Спрятаться от жизни?

|

10-15265

В древности у разных народов был схожий обычай: если тебя преследовали враги – можно было спрятаться от них в храме. На священной территории никто не имел права посягнуть на тебя.
Есть такое выражение – «жизнь во Христе». Увы, многие из нас, православных, считают, что жить во Христе можно научиться, спрятавшись в храме от обычной повседневной жизни… Спрятаться за обрядность, исполнение правил, чтение канонов-акафистов, мерный цикл постов и разговений. Многим знакома эта странная шизофрения воцерковленных православных людей: в храме – одно, за его порогом – другое. В храме – строго в платочке и юбке, вне храма – в шортах, в храме у нас жизнь христианская, а за его пределами – мирская. «Мирская» здесь звучит оценочно: мол, мир-то во зле лежит; в этом миру мы, в принципе, и не живем, а бдим более или менее успешно на посту в состоянии глухой обороны от «прилогов» и «помыслов», от чувств и мыслей, от своих ближних и дальних.
Замечательный проповедник и пастырь митрополит Антоний Сурожский говоря о встрече с Христом, той личной с Ним встрече, без которой всякое воцерковление – самообман, а то и фарисейство, всегда подчеркивал, что эта встреча должна состояться именно в нашей житейской жизни. Той, которую Бог дал нам не только как биологический факт, но и как задание, среди тех самых ближних, чаще всего слабых, грешных и противных, которых нам заповедано любить.
Да, встреча с Христом через причастие Его Тела и Крови в Евхаристии – очень важная встреча, происходящая именно в храме (точнее в Церкви, христианство – не религия храма, как например иудаизм; Церковь Христова может и не иметь храмовых зданий и собираться, как это бывало в эпохи гонений, в самых разных несакральных местах. Ну, пусть будет написано «в храме» – пока еще именно туда мы идем, чтоб собраться вместе и составить экклесию – собрание верных во Христе…).

Но эта встреча с Христом – не единственная. Встреча с Ним происходит при всякой попытке претворить в дело евангельские слова, жить по Его заповедям везде: дома, в семье, на работе, в самых разных обыденных ситуациях, которые и составляют ткань нашей жизни.
И вот этой-то встречи мы старательно избегаем, заранее объявляя свою будничную жизнь греховной, иллюзорной, такой, от которой надо «спастись». Спастись тем же бегством в мир храмового благочестия, ладана, акафистов, святынек и икон в мир, который мы сами, увы, делаем для себя виртуальным, подобным, например, миру компьютерных игр, в который убегают нынче многие. Помню горечь, с которой обнаружил в Интернете образчик совмещения этих двух миров – виртуальная часовня св.Николая Чудотворца: кликнув мышью, можно в нее войти, поставить виртуальную свечку, найти подходящую молитву, и всё это – не отрываясь от компьютера, не выходя из дома.
Может быть, кто-то подумает, что я хочу принизить значение храмовой стороны православной жизни? Нет, ни в коем случае. Просто хочу обратить внимание вот на что: как мы не хотим и не умеем принять свою обыденную жизнь как жизнь во Христе – так мы не умеем понять и принять храмовую составляющую этой жизни. Сколь многие из нас целые дни проводят на Богослужениях, но так их толком и не понимают! Сколь у многих при пении и чтении Богослужебных канонов, тропарей и кондаков – пустые, равнодушные лица! Как часто бывает: читают канон или Шестопсалмие – прихожанин имеет вид молитвенный и воздыхает. А спроси – о чем воздыхает? Да все о том же, о своих скорбях-заботах, а читаемого не слышит: так, журчит река-реченька, лепечет что-то, а под ее говорок так хорошо думать-сокрушаться…
Кто-то поспешит сказать: «А надо просвещать прихожан! Надо, чтобы все на досуге читали эти Богослужебные тексты и учились понимать! А то и  перевести всё на русский язык, чтоб было понятно!» Оно, может, и так. Но я не об этом: о том, что в молитвословиях Церкви, в святых словах и образах, нередко затертых, что греха таить, для нашего слуха, содержится не только догматика Церкви, не только учительное содержание, – в них сконцентрирован опыт. Опыт живой жизни тех людей, кто составлял эти тексты, кто как раз в своей житейской жизни встретил Христа.
Если мы считаем, что для того, чтобы смысл этих текстов понять и принять, сделать своим животворящим смыслом, надо отвергнуться себя и …стать ими, или хоть принять вид их, преподобных, мучеников и святителей – мы ошибаемся. У них свой образ жизни – у нас свой. Только на своем, а не на искусственно занятом чужом месте мы можем встретить Христа, только в своей реальной жизни, а не в проживаемой мечтательно жизни старцев и подвижников, вычитанной в книжках.
Чужого опыта, чужой жизни мы понять не можем, потому что боимся жить свою собственную. То, как мы бытуем с вами на своих приходах, часто прямо противоположно тому, что делали апостолы. Если бы они затворились в горнице, усокровиществовав дары Святого Духа, если бы не вышли в житейскую жизнь, полную греха и неблагообразия, если бы не рисковали собой, а «спасались» от мира – мир бы, наверное, давно уже погиб и корчился в аду, потому что никакой Церкви Христовой в нем бы не было.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!