Страх и ненависть в Москве

Социология иммиграции

Читайте также: Приехали

Книг, связанных с проблемой мигрантов, по каким-то таинственным причинам почти не издают, тем интереснее, что в прошлом году сразу в двух московских издательствах вышли книги, затрагивающие эту важную тему. Во-первых: Григорьев М., Осинников А. Нелегальные мигранты в Москве. — М.: Европа, 2009. Во-вторых: Зайончковская Ж., Мкртчян Н., Вендина О. и др. Иммигранты в Москве. — М.: Три квадрата, 2009.

Мифология мигрантов

Lit_o_migrant_«На бульдозере Сергей работал (русский), но заболел. Спросили, кто умеет. Я вызвался и сел в бульдозер, так как платят за это хорошо. Я думал, просто все, сейчас научусь и буду всегда на нем работать. Но дернул что-то не так и врезался в вагончик прораба. Прораб меня чуть не убил, и я два месяца бесплатно работал за вагончик». Эта история, рассказанная в интервью социологу одним из многочисленных таджикских гастарбайтеров, достойна телешоу «Наша Russia». Мигранты из стран Закавказья и Средней Азии, а также Китая, Вьетнама и Афганистана давно уже перестали быть экзотикой, они — одна из черт московской жизни, а обилие «инородцев» — часть мифа о Москве как о новом Вавилоне.

Образ мигранта тоже предельно мифологизирован. Эти легенды можно условно разделить на «черную» и «розовую».

«Черная легенда» — это националистический миф. О страшных дикарях, которые отнимают у граждан страны рабочие места, грабят и насилуют в темных переулках, а также режут посреди бела дня баранов. В более мягком варианте последние тезисы сводятся к тому, что Москву наводнили люди, принадлежащие к другой культуре, которые не могут и даже не пытаются ассимилироваться.

На другом конце — «розовая легенда», либеральный миф о несчастных беженцах, которые приехали в богатую Москву заработать на кусок хлеба для себя и стакан молока для своего оставшегося в далекой горной республике голодного ребенка. Они выполняют здесь черную работу, за которую не берутся коренные горожане. И здесь этих несчастных все обижают: их убивают скинхеды, их обирают чиновники и милиция, их презирают простые граждане.

Где-то между этих двух крайностей лежит активно пропагандируемый шоу «Наша Russia» миф о том, что мигранты-гастарбайтеры — это добродушные, но криворукие тупицы, и прагматический миф-мечта о том, что все эмигранты должны выучить русский язык, легализоваться и ассимилироваться, а потом дружно влиться в ряды единой российской нации. А то нас мало и нас скоро захватят китайцы.

Адепты того или иного мифа настолько погружены в свои собственные идеи, что зачастую не хотят слышать оппонентов, и уж совсем слабо слышен голос самих мигрантов. Они в большинстве своем не пишут романов, слишком заняты работой, чтобы проявлять активность в блогосфере. Серьезных или хотя бы более или менее глубоких исследований проблем мигрантов немного, и тем отраднее тот факт, что в прошлом году вышло сразу две книги на эту тему.

Не представляю, как там ток бежит

Первая из них была опубликована в издательстве «Европа» и, как и большинство книг, издаваемых под этой маркой, оставляет двойственное впечатление. Какие-то элементы исследования тщательно проработаны, а где-то сказаны лишь общие и довольно бессмысленные слова.

В основу работы легли свыше ста подробных интервью с самими мигрантами. То есть вот он, тот голос гастарбайтеров, который не слышен. Это и правда изюминка работы, рассказы мигрантов оставляют сильное впечатление. Есть повествования в жанре черного юмора, вроде той истории, что приведена в самом начале данной статьи. Есть истории, после прочтения которых начинаешь верить, что легенды о криворуких гастарбайтерах имеют под собой реальную почву. «Начинал с того, что копал лопатой там, где экскаватор не мог достать, потом научился у земляка штукатурить, сейчас умею проводку делать не хуже любого электрика, хотя не представляю, как там ток бежит. Знаю: фаза, земля и ноль. Знаю, зачем трансформатор нужен и какой толщины провода брать. Пока никто не жаловался, все хорошо делаю, и не нужно никакое образование, зачем тратить, учиться? Лучше сразу работать».

Есть страшноватые истории — про невыплаченные зарплаты, про полное отсутствие медобслуживания («В больницу нельзя, кто болеет, тот не работает, значит — денег не получишь. В больницу ходим, когда совсем плохо — времени нет и дорого стоит»), про жертв бандитов и коррумпированной милиции, про погибших на стройках.

Есть и те интервью, которые довольно подробно освещают экономический аспект миграций жителей республик Средней Азии. Кто-то кормит семью, кто-то зарабатывает на учебу, кто-то на свадьбу. Дома зарплата максимум 100 долларов в месяц, в Москве можно получить до 12 тысяч рублей (если, конечно, их будут платить). Тысяча-полторы рублей уходит на еду. Один из респондентов признался, что питается в основном хлебом и кефиром; более удачливые скидываются и раз в неделю едят плов. Еще 2-3 тысячи рублей гастарбайтер платит за проживание, а остаток, около 8 тысяч рублей, он отправляет на родину.

Что же до жилищных условий, то они чаще всего ужасны. Это либо однокомнатные квартиры, где ютятся до 30 человек, либо общежития с похожей плотностью заселения. Это может быть подвал-дворницкая жилого дома, где нет ни нормальной канализации, ни воды. В качестве уже откровенной страшилки в книге приводится рассказ про группу строителей, которые стали сооружать себе землянки на возводимом объекте.

Собранные в книги фрагменты из интервью — материал интересный и в общем-то уникальный, но при этом работа удивительно бедна на выводы. К тому же создается ощущение, что составитель книги очень боялся упреков в предвзятости. Поставив в начало книги предисловие известного публициста националистического толка Константина Крылова, чье, мягко говоря, отрицательное отношение к мигрантам ни для кого не секрет, создатели книги на удивление вяло прорабатывают столь «вкусную» для правых тему преступлений, которые совершают выходцы из сопредельных государств. Фактически в этой книге адепт каждого из мифов про иммигрантов может найти подтверждение для своих идей.

Финальные выводы книги незамысловаты. Мигранты едут к нам потому, что здесь есть много работодателей; основными правонарушителями являются как раз работодатели — чтобы легализовать мигрантов, улучшить их положение, а также решить все возможные проблемы, связанные с ними, нужно для начала разобраться с работодателями. Ну и с коррумпированными чиновниками. С выводами трудно поспорить, но при этом они не блещут оригинальностью. А главное, нет ни конкретных предложений, ни проработанных схем.

Москвичи глазами мигрантов

Lit_o_migrant_2Составители второго сборника, который выпущен Центром миграционных исследований под эгидой Института Кеннана, старательно развенчивают большую часть националистических мифов о мигрантах. Несмотря на все страшилки о наводнивших Москву выходцах с Кавказа и Средней Азии, русских в столице по-прежнему 84% населения. Районы, где мигранты той или иной национальности уже являются большинством, — это миф и жонглирование цифрами. Когда власти или националисты рассуждают о том, что в Москве очень много приезжих и на их долю приходится большинство преступлений в столице, то они опять-таки совершают подтасовку — подсчитываются не только легальные или нелегальные мигранты, но и граждане России, включая тех, кто приехал из соседних областей. Впрочем, при этом авторы сборника чаще всего пользуются официальной же статистикой, вопрос о доверии к которой остается открытым.

Что же до статистики, то в книге приводятся довольно интересные цифры о гендерных пропорциях в той или иной национальной общине. Например, у московских чувашей на 1000 женщин приходится 768 мужчин, а у азербайджанцев — 3282 мужчины.

В сборнике, составленном Зайончковской, тоже есть значительное количество интервью с гастарбайтерами, но социологи, беседовавшие с респондентами, не ограничились вопросами о быте и работе. В анкеты было включено довольно много вопросов о мотивах приезда в Россию, о взаимоотношениях с русскими и другими национальностями.

Например, в статье, посвященной иммигрантам из Таджикистана, есть очень любопытный раздел об отношении приезжих к москвичам. Так 20% опрошенных согласны с утверждением, что москвичи грубые, 32% — с тем, что слишком много пьют и сквернословят, 40% считают коренных жителей столицы ленивыми и не умеющими работать. Видна и основная обида мигрантов — на вопрос «будут ли москвичи когда-нибудь считать таджиков своими?» 74% ответили однозначно и четко: нет.

Интересно, что вопреки многим тезисам националистов о том, что мигранты навязывают коренным москвичам свои порядки, около 50% таджикских гастарбайтеров считают, что «Москва русский город и жить здесь надо согласно русским обычаям и традициям». А около 20% столичных таджиков хотели бы видеть своих детей и внуков россиянами.

В сборнике есть статьи, посвященные и другим национальным группам — московским афганцам и китайцам. Большинство афганцев попали в Россию в конце 1980-х — начале 1990-х годов. Они бежали в Москву потому, что на родине их, сторонников просоветского президента Наджибулы, «считали русскими».

Афганцы в большинстве своем неплохо ассимилированы, младшее поколение в совершенстве знает русский, а некоторые даже считают Россию своей родиной. «Когда мы приехали, наши дети говорили между собой на родном языке. По прошествии определенного времени стали между собой общаться по-русски, и даже матом ругаются… Сейчас, сколько бы я их ни ругал, все равно разговаривают между собой только по-русски… И пушту, и персидский знают, но разговаривают плохо». При этом у большинства из них нет на этой «новой родине» легального статуса. В результате афганцы уезжают в Европу, где проще легализоваться, да еще и пособие можно получать. Хотя большинству опрошенных ближе Россия, чем страны Запада.

Кстати, афганцы не жалуются на плохое отношение: «Большая часть москвичей относится к афганцам доброжелательно, так как считает, что они воевали вместе с нами».

Китайская диаспора выглядит более монументальной — специальные банки для переводов денег из России на родину, газеты на китайском, которые печатаются в Москве и рассылаются по всей стране. Китайцы — это не только рабочие, торговцы или бизнесмены, это еще и довольно большое количество студентов, учащихся в русских вузах. Но китайцы — это в основном временные мигранты, лишь 16% в 2002-м и 7% в 2006 году планировали получать российское гражданство. Свыше 60% четко настроены на возвращение в Китай.

С точки зрения экономики

Если читатель желает услышать голоса работающих в Москве легальных и нелегальных мигрантов, то обе книги вполне для этого подходят. Если же хочет разобраться во всем комплексе проблем, связанных с мигрантами, то он скорее запутается еще больше.

Например, ни в той, ни в другой книге нет четкого ответа на вопрос, насколько серьезно влияют мигранты на ситуацию на трудовом рынке. Правда ли, что мигранты берут ту работу, на которую не соглашаются граждане страны, или же они демпингуют и лишают рабочих мест граждан? В сборнике Жанны Зайончковской есть опрос самих мигрантов о том, чувствуют ли они конкуренцию со стороны коренных москвичей. Свыше 50% считают, что нет, тем не менее это не дает четкого ответа на вопрос. А Максим Григорьев и Андрей Осинников вообще уходят от этого вопроса. Наверное, было бы хорошо, чтобы эстафету социологов приняли экономисты и рассказали о проблеме мигрантов со своей точки зрения.

Читайте также: Приехали

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Иеромонах Феодорит (Сеньчуков): Киргиз, конечно, на Николая Угодника не похож, а вот действия – очень похожи

«Несколько слов о мигрантах. Сегодня со мной случилась беда. Не глобальная беда, конечно, но неприятная –…

13 фактов о христианах-беженцах с Ближнего Востока

Куда и от чего бегут те, у кого крест на груди

Starbucks наймет 10 тысяч беженцев по всему миру

Компания отреагировала таким заявлением на указ Дональда Трампа

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: