Стояли на плоскости

|

Вспоминая жаркое лето, гуляем вдоль московских набережных — Беклемишевской и Софийской. Краевед Александр РАКИТИН рассказывает о геополитике московских царей, выраженной на Замоскворецкой плоскости, и о том, почему раньше курсисток и бедных служащих бесплатно селили поближе к Кремлю.

Молитвы об укрощении воды

Церковь Николая Чудотворца на Берсеньевской набережной — классический пример московской архитектуры русского узорочья

Церковь Николая Чудотворца на Берсеньевской набережной — классический пример московской архитектуры русского узорочья

Прямо против Кремля через реку Москву лежит Замоскворечье. Именно «лежит»: плоская, болотистая, затопляемая весенними паводками местность. Холмов в Замоскворечье не сыскать — здешнее пространство ровно, горизонтально. Так часто бывает — один берег реки гористый, другой низкий, топкий. Москва не исключение: плоское правобережье Москвы-реки противостоит Боровицкому холму, подчеркивая значимость кремлевского ансамбля. В Замоскворечье исключительно актуальна тема воды: когда-то в древности русло реки Москвы пролегало южнее нынешнего, от этого старого русла сохранялись несколько небольших озер, протоки и болото, давшее название современной Болотной площади, весной весь правый берег реки заводнялся и не мог просохнуть больше месяца. От водной стихии зависел быт, а зачастую и жизнь здешних обывателей, они всегда были внимательны к «поведению» воды и молились о ее укрощении. Удивительно: в каждой набережной церкви Замоскворечья есть престолы Николая Чудотворца, известного покорителя вод, а в Софийском храме находится придел Андрея Первозванного — покровителя российского флота. Воду укротили, отвели: в XVIII-XIX веках по старому руслу Москвы-реки был прорыт так называемый Водоотводный канал. В Замоскворечье стало значительно суше.

 Аристократ бунташного века

Собственно набережных в средневековой Москве не было, дома главными фасадами смотрели на улицу, к рекам выходили огороды и баньки. Из реки брали воду, туда же стекали городские помои. Вид речных берегов был в Москве, мягко выражаясь, неухоженный, а зловонные запахи в некоторых местах отравляли жизнь не одному поколению горожан. Средневековый градоустроитель думал прежде всего о панорамах и «першпективах», о связи ландшафта с архитектурой, общий обзор города его интересовал больше, нежели вид конкретного участка речного берега. Вот и в Москве высокие береговые холмы украшались величественными монастырями, храмами и крепостями: Кремль, Андреевский, Новодевичий, Новоспасский, Симонов монастыри, Крутицкое подворье. А что до набережных — они стали оформляться с петровской модой на все иностранное, в начале XVIII столетия. Первыми появились дома знати, которые своими модными фасадами выходили к берегу реки. Главный из этих домов — дом московского «гостя» Аверкия Кириллова. Этот дом стоит сразу за пешеходным Патриаршим мостом, напротив храма Христа Спасителя. На реку он смотрит европейским барочным фасадом, но это лишь фасад, за ним скрываются традиционные русские каменные палаты XVII века. Этот дом — как московский аристократ начала бунташного XVIII века, который в пример царю Петру брил бороду и рядился иноземцем, при этом внутри оставаясь прежним русским человеком. История строительства дома такова: каменные палаты были построены на этом месте на рубеже XV-XVI веков и принадлежали Беклемишевым; в 1657 году новые владельцы Кирилловы капитально перестроили дом, увеличив его в размерах; модный фасад и второй этаж у дома появились при следующих домовладельцах, Курбатовых, в начале XVIII века. Однако, несмотря на большую владельческую и строительную историю, за домом закрепилось название «палаты Аверкия Кириллова».

Набережные стали оформляться с петровской модой на все иностранное в начале XVIII столетия. Первыми появились дома знати, которые своими модными фасадами выходили к берегу реки. Главный из этих домов — дом Аверкия Кириллова

Набережные стали оформляться с петровской модой на все иностранное в начале XVIII столетия. Первыми появились дома знати, которые своими модными фасадами выходили к берегу реки. Главный из этих домов — дом Аверкия Кириллова

Аверкий Степанович Кириллов — московский гость (купец) и «государев садовник», то есть управляющий государевыми садами и Садовничьими слободами в Замоскворечье. Сады были разбиты напротив Кремля по указу московского князя Ивана Великого после опустошительного пожара 1493 года. При садах образовались три Садовнические слободы: Верхняя, Средняя и Нижняя, названия следовали течению реки Москвы. В Верхних Садовниках жил управляющий садами. Правду сказать, Аверкий Степанович был не только садовником: в 1678 году он получает чин думного дьяка, фактически на рубеже 70-80-х годов XVII столетия Кириллов исполнял обязанности министра финансов Московского государства. В разное время он возглавлял приказ Большого прихода (ведал сборами с населения), Большую казну (управляла налогами, монетным делом, казенной промышленностью, кабацкими сборами) и Казенный приказ. Немудрено, что он в числе первых был убит разбушевавшимися стрельцами во время Стрелецкого бунта 1682 года. Похоронили Аверкия Кириллова в церкви Николая Чудотворца на Берсеньевской набережной.

 Новгородцы на плоскости

Никольский храм стоит сразу за палатами Аверкия Кириллова. Предполагают, что он построен (строительство велось с 1656-го по 1657 год) на средства Кирилловых и соединялся с их палатами особым каменным переходом. Этот храм — классический пример московской архитектуры русского узорочья: горка кокошников, кирпичный декор, яркая раскраска, собранное стройное пятиглавие. Его главный северный речной фасад украшен изразцами с изображением двуглавых орлов — то ли знак государевой принадлежности Садовнической слободы, то ли должности ктитора. Интересно, что церковь Николая на Берсеньевке так названа москвичами по приделу Николая Чудотворца, а главный престол храма освящен во имя Святой Троицы. Почитание москвичами архиепископа Мир Ликийских действительно безмерно, но думается, что рядом с рекой молитва местных жителей о заступничестве великому святому звучала наиболее пронзительно. Церковь Николы на Берсеньевке не единственная на Замоскворецкой набережной: в районе Средних Садовников напротив Кремля стоит высокая колокольня Софийского храма. По мнению московских краеведов, сюда по приказу Ивана III переселили знатных новгородцев после присоединения Новгородской земли к Московскому княжеству. Мудрый политический ход великого князя: жители Новгорода, недовольные «московской крепостью» и оппозиционные государю, расселяются по разным провинциям; москвичи, напротив, перебираются в Новгород. От того переселения в Москве появились два храма Премудрости Божией Софии — на Лубянке и в Садовниках. Расселение в Средних Садовниках новгородцев географически очень верно, московский ландшафт ясно показывает им, «кто в доме хозяин»: новгородская (замоскворецкая) плоскость легла против великокняжеской крепости на Боровицком холме. Это еще яснее тем, кто бывал в Новгороде: новгородское пространство плоско, горизонтально, затопляемо, мокро — князь переселил новгородцев в привычную для них плоскую местность. Новгородцы построили Софийскую церковь в память о своем городском Софийском соборе. Тут важна еще одна деталь: в Новгороде княжеский двор находился, как и в глубокой древности, на Ярославовом дворище, на противоположном от крепости-детинца берегу Волхова, двор великого князя уподоблялся здесь двору еще одного знатного (пусть даже и очень знатного) человека, коих в городе было немало. Для московского самодержца картина очень странная: его двор стоит за пределами крепости, на противоположном берегу реки. Переселяя новгородцев в Замоскворечье, Иван III «посадил» их в иное пространство: новгородская плоскость ныне в подчинении Боровицкого холма, око государя зорко смотрит из Кремля на «дом Святой Софии» (так называли Новгород его жители). Символично, не правда ли?

 Парадная фасада

От того новгородского противостояния ныне и след простыл. Деревянная церковь Софии стояла прямо в государевом саду, возвышаясь над деревьями, и была своего рода доминантой правого берега реки. Сад упразднили после очередного пожара в начале XVIII века, а деревянную церковь заменили каменной в 1659 году. Ее много раз перестраивали, достраивали, и сегодня даже найти ее можно не сразу.

В районе Средних Садовников напротив Кремля стоит высокая колокольня Софийского храма. Непосредственно на набережную выходит фасад колокольни, она построена в 1860-х годах по проекту архитектора Н.И.Козловского. Красивейшее сооружение: стройная, легкая, изобилующая деталями русского стиля, она стоит в нужном месте — это единственная вертикаль в «парадной фасаде» Софийской набережной

В районе Средних Садовников напротив Кремля стоит высокая колокольня Софийского храма. Непосредственно на набережную выходит фасад колокольни, она построена в 1860-х годах по проекту архитектора Н.И.Козловского. Красивейшее сооружение: стройная, легкая, изобилующая деталями русского стиля, она стоит в нужном месте — это единственная вертикаль в «парадной фасаде» Софийской набережной

Непосредственно на набережную выходит фасад колокольни, она построена в 1860-х годах по проекту архитектора Н. И. Козловского. Красивейшее сооружение: стройная, легкая, изобилующая деталями русского стиля, она стоит в нужном месте — это единственная вертикаль в «парадной фасаде» Софийской набережной. Слава Богу, что ее не «смели», как многие храмы и колокольни в советское время. Во втором ярусе колокольни размещалась церковь иконы «Взыскание погибших». Если пройти через центральную часть колокольни во двор, то можно обнаружить саму церковь Софии (реставрация возвратила храму первоначальный облик 1659 года) и пристроенную к ней в 1891-1893 годах трапезную часть. В трапезной части находятся два придела: апостола Андрея Первозванного и, что не удивительно, святителя Николая Чудотворца.

Храм Софии известен еще как место мемориальное: здесь служил в XVII веке известный московский священник — протоиерей Аввакум Петров, главный оппонент патриарха Никона и критик его церковной реформы середины XVII века. Интересно, что и будущий патриарх Никон, и протопоп Аввакум родились в соседних селах в Нижегородском крае. Никон — мордвин, Аввакум — русский. Оба, будучи священниками, перебрались в Москву. Оба участвовали в так называемом кружке ревнителей благочестия, который организовал царский духовник протоиерей Стефан Вонифатьев. Оба ратовали за церковное возрождение и реформы. Оба умерли в заключении, как выразились бы наши современники, «за свои взгляды».

 Квартиры в центре, без посредников

Кажется, что на Софийской набережной больше нет церквей. Да, сейчас нет, а до революции была — домовая церковь Николая Чудотворца при Бахрушинском доме бесплатных квартир (второй дом справа от колокольни Софийской церкви, Софийская набережная, 26). Купол храма и сейчас виден за основной постройкой, только он не завершается, как в былые времена, крестом. Это настоящий чудо-дом. Огромное по тем временам здание (построено в 1901 году) включало в себя 456 однокомнатных квартир, где проживали 2009 человек, здесь же было и бесплатное общежитие для курсисток, начальное училище для детей, два детских сада, женская рукодельная школа, мужское ремесленное училище с общежитием и церковь.

Бахрушинский дом бесплатных квартир — настоящий чудо-дом. Огромное по тем временам (1901 г.) здание: 456 однокомнатных квартир, где проживали 2009 человек

Бахрушинский дом бесплатных квартир — настоящий чудо-дом. Огромное по тем временам (1901 г.) здание: 456 однокомнатных квартир, где проживали 2009 человек

Дом был оборудован по последнему слову техники — водопровод, канализация, центральное отопление. Бахрушины — известные предприниматели, коллекционеры, меценаты и благотворители. Инициатива постройки дома с бесплатными квартирами принадлежала одному из братьев Бахрушиных — Василию Алексеевичу. Вот представьте себе: в центре современной Москвы какой-нибудь меценат выкупает несколько бывших доходных домов XIX — начала XX века с видом на Кремль, реставрирует и размещает в них не офисы, а бесплатные квартиры для нуждающихся (многодетных, пострадавших от пожара и т. д.). Скажете — фантастика! А ведь когда-то так было. Время призадуматься и закончить нашу прогулку по двум московским набережным.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: