Трагическое разногласие

|

Читайте также:

Кровля Храма

Хлеб

Об авторе: Игорь Иванович Сикорский: герой, изгнанник, отец авиации




И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего (Луки 19:41-44).

Несомненно, характер миссии Христа и ее влияние на судьбы Израиля и всего мира, не говоря о личных чувствах и желаниях, сформировали предмет загадочного спора в пустыне. Идеи большой важности, называемые также историей Искушения, проявляются ещё во многих частях Евангелия. Их наличие можно отметить во второй части Молитвы Господней, как показано в следующей таблице:



















Вторая часть Молитвы Господней


Объект молитвы


Объект искушения


История искушений


Хлеб наш насущный дай нам на сей день


хлеб


хлеб


скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. (Матф. 4:3)


И не введи нас во искушение, но избавь нас от лукавого


введи

искушение

лукавый


 

возведен

искушение

диавол


Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола. (Матф. 4:1)


Ибо Твое есть Царство


Царство


Царство


И, возведя Его на высокую гору, диавол показал Ему все Царства вселенной во мгновение времени. (Лук. 4:5)


и Сила и Слава во веки. Аминь.


Сила , Слава


власть , слава


И сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее. (Лук. 4:6)


 


Первое предложение дьявола заключалось в использовании хлеба как чудесного средства для получения контроля над человеческим сообществом. Интересным является то, что когда Христос фактически использовал свою силу для насыщения множества людей в пустыне, результатом этого было то, что тысячи людей немедленно провозгласили Его Мессией и попытались “нечаянно взять Его и сделать царем” (от Иоанна, 6:14-15).

Помимо своего основного значения, имевшего влияние на ход истории в целом, Искушение Христа также имело непосредственную причину и последствия в конкретном историческом и географическом контексте. Был период волнений, предшествующий крупному восстанию против Рима. В среде наиболее активных представителей еврейского народа нарастало недовольство и проводилась агитация. Наконец, произошло восстание. Но, по причине отсутствия лидера, который мог бы установить взаимное доверие и единство, оно закончилось трагическим провалом из-за смертельной борьбы между различными группировками повстанцев, что и было причиной тяжелых потерь в рядах восставших и сломало изнутри хребет восстания. Фанатизм, на фоне которого происходило восстание, был, однако, настолько силён, что, несмотря на отсутствие единства и неумелое руководство, мятежники неоднократно побеждали Римскую армию, и главным римским военачальникам потребовалось три года неимоверных усилий, чтобы подавить этот мятеж.

Цели этого восстания не ограничивались освобождением от Римской власти. Туда входили ещё и честолюбивые планы по завоеванию мира и управлению им под руководством лидера, который, как предполагалось, должен был явиться именно тогда. Иосиф Флавий, историк и очевидец этих событий, писал: “Что же наиболее разжигало их [еврейских повстанцев] пыл в ходе ведения этой войны, так это неясное предсказание, также найденное в их священных книгах; оно гласило, что примерно в это время один человек, происходящий из их земель, должен будет стать правителем всей земли, пригодной для жизни”.

Такие чаяния глубоко проникали в народные умы не только под влиянием пророчеств, но и исторических фактов. Мальчик-раб, Иосиф, фактически стал правителем Египта, в котором он превратил местное население в государственных рабов и одарил еврейских иммигрантов многочисленными привилегиями, обеспечив таким образом их процветание.

Популярностью пользовалась также и история о Мардохее, который сумел стать вторым после царя человеком в Персии, где он устроил спокойную и привилегированную жизнь для своего народа и организовал уничтожение примерно 75.000 враждебных евреям людей.

Большинство людей считали эти достижения Божьей волей и полагали, что, когда придёт Мессия, он будет действовать подобным образом, только с большей славой и в более широких масштабах, принося беспрецедентный триумф избранному народу.

Разве не писал пророк Исаия: «И принесут сыновей твоих на руках и дочерей твоих на плечах… Лицом до земли будут кланяться тебе и лизать прах ног твоих… И будут всегда отверсты врата твои… чтобы приносимо было к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народ и царства, которые не захотят служить тебе, — погибнут, и такие народы совершенно истребятся…Ты будешь насыщаться молоком народов, и груди царские сосать будешь, и узнаешь, что Я Господь — Спаситель твой и Искупитель твой…” (Исаия 49:22,23 и 60:11,12,16.)

Конечно же, в Библии есть много других цитат, полностью отличающихся от вышеуказанных по характеру. Имеется множество замечательных пророчеств, которые описывают истинно Божественную, Мессианскую идеологию с таким поразительным содержанием истины, что Сам Христос их цитировал.

Надо отметить, что среди евреев и в Ветхом Завете было две противоположных точки зрения насчет Мессии — одна из них действительно касалась пришествия Христа и Его учения о правде, доброй воле и вечной жизни; другая, полностью ей противоположная, касалась земного тирана, который будет завоёвывать, терроризировать, эксплуатировать другие нации ради славы Израиля и получения окончательного превосходства над этими нациями. Искушение в пустыне было, по сути, предложением компромисса между этими двумя точками зрения, компромисса, который, помимо влияния на ход истории в целом, мог предотвратить и надвигающуюся катастрофу Еврейской нации.

Однако под этим фундаментальным вопросом Христос понимал не разногласия между людьми, а конфликт между путями к Небу и к аду. Он отказался пойти на даже незначительный компромисс и, фактически, ещё более обострил конфликт. Меч раздора, который, как сказал Христос, отделит отца от сына, и мать от дочери, был, прежде всего, результатом этой интерпретации Мессии и Его Миссии.

В то время эти вопросы носили не только абстрактно-религиозный, но и, главным образом, политический характер, поскольку ситуация в мире вообще, казалось бы, содействовала претворению в жизнь самых честолюбивых планов. Когда Иосиф взял под контроль Египетское государство, он сделал это без посторонней помощи, потому что он не мог ожидать никакого содействия со стороны своих слабых и малочисленных соотечественников. Но теперь была мощная, решительная нация, состоящая из нескольких миллионов человек. Людей раздражали и злили издевательства со стороны враждебно настроенных и бестактных Римских правителей, и революционный дух овладевал всё большим количеством людей. Они фанатично верили в то, что приближающаяся борьба будет той самой, которую предсказали пророки и одобрил Бог. Они были готовы к борьбе и стремились к ней, чтобы отомстить за оскорбления и произвол и снова создать и расширить процветающее Израильское царство.

В ту эпоху Римская империя, будучи невероятно богатой, ослаблялась и разрушалась изнутри. Учитывая эти факторы, становится понятным, что власть над царствами мира, упомянутая в Истории Искушения, была не просто образным выражением; это была рекомендация на то, чтобы воспользоваться определенной политической возможностью, которая могла быть осуществлена, если бы Христос пошел на компромисс между Своими вечными идеями и чаяниями большинства еврейских людей, которые ожидали и надеялись на Мессию, Сына Давида — другими словами, царя и завоевателя.

Не принимая во внимание любые предположения религиозного или сверхъестественного характера, я убежден, что беспрецедентное личное влияние Христа, огромные, фанатичные и агрессивные силы, находящиеся в Его распоряжении благодаря надвигающемуся восстанию, и общая ситуация в ослабленной и деморализованной Римской империи предоставляли отличную возможность для создания мощного, независимого государства. Данная политическая ситуация и фон для нее были гораздо благоприятнее тех факторов, на основе которых 600 лет спустя создал свою империю Мухаммед.

Христу были предложены корона Царя-Мессии и всеобщее признание. Но Он отказался принять их. Однако предложил всей еврейской нации своё духовное лидерство, которое было отвергнуто (см. Лука 13:34).

Объясняя природу этого конфликта, митрополит российский Антоний (Храповицкий) писал следующие строки:

“Есть другая, не замеченная библейской наукой истина, именно та, что еврейская революция весьма тесно соприкасалась с земною жизнью Христа Спасителя и вообще определяла собою (конечно, по особому попущению Божию) многие евангельские события; далее мы увидим, что она же была главною причиной возникшей против Христа народной ненависти, возведшей Его на крест”.

Я убежден в правильности этого объяснения. Оскорбленное самолюбие фарисеев и первосвященников и предательство Иуды были по своему влиянию не главными, а вторичными факторами. Реальной причиной трагедии был противоречивый конфликт между Божественной идеологией Христа и злого, в высшей степени, духа надвигающейся революции.

Не стоит недооценивать внутреннее драматичное величие этого конфликта. Христос предлагает высшее самопожертвование, включая жизнь, если того потребуют обстоятельства, но необходимо также признать, что Его враги, нетерпеливо кричащие “Распни Его!” также готовы были пожертвовать своими собственными жизнями; только они хотели умереть не за вечные идеалы доброй воли и правды, а ради ярости, ненависти, мести и стремления заполучить господство над миром.

Я уверен, что использование этой злобной ярости как средства, предназначенного для служения патриотическим или идеалистическим целям, относится к поклонению дьяволу; оно представляет собой наиболее опасное из всех искушений. Истинная Маммона, ради триумфа которой даже бескорыстные и явно хорошие люди попрут ногами фундаментальные Божьи заповеди и будут готовы лгать, ненавидеть и убивать, скорее может быть отождествлена со стремлением к политической власти, чем с желанием удовлетворения собственных прихотей. Самые бесстыдные обманы, самые ужасные произволы и массовые убийства имеют в своей основе скорее идеологические вопросы, нежели совершенные конкретными людьми грехи и преступления.

Люди, ответственные за распятие Христа, не были пьяницами, игроками или любителями удовольствий. Они были или пуританами, хорошо знавшими Библию и постоянно посещающими храм, или фанатичными бунтовщиками-патриотами. Возможно, среди них мог находиться или хотя бы сочувствовать им и будущий святой Апостол Павел. Также я считаю, что Иуда предал Христа не просто за тридцать сребреников (из-за материальной выгоды — прим. Перев.), но и из-за своих патриотических убеждений, потому что он видел, что Христос осуждает и отрицает столь пламенно приветствуемое народом восстание, поддерживая духовную составляющую идеи о Мессии вместо политической, внося разногласия и снижая боевой дух людей перед надвигающимся мятежом.

Иуда был одним из двенадцати апостолов, избранных Христом. В течение всех лет деятельности Христа он оставался рядом со своим Учителем, за исключением последних нескольких часов перед пленением. Он участвовал в дружеских беседах и видел чудеса. Невозможно предполагать, что вечные идеи и личность Христа не имели значения для Иуды. Несомненно, они оказали на него влияние, как и на многих других. Но первым по значимости для Иуды был успех восстания.

Я должен подчеркнуть, что божественная личность Христа и вечное значение его жертвы не обсуждаются в этой книге, в которой рассматриваются не деяния или речения Христа, но главным образом злые дела и идеи, которые Он осудил и отверг.

В одном из наиболее драматичных и серьезных моментов во всем Евангелии, когда противники Христа сказали: “…одного Отца имеем, Бога” (от Иоанна, 8:41), Христос ответил:

«Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего; он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины; когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи” (от Иоанна, 8:44).

Когда противники Христа ответили: “Ты Самаритянин   и… бес в Тебе”, они оскорбили Христа и отвергли Его учение, но не по личным причинам, а с точки зрения национальности и религии. И, в конце концов, они остались в храме, а Христос был фактически ими выдворен. Внимательное прочтение всего описания спора явно указывает, что объект дискуссии никак не был связан с вопросами о грехах, совершаемых отдельными людьми против законов общественной или традиционной нравственности; предмет спора определялся противостоянием национальных и религиозных идеологий. Своим серьезным и сокрушающем обвинением, которое лежит на человечестве в течение многих столетий и будет лежать до конца времен, Христос осудил людей как последователей дьявола. Христос определил их идеи и чаяния как прихоти дьявола, которого Он охарактеризовал как убийцу и отца лжи; последнее неоднократно Им подчеркивалось и повторялось.

Завершение спора описывает Иоанн (8:59): «Тогда взяли каменья, чтобы бросить на Него; но Иисус скрылся и вышел из храма, пройдя посреди них, и пошел далее».

Следуя примеру своего Учителя, апостолы продолжали выступать против надвигающегося восстания и осуждать его. В первом послании святого Петра мы читаем: “…будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли… как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла…Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите” (глава 2:13-17).

В послании Святого Павла к Римлянам мы читаем: “И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совестиИтак отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь” (глава 13:5,7). Эти строки были написаны примерно за десять лет до восстания.

Во втором послании святого Петра, которое определенно указывает на подобного рода бедствия, мы находим следующие строки: “Знает Господь, как избавлять благочестивых от искушения, а беззаконников соблюдать ко дню суда, для наказания, а наипаче тех, которые идут вслед скверных похотей плоти, презирают начальства, дерзки, своевольны и не страшатся злословить высших. Они самонадеянны и своевольны, и не боятся злословить достоинства… Ибо, произнося надутое пустословие, они уловляют в плотские похоти и разврат тех, которые едва отстали от находящихся в заблуждении. Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побежден, тот тому и раб” (глава 2:9-18,19).

Иосиф Флавий дает такой отчет о первых действиях другого Симона, предводителя восстания, происшедшего в самом начале революции:

“[Симон, сын Гиоры] …обещал рабам свободу, а свободным вознаграждение и таким образом собрал вокруг себя негодяев со всех сторон… Симон, сын Гиоры, набрал массу недовольных и производил разбойничьи набеги, в которых не только грабил дома богатых людей, но и совершал насилия над их личностью. Уже тогда заранее видно было начало его тирании”.

Я уверен, что серьезное осуждение, включавшееся в послания, адресовалось главным образом революционным агитаторам, а не простым грешникам. Однако даже если этот вывод будет оспариваться, позиция апостолов по отношению к восстанию хорошо определена в их призывах чтить царя, повиноваться правителям, платить налоги и т.д.

Даже не будучи крупномасштабным, Палестинское восстание может считаться одной из ужаснейших трагедий в истории человечества. Из миллиона двухсот пятидесяти тысяч человек, живших в Иерусалиме в начале осады, только девяносто семь тысяч осталось в живых после того, как римляне захватили город. Большая часть убийств и невероятных истязаний была совершена именно еврейскими бунтовщиками, и только меньшая часть — римлянами.

Природа наиболее активных элементов этого восстания может быть определена нижеследующими записями очевидца:

“Все человеческие права зелоты попирали ногами, божественное они осмеивали, а над словами пророков издевались, как над пустой болтовней… Разбойничья жадность их сделалась ненасытной: дома богатых обыскивались; убийства мужчин и оскорбления женщин служили им утехой”.

Историк так описывает ужасные мучения жителей Иерусалима, в то время как Римляне были еще далеко от города, и это — волнующий отчет.

“В то время, когда город со всех сторон громили его внутренние враги и ютившийся в нем всякий сброд, все население его, как одно огромное тело, терзалось от сознания своей беспомощности. Старики и женщины, приведенные в отчаяние бедствиями города, молились за римлян и нетерпеливо ожидали войны извне, чтобы избавиться от потрясений внутри. Граждане, объятые паническим страхом и совершенно растерявшись, не имели ни времени, ни возможности подумать о возврате; не было также надежды ни на мир, ни на особенно желанное бегство. Ибо все было занято стражами, и как ни враждовали между собой главари разбойников во всем остальном, но мирно расположенных людей или заподозренных в желании бежать к римлянам они убивали как общих врагов”.

Мятежники неоднократно нападали друг на друга, вторгаясь в кварталы, контролируемые враждебными повстанческими группировками; во многих случаях схватки происходили и внутри Иерусалимского храма, занятого зелотами и идумейцами Иоанна из Гисхалы. В результате:

“Тела туземцев и чужих, священников и левитов лежали, смешавшись между собой, и кровь от этих различных трупов образовала в пределах святилища настоящее озеро. Испытал ли ты, несчастнейший из городов, нечто подобное от римлян, которые вступали в тебя, для того чтобы тебя очистить от гнусных поступков твоих собственных детей? Ибо божьим городом ты уже перестал быть и не мог больше быть…”

Наконец сильная Римская армия подошла к Иерусалиму и окружила его кольцом укреплений. После нескольких недель жестокой борьбы, командующий Римской армией Тит сделал благородный жест, предложив мир и пообещав снять осаду с города и возвратить Храм народу. В своём обращении он сурово осуждал мятежников: “И что же, теперь вы, нечестивцы, в тех же местах топчете ногами тела убитых, пятнаете храм кровью иноплеменников и своих! Я призываю в свидетели богов моего отечества и того, который некогда — но не теперь — милостиво взирал на это место; ссылаюсь также на мое войско, на иудеев в моем лагере и на вас самих, что я вас не принуждал осквернять эти места”.

Чужеземцы, о которых говорят Флавий и Тит, не были римскими солдатами. Это были многочисленные идумейские разбойники, которые появились в городе в результате следующих событий: задолго до подхода римской армии т.н. “умеренные” группы, поддерживаемые большинством населения Иерусалима и исполненные негодования из-за ужасного насилия и осквернения Храма, объединились и в кровавом сражении, длившемся несколько дней, сумели победить радикалов, которые, в конце концов, бежали и укрылись за высокими стенами, окружавшими Храм. Чтобы спасти Революцию, мятежники обратились за поддержкой к шайкам хорошо вооруженных идумейцев и с их помощью одержали победу над “умеренными”, после чего организовали ужасную резню, в которой погибли десятки тысяч евреев. Тогда были убиты почти все Иерусалимские священники, включая и первосвященника Анана, чей отец очень активно ратовал за распятие Христа.

Предложение Тита о мире было с насмешками и оскорблениями отвергнуто повстанцами. Жестокая борьба продолжилась, и обе стороны совершали всё более и более ужасные действия. Каждый день римляне распинали перед городскими стенами сотни еврейских пленников.

Тем временем, ситуация внутри Иерусалима стала неописуемо ужасной. В осажденном городе, оставшемся почти что без продовольствия, намеренно уничтоженного в ходе гражданской войны между враждебными революционными группировками, усилился голод, и люди умирали в больших количествах. Группы зелотов продолжали грабить дома, мучая людей, чтобы заставить их отдать остатки имевшейся у них пищи. Хоронить умерших было невозможно, и трупы лежали повсюду, в домах и на улицах. Тысячи трупов были сброшены со стен города, и во время вылазок людям приходилось идти в атаку по мертвым телам. Зловоние стало настолько невыносимым, что римлянам в некоторых случаях приходилось переносить линии своих укреплений подальше от Иерусалима, в то время как внутри города были голод, гнев, отчаяние и безумие. Несмотря на все бедствия, некоторые из евреев фанатично верили в то, что Иерусалим и храм находятся под защитой Бога и, следовательно, не могут быть захвачены или разрушены.

Некоторое время мятежники продолжали сражаться с безумной, нечеловеческой храбростью, но их сопротивление начало, наконец, ослабевать.

В августе 70 г от P. Х. римляне вошли в город и, после долгой и отчаянной борьбы за каждую улицу они смогли ворваться в Храм и, пока сражение бушевало снаружи и внутри Храма, они подожгли святилище. Разрушение Храма завершило физический и духовный крах восстания.

Очевидец этих событий Иосиф Флавий завершил своё описание следующими горестными строками: “Мятежники потеряли уже надежду на прекращение пожара; их повсюду избивали или обращали в бегство. Громадные толпы граждан, все бессильные и безоружные, были перебиты везде, где их настигали враги. Вокруг жертвенника громоздились кучи убитых, а по ступеням его лились потоки крови и катились тела убитых наверху”.

“Таков был конец этого великолепного, всемирно известного города, постигший его вследствие безумия мятежников”.

После разрушения Иерусалима римляне собрали оставшуюся часть населения в стенах сожженного храма. Слабые и старые были уничтожены, а оставшиеся мужчины, женщины и дети в количестве 97 000 человек были проданы в рабство или сосланы в различные города Востока, где они были сожжены живьем или убиты другими способами в цирках для развлечения местного населения, в большинстве своём враждебного по отношению к евреям. Как последствие этого восстания, волна избиений и гонений прокатилась по нескольким близлежащим странам, нанося серьезный ущерб положению и экономическим возможностям евреев, живших за пределами Палестины.

Очевидно, что это трагичное восстание причинило ужасающий вред не только еврейской нации, и человечеству вообще. Поэтому очень важно понять характер и причины восстания. Оно не было неизбежным. Многие другие нации, находясь под римской властью, сохраняли мир в пределах своих территорий. Некоторые из них, включая Францию и Германию, в конечном счете, легко вернули себе независимость во время падения Римской Империи и продолжили развиваться в пределах своих земель, пока не обрели политический вес на мировой арене. Несомненно, аналогичные процессы происходили бы и с еврейским народом, если бы это ужасное бедствие не уничтожило весь цвет нации вместе с процветающий тысячелетней столицей — центром национальной религии и культуры. Если бы не эта революция, евреи, оставаясь и объединяясь в пределах своей собственной территории, постепенно создали бы мощное независимое государство, территория которого вполне могла бы простираться от Египта до Черного моря и от Средиземноморья до Индийского Океана. Страна, расположенная на перекрестках путей из Европы в Индию, из Китая в Австралию, была бы процветающей и мощной, со столицей в Иерусалиме, ставшем бы одним из главных городов мира. Если бы там главенствующую религиозную позицию заняло христианство, то это государство, бесспорно, стало бы центром Христианства, осуществляя огромное религиозное и политическое влияние на весь христианский мир. Катастрофа, разрушившая эту возможность, может по праву считаться одним из величайших бедствий не только для еврейской нации, но и для всего мира.

Автор убежден, что жестокий Цезий Флор, благожелательный Агриппа, безнравственный и нечестивый Симон Гиора и другие лидеры были лишь рядовыми участниками процесса, отодвигаемыми в сторону какой-то всесильной волной или напротив, несущиеся на её гребне. Истинными движущими силами этой трагедии были те два противоположных заряда огромной духовной энергии, столкнувшиеся лицом к лицу во время Искушения в пустыне.

В результате углубленного и тягостного анализа, прямой борьбы со злом и его проявлениями в процессе земной жизни, во время Искушения в пустыне Христос в Своей проповеди определил две противоположные, разные в своей основе, идеологии жизненных принципов. Сильная и агрессивная группировка евреев, бывшая даже не большинством, но сумевшая взять под свой контроль все сферы жизни, определенно отклонила принципы Христа и приняла противоположную идеологию. Это и было фактической причиной трагической вспышки мучения и самоуничтожения. Поэтому предупреждение Христа о том, что отказ людей признать Его своим духовным руководителем приведет к катастрофе и разрушению Иерусалима (От Луки, 19:41-44), должно быть воспринято буквально как определение первопричины этой катастрофы.

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: