным бывает для души. Не случайно мы часто то, что поражает наше воображение в житейском, тоже именуем прелестью. Но как в духовном, так и в мирском за прелесть надо дорого платить.

Конечно, всякое столкновение болезненно для нас. И даже зная, что зло нам творит не сам человек, но лукавый, действующий через него, мы не получаем облегчения. С этим сложно смириться. Да и не надо, в принципе. С этим надо бороться, но только не злом на зло отвечать, а побеждать зло добром и верой.

Помните, мы выше сказали, что в храме сталкиваемся с метафизикой? Вот дьявол хочет нас обидеть или вынудить на зло, чтобы мы, придя в храм пообщаться с Богом, услышали не Отца Небесного, но отца всякого зла. А мы давайте будем твердо помнить, ради чего и к Кому пришли в храм, и на всякое искушение реагировать по-христиански, благо что православное богослужение к этому располагает через наполненность символами и священнодействиями.

patriarchia.ru

patriarchia.ru

Для чего кадить грешников?

Для примера, обратим наше внимание на каждение. Вот священник кадит алтарь и его принадлежности, вот кадит святые иконы, изображающие святых, и вдруг поворачивается к людям и кадит предстоящих. Как так?! Ну понятно, когда кадят святыню и святых, но тут ведь грешников полно! Вот матерщинник, вот взяточник, вот блудник, вот вор, вот пьяница. Да мало ли еще кто! А священник их кадит… Кадит потому, что в этот момент соединяет мир земной и небесный. От лица людей кадит святыни, потому что приносит жертву благодарения, а от лица Бога кадит людей в ознаменование веры и надежды.

Мы так привыкли к мысли о том, что должны верить в Бога, что знание о том, что и Бог верит в нас, как-то потускнело в душе. А Он верит.

Верит так, что Единородного Сына отдает на страдание и смерть ради нас. Он верит. И среди гор наносного греха в наших душах может рассмотреть самые малые крупицы добра и света. И если мы живы, Он не просто верит, а знает, что из этих крупиц в нашей душе может разгореться огонь благочестия и праведности, попаляющий все греховные горы. Поэтому священник от лица Бога и кадит то доброе, что осталось в душе человека. А рассмотрев доброе в душе ближнего, так легко его оправдать и простить…

Мы перешагиваем порог храма в поисках духовного, ищем благодатной помощи, защиты и добра для себя. Но все это невозможно найти, если не бороться со злом в своей душе. Нас могут толкать, обзывать, обижать… Но только мы сами решаем, как будем на это реагировать: то ли будем стремиться к Богоуподоблению и смотреть на других людей так, как смотрит на нас Бог, выискивая даже самое незначительное добро, или так, как этого хочет лукавый, рассматривая в ближнем зло и увеличивая его в нашей собственной душе. Достоевский писал, что в мире дьявол борется с Богом и поле битвы – сердце человека. И в сердце человека, в жизни его, будет то, чего он ищет, к чему направляет свою волю.

Портал «Православие и мир» и независимая служба «Среда» проводят цикл дискуссий о приходской жизни. Каждую неделю – новая тема! Мы зададим все актуальные вопросы разным священникам. Если вы хотите рассказать о болевых точках православия, своем опыте или видении проблем – пишите в редакцию, по адресу discuss.pravmir@gmail.com

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
«Больше в ваш храм ни ногой!»

Когда у человека болит, он обращает внимание только на главное

Почему мы скучаем на литургии

Когда священник в одной реальности, хор - в другой, прихожане - в третьей