Учительница из Шарлотсвилля: Я буду честна с ребятами и покажу им свою уязвимость

|
“Я планирую серьезно поговорить о том, что происходит, когда кто-то вторгается в ваш город и вызывает бунт.” С чего начнет первый урок учитель из города, где несколько дней назад погибла женщина и пострадали двадцать человек?

12 августа в небольшом американском городе Шарлотсвилле произошла трагедия – автомобиль въехал в толпу противников акции ультраправых. В результате погибла тридцатидвухлетняя Хизер Хейер, еще 20 человек пострадали. Учительница средней школы города Зоя Падрон написала для Washington Post о том, как она планирует помочь своим ученикам побороть свой страх и чему их должна научить эта трагедия. «Правмир» публикует перевод статьи.

Последние 20 лет я жила и работала в Шарлотсвилле. Я преподавала и начальным классам, и старшеклассникам. Мой сын учился у лучших преподавателей, и сейчас я учитель средней школы. На следующей неделе начинаются занятия в школе, и вот что я планирую сделать.

Я буду больше слушать, а не говорить. Это сложно для меня, потому что по натуре я оратор. Но мне нравится слушать детей. Это моя работа – отразить то, что они говорят, и помочь им назвать то, что они чувствуют. Когда студент говорит мне, что он расстроен – вероятно, это не единственная его эмоция.

Мы не всегда умеем объяснить свои эмоции, неверно называем их, или используем, как я их называю, эмоции младенца – безумный, счастливый, грустный. То, что произошло в Шарлотсвилле, – хороший повод, чтобы поработать над выражением сложных эмоций.

Я буду образцом для моих студентов. То, что случилось в Шарлоттсвилле, ужаснуло меня. Мы живем в нескольких минутах ходьбы от центра города, а мой сын работает очень близко к месту атаки автомобиля. Я одновременно рада, что мой сын остался дома после работы, и в то же время – мне стыдно, что мы решили отсидеться дома и не поддержали наших соседей, которые выступили против белых расистов.

Я буду честна с ребятами и покажу им свою уязвимость. Это поможет нам стать ближе, поможет создать ощущение безопасности и доверия в классе и школе.

Я планирую дать им возможность скорбеть. Им нужно чувствовать себя в безопасности, чтобы выговориться, и для этого им необходимо комфортное пространство. Когда дети чувствуют свою ценность, у них есть возможность не только быть честными, но и большему учиться.

Я принесла в школу плюшевые игрушки, пледы, стулья и другие удобные предметы, чтобы сделать нашу классную комнату местом, где мои ученики могут скорбеть об уюте, который они потеряли, когда в их дом вторглись.

Я планирую серьезно поговорить о том, что происходит, когда кто-то вторгается в ваш город и вызывает бунт. Это не Ближний Восток, не Северная Корея, не Афганистан. Мы живем в небольшом городке в Центральной Вирджинии. Это дом Томаса Джефферсона, и его могила напоминает нам об авторе Декларации Независимости, Устава Вирджинии по религиозной свободе и основании Университета Вирджинии.

Те, кто вторгся в наш дом 12 августа, не уважали это наследие. Нам будет необходимо поговорить о Джефферсоне, чьи моральные недостатки как рабовладельца противоречат наследию, которое он нам оставил. Мы обсудим вторжение в наш мирный, патриотический город.

Я поговорю со студентами о расизме. Это сложно сделать: и родители, и администрация нервничают, когда учитель хочет поднять эту тему. Но сейчас этого не избежать, и не было причин, не позволяющих сделать этого раньше.

Я знаю, что если я выстрою атмосферу доверия и честности, где студенты могут почувствовать себя в безопасности, и где я, учитель, выгляжу как человек, этот разговор можно сделать уважительным для всех.

Нам нужно поговорит о ненависти. Это более мощная эмоция, чем то, что ученики чувствуют по поводу брюссельской капусты, когда не поступают в университет или не сидят на физике с лучшим другом.

Нам нужно посмотреть фотографии событий 12 августа и увидеть лица людей. Подростки часто не могут идентифицировать эмоции на человеческих лицах, но это легко сделать. Мы должны поговорить о том, что заставляет одну группу людей ненавидеть другую настолько, что они готовы пойти на убийство.

Следующим шагом будет разговор о нашей школьной жизни. Какие группы есть в нашей школе? Кого вы избегаете? Кого впускаете? Кто всегда на обочине? Что мы можем изменить, чтобы каждый имел возможность стать частью нашей школьной культуры? Разнообразие – это богатство множества культур, возможности для творчества и различные перспективы.

Я покажу, что наше общество состоит из разных людей. С некоторыми мы во всем согласны и уважаем их, с другими нет. И почти всегда это конец истории. Но сейчас – нет.

Некоторые люди ненавидят так сильно, что считают нормальным вторгнуться в чей-то город и разорвать его на части, они считают, что нормально управлять людьми, потому что они цветные, женщины, иммигранты, евреи или испаноязычные…

Сейчас эти люди находят поддержку и смелость для того, что они делают. Это не так, и мы вместе, родители и учителя, можем показать своим детям, как стать сильными.

Если мы как педагоги, родители и члены общества повлияем на наших детей, можно надеяться, что следующее поколение не впадет в популизм, который принес нам террористов, которые считают себя патриотами, и патриотов, которым кажется, что их ущемляют.

Источник: The Washington Post

Перевод Анны Резниковой

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Чему может научиться родитель у дипломата ООН

Пять дипломатических приемов, которые сделают учителя союзником

Нам предложили взять ненависть за основу – давайте откажемся

Случай с Таней Фельгенгауэр – заметный, но он не единственный

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: