Татарстан. После поджогов

|

Как живет митрополия, где поджоги церквей официально признали терактами.

Поджог храма

«Провокаторы — вот, кто это были. Отношения тут у всех были мирные, а кто-то хочет накалить обстановку», — так священник Андрей Зиньков из Татарстана говорит о недавних поджогах церквей в республике.

Церкви горели в Татарстане, начиная с сентября. Началось с села Ивановка Лениногорского района: в ночь на 13 сентября полностью сгорел местный храм. Потом был месяц затишья. 14 ноября подожгли часовню в селе Соколка Бугульминского района. 17 ноября загорелись храмы в Чистополе и селе Ленино Новошешминского района. 28 и 29 ноября пожары тушили в храмах двух сел Мамадышского и Рыбнослободского районов.

Прокурор Татарстана Илдус Нафиков первым назвал происшедшее «террористическим актом». На днях поджоги официально признали терактами. Все дела объединили в одно производство.

Приход священника Андрея Зинькова в деревне Базарные Матаки находится в ста километрах от Чистополя, где произошел один из поджогов. Отец Андрей знает чистопольских священнослужителей и говорит, что для всех происшедшее было как гром среди ясного неба: «Ничего не предвещало беды».

Первый

Протоиерей Андрей Зиньков в Татарстане стал, пожалуй, первым священнослужителем, столкнувшимся с тем экстремизмом, о котором сейчас говорит прокуратура региона. В сентябре 2010 года неизвестные бросили бутылку с «коктейлем Молотова» в окно дома, где батюшка жил с четырьмя детьми. Спустя месяц подожгли принадлежащую ему машину «УАЗ». Отец Андрей не уточняет, кто были злоумышленники, которые хотели поджечь его дом. Но вот, например, в заявлении Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) их обозначают вполне конкретно — «члены террористической организации «Ат-Такфир валь-Хиджра». Члены этой радикальной исламистской группировки появились в Поволжье еще в 1999 году. Они призывают к джихаду и созданию исламского государства, называют неверными даже большинство собратьев по вере. В ноябре 2013 года пятерых активистов группы задержали в Москве. При себе у них нашли самодельные взрывные устройства, оружие, экстремистскую литературу.

Бутылка с зажигательной смесью, брошенная в дом отца Андрея, не причинила никому вреда только благодаря счастливой случайности. Она попала в перекладину оконной рамы и из-за этого разбилась снаружи, а не внутри дома. Священник выбежал на улицу и сумел потушить огонь. «Страшно стало не от самого факта брошенной бутылки, — вспоминает тот вечер отец Андрей. — А от того, к каким ужасным последствиям все это могло привести». Прямо под самым окном, где вспыхнуло пламя, говорит священник, у него находился маленький ребенок.

Поджогу предшествовал, по его словам, ряд попыток склонить его к другой религии: «В Базарных Матаках христиане и мусульмане живут мирно. Но были некоторые люди, вот они несколько раз останавливали меня на улице и склоняли к исламу». Дело никогда не шло дальше разговора. И когда в окно кинули бутылку с зажигательной смесью, а потом подожгли машину, стоявшую у дома, отец Андрей, по его собственным словам почувствовал недоумение: «Я ни с кем не спорил, не ссорился».

Население Базарных Матак — около шести тысяч человек. Мусульман — пять тысяч. Христиан — около тысячи. Три мечети. Один православный храм. Новое здание храма отец Андрей строит уже десять лет — с тех пор, как молодым пастырем заступил на службу в село. Строительство, говорит он, почти закончено: осталось положить кровлю. Поднимает он храмы и в селах Юхмачи и Хурада — до каждого ехать из Базарных Матак около 40 километров. «Прихожан немного, в основном это люди пожилые. Молодежь уезжает в города», — говорит отец Андрей. Но даже те, что остались, стараются жертвовать на строительство. В Хураде на деньги одной сельчанки отлили для храма колокола.

Версии

В Казанской митрополии надеются, что отношения между православными и мусульманами в республике останутся мирными. Об этом же говорит и совместное заявление Духовного управления мусульман Татарстана и Татарстанской митрополии Русской Православной Церкви.

Текст заявления гласит: «Мы категорически не приемлем любые провокационные попытки нарушить добрые межконфессиональные отношения, которые на протяжении многих веков складывались между православными, мусульманами и представителями других религий, проживающими на территории Поволжья… Никаким деструктивным силам, в какие бы религиозные и национальные одежды они не рядились, не под силу разрушить наши общие духовные и культурные ценности. Как и прежде, мы должны проявлять спокойствие, солидарность и… оказывать всяческое содействие правоохранительным органам в деле противодействия радикальным проявлениям».

«Нельзя сказать, что в регионе ощущается какая-то особая напряженность. Этого не наблюдается ни у священников, ни у прихожан», — говорит протоиерей Сергий Титов, руководитель миссионерского отдела митрополии. — «В Татарстане межконфессиональные отношения всегда стояли на позиции паритета. Освящение любого крупного объекта, конференции, городские празднования — все они проходят при совместном участии православных и мусульманских священнослужителей. Христиане и мусульмане настолько тесно переплетены в жизни региона, что никакие провокационные действия не заставят их пойти на конфликт между собой».

Татарский ислам в немалой степени христианизирован, продолжает священник: «Когда мы общаемся с представителями мусульманского духовенства, даже язык мусульманского богословия имеет христианскую окраску. И мышление мусульман в Татарстане часто не разделяет ислам и христианство. Многие из них ездят на православные источники, даже приходят в православные храмы и обращаются к священникам».

Конфликт явно насаждают извне, уверен священник. По его мнению, татарское население застраховано от серьезных ваххабитских влияний. Ваххабиты не очень любят татарский ислам, и прошлогоднее покушение на муфтия тому подтверждение. При обострениях на межнациональной почве это всегда были «засланные казачки», говорит священник.

С этой версией не согласен отец Димитрий Сизов, настоятель одной из сожженных церквей. «Это не какие-то экстремисты со стороны, а наши. Все это акции татарстанского подполья», — заявил священник в интервью «Газете.ру».

Президент Татарстана Рустам Минниханов назначил награду в один миллион рублей за сведения об участниках поджогов. Минниханов также поручил МЧС проверить храмы республики на пожароопасность и подготовить предложения по улучшению их обеспечения противопожарными средствами.

Известно, что восстановление поврежденных храмов пройдет при помощи Минсельхоза республики. Вероятнее всего, восстановительные работы начнутся весной. Пока же прихожане церквей, которые подверглись поджогам, будут ходить на службы в соседние храмы, отмечает в разговоре с журналистом «Правмира» протоиерей Александр Павлов, секретарь Казанской епархии.

Ряд храмов в митрополии — в особенности храмы в Чистопольской епархии — вызвались охранять от посягательств казаки. «Мы призываем их к тому, чтоб в своих действиях быть максимально взаимосвязанными с органами правопорядка и блюсти букву закона», — говорит отец Александр.

Подоплека

Поджогам православных церквей в республике предшествовало покушение на муфтия Татарстана и убийство его заместителя. 19 июля 2012 года машину, в которой находился муфтий Илдус Файзов, подорвали на одном из перекрестков Казани. Муфтий получил ранения и был госпитализирован. В этот же день в столице республики в подъезде собственного дома застрелили Валиуллу Якупова, заместителя Файзова.

В качестве мотивов преступления следствие изначально рассматривало, в том числе и экономическую подполеку. Однако в ДУМ с этой версией не соглашались. Файзов и Якупов были известны как борцы с экстремизмом. Так, в конце 2011 года муфтий снял имама Альметьевской соборной мечети, который, по информации спецслужб, вел пропаганду ваххабизма.

Позже следствие дополнительно квалифицировало дело о покушении на муфтия как теракт. Двое подозреваемых в этом преступлении были уничтожены в ходе спецоперации силовиков в октябре 2012 года. В их квартире в Казани обнаружили лабораторию по изготовлению взрывчатых веществ.

В августе 2012 года в центре Казани состоялся митинг национал-сепаратистов. На митинге прозвучали открытые заявления в поддержку боевиков, воюющих в Сирии. Тогда же стало известно, что в Сирии могут воевать более трехсот российских ваххабитов, в том числе и выходцы из Татарстана.

В ноябре 2013 года неизвестные предприняли попытку ракетной атаки на нефтезавод в Татарстане. По предварительным данным, всего по заводу было выпущено четыре ракеты, все они пролетели мимо. 1 декабря в интернете появился видеоролик, где мужчина в маске, стоящий на фоне флага запрещенной исламистской группировки, объявляет себя амиром Татарстана и заявляет, что атаки на нефтезавод организовали он и его сторонники. В настоящий момент это обращение проверяют в следственном комитете.

Михаил Боков

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
После поджогов храмов в Татарстане восстановлены еще две церкви

За полгода был изготовлен сруб и установлен на месте будущего храма.

Мужчина из Татарстана стал православным и раскаялся в убийствах

Мужчина пришел в полицию с явкой с повинной и рассказал о двух убийствах в 2003 году

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!