Ребенок не должен расти, как Маугли

|
От чего зависит развитие речи малыша? Что делать, если ребенок молчит, когда его сверстники уже болтают вовсю? В каком возрасте нужно обращаться к специалисту-логопеду? Почему детей с проблемами в речевом развитии становится все больше? На вопросы читателей «Правмира» отвечает логопед-практик высшей категории, автор более 15 развивающих пособий для детей дошкольного возраста Елена Косинова.
Елена Косинова

Елена Косинова

Елена Михайловна Косинова – педагог, логопед-практик высшей категории, автор более 15 развивающих пособий для детей дошкольного возраста. Ее книги выходят в издательствах «Эксмо», «Махаон», «Сфера».

Косинова выпускает книги для развития речи у детей от двух до семи лет, пособия по артикуляционной гимнастике, а также рабочие тетради для обучения грамоте. Ее работы пользуются популярностью как у специалистов, так и у родителей.

Елена Михайловна – научный сотрудник Института коррекционной педагогики, приглашенный преподаватель МИОО (Московский институт открытого образования), имеет большой опыт практической работы.

Находиться среди говорящих людей

Что нужно, чтобы речь у ребенка развивалась нормально?

– Это самый животрепещущий вопрос, который беспокоит всех родителей. Когда у ребенка все хорошо, такой вопрос не возникает. Но рождается, например, второй ребенок, и родители с изумлением замечают, что они делают все то же самое, что и с первым ребенком: занимаются, читают книги, пытаются учить стихи, но развития речи у этого ребенка не происходит.

Тут все-таки не обойтись без совсем краткого теоретического экскурса. Для развития речи у ребенка нужны три условия.

Первое – это здоровье и зрелость нервной системы. Потому что природой так предусмотрено: появление речиу ребенка связано с определенным уровнем зрелости клеток речевых центров.

Второе условие: ребенок не должен расти, как Маугли. Ребенок должен находиться среди говорящих людей.

И третье условие – сформированная способность к подражанию. На основе этого психологического механизма будет развиваться речь. В норме развитие речи происходит следующим образом. Ребенок родился, все благополучно, нервная система в свой срок достигает определенного уровня развития. Вокруг ребенка«говорящие» люди, он слышит речь. На основе механизма подражания ребенок начинает повторять за взрослыми слова. Сначала у него это не очень хорошо получается, но со временем навыки улучшаются.Происходит постепенное развитие речи.

Важно, что когда все эти три условия присутствуют, то беспокоиться не о чем. От родителей не требуется никаких усилий, развитие речи ребенка происходит автоматически. Родители не бегают за ребенком и не показывают, куда ему ставить язык, как ему произнести какой-то сложный звук. Ребенок изо дня в день тренируется сам, многократно повторяя слова, и, в конце концов, мы получаем «человека говорящего».

Что происходит, когда одно из условий не соблюдается?

–Например, у ребеночка в определенный срок – в год – должны появиться слова, а их нет. Причина может быть в том, что клетки нервной системы не достигли определенного уровня зрелости. Из-за чего это может происходить? У ребенка может не быть каких-то серьезных заболеваний, но, возможно, он испытал в период внутриутробного развития или родов какое-то неблагоприятное воздействие. Например, состояние кислородного голодания – гипоксии.

Наша способность к воспроизведению речи очень чувствительна к любому неблагоприятному воздействию, которое может произойти незаметно для всего организма. Но в результате ребенок развивается нормально: вовремя овладевает двигательными навыками, своевременно начинает реагировать на обращенную речь, все понимает, все показывает, но не говорит. Это может быть связано с тем, что клетки речевых центров не достигли в свой срок определенного уровня зрелости.

У каждого ребенка существуют некие индивидуальные сроки, свои нормативы, когда у него появляется речь. Есть усредненные нормативы, но тем не менее кто-то начинает говорить раньше, кто-то позже – этот момент тоже нужно всегда учитывать. Понятие нормы, в общем-то, широко известно. Эта информацию легко разыскать в интернете.

Однако есть несколько моментов, на которые обязательно нужно обратить внимание каждому родителю.

На первом году жизни ребенок должен активно гулить, лепетать. Это предречевые механизмы, на основе которых ребенок тренирует свой артикуляционный аппарат, свое слуховое восприятие.Это поможет ему в будущем овладеть речью. Понимание речи всегда опережает активную речь. Ребенок может еще не говорить, но уже показывает предметы, знакомых людей, части тела: носик, животик, части тела игрушек, – выполняет простые просьбы. Затем у ребенка примерно в год появляются первые слова, и в полтора года – год и восемь у него должна появиться первая фраза. Когда мы говорим «должна», мы подразумеваем некую идеальную норму.

baby-623417_960_720

Надо отметить, что эти нормативы сейчас немножко сдвинулись. Фраза у многих детей появляется только к двум годам. И в этом случае беспокоиться не о чем. Но если все-таки к двум годам у ребенка мало слов, нет коротенькой фразы, то нужно обратиться к специалисту – детскому неврологу, чтобы проанализировать ситуацию и выявить причины задержки речевого развития.

Папа молчал до трех, дядя – до четырех

– Невролог может направить на какие-то исследования?

–Сначала невролог сам проводит обследование.Таким маленьким детям, конечно, делают ограниченный объем исследований, но это решает уже сам врач.

Если есть отставание от общепринятых нормативов, то нужно обратиться и к квалифицированному логопеду. По установленным нормам, в рамках диспансерного учета логопед впервые осматривает ребенка в три года. Но никто не мешает родителям обратиться к специалисту, который вызывает доверие, для того, чтобы получить рекомендации по стимуляции речевого развития, чтобы не упустить время.

Все эти расхожие истории, которые обычно любят рассказывать люди старшего поколения: папа молчал до трех лет, потом прорвало – заговорил; или дядя тоже молчал до четырех, а потом сразу начал говорить, – сейчас, к сожалению, практически не встречаются.

Когда нужно начинать беспокоиться?

– Впервые насторожиться нужно где-то в два года. Хорошо бы получить квалифицированную консультацию, чтобы понять, правильно ли действуют родители.

Напомню важные условия:

1) Здоровье;

2) зрелость нервной системы;

3) среда «говорящих» людей, в которой находится ребенок.

В норме этого хватает. Но если у ребенка есть хотя бы небольшие проблемы, то просто пассивного пребывания среди говорящих людей недостаточно – воздействие взрослых людей должно быть целенаправленным. А у нас, к сожалению, в последние годы очень изменился социум.

Ведь не секрет, что мамы стали меньше заниматься с детьми. Незаслуженно забыты те приемы и методики, которые использовались на протяжении очень долгого времени. А ведь все те методики и игровые приемы базировались на закономерностях, по которым развивается ребенок.

Приведу пример: с одного года до трех лет ребенок начинает взаимодействовать с различными предметами, но опосредовано, через взрослых, и, прежде всего, через самого своего близкого человека. У ребенка развиваются понятия величины, цвета, формы, он исследует мир, и все это он делает, что очень важно, на практическом уровне. Никакой компьютер никогда этого не заменит.

Если вернуться на еще более ранний этап, например, первый год развития, то там ведущей деятельностью является эмоциональное общение ребенка со взрослыми.Ребенок должен как можно больше времени проводить с близким, значимым для него человеком. Замечательный материал предлагает нам русский фольклор: детские потешки, песенки,колыбельные, игры с ручками, с пальчиками, но почему-то они все меньше пользуются спросом. На смену пришли совершенно ненужные в этом возрасте методики, направленные на стимулирование раннего интеллектуального развития, раннее обучение чтению.

Тут есть очень важный момент: все потешки, стишки, все эти малые стихотворные формы, даются в особой ритмизированной форме. Когда мамочка подбрасывает на коленках малыша, проговаривая эти стихи, это просто витамин для речи!

Миська и сябяка

Возвращаясь к закономерностям детского развития:с трех лет ведущей деятельностью для ребенка является игра. Ребенок учится разворачивать сюжетную игру со своими игрушками. Но научить этому ребенка должен взрослый. Мы сейчас часто видим ситуацию, когда детская комната завалена игрушками, но ребенок не умеет с ними играть. Родители восклицают: «Нас же никто не учил!» Они просто забыли, как это было в их время, и считают, что ребенок должен всему научиться сам. Это большая ошибка.

И еще очень важный момент, когда мы говорим о социальных стимулах: речь развивается с опорой на слух. Ребенок слышит то, что говорят, и пытается повторять. Его маленький артикуляционный аппарат еще очень незрелый. Ребенок имеет абсолютное право вначале не говорить какие-то сложные звуки. Твердые звуки он смягчает: произносит не «собака», а «сябяка», не «мишка», а «миська». Не умеет произносить звуки [р], [л]. Это абсолютно нормально, потому что пока артикуляционный аппарат отстает, но ребенок слышит эталонную речь и учится говорить правильно. Значит, рядом должен быть говорящий взрослый.

Сейчас растет поколение детей-визуалов. Я, как логопед-профессионал, всегда интересуюсь, слушает ли ребенок книги. Если слушает, то с какого возраста и насколько активно. Иногда родители подменяют понятия. Им кажется, что ребенок слушает книги, а на самом деле, он не в состоянии воспринять информацию на слух и просто просматривает картинки.

Если родители говорят: «Ребенок не любит слушать книги», – для меня это всегда сигнал, что он не просто не любит, а он не любит потому, что ему тяжело, что у него недостаточно развито слуховое восприятие.

– Социальная среда, «говорящие» люди –  это же не телевизор?

–Конечно, нет. На начальном этапе речь возникает как потребность в общении. И она может возникнуть только, если рядом есть собеседник. Заменить его никто и ничто не может – никакие продвинутые компьютерные игры для малышей, никакие мультфильмы. Допустимо, если ребенок смотрит мультфильм вместе с мамой и мама задает какие-то вопросы, или потом они еще что-то обсудят с ребенком. Если же ребенок просто смотрит телевизор, особенно современные мультфильмы, которые очень часто бездиалоговые, без речи– это просто мелькание картинок. Но это тема для беседы с детским психологом, хотя логопед – это мультидисциплинарный специалист, который взаимодействует со специалистами разного уровня – и с врачами-неврологами, и с психологами, – потому что это все важно для развития речи.

Когда ребенок закрывает рот взрослым

– Что такое – богатая для развития речи среда?

– Это человек, с которым ребенок может общаться, с которым он может взаимодействовать, играть. Это очень важно в период от года до трех.

Для того чтобы ребенок начал говорить, у него должен быть сформирован механизм подражания. Ребенок слышит и подражает, повторяет. Если у ребенка не сформирована эта потребность, он не подражает, не повторяет. Это может быть выражено по-разному: ребенок может сам себе закрывать рот, закрывать рот взрослым, уходить от речевого общения; могут быть яркие эмоциональные вспышки – он может сердиться, топать ногами.

Это может наблюдаться в самых простых ситуациях. Например, когда взрослые просто достали ребенка совершенно не нужной просьбой «скажи, повтори». А ребенок с хорошим интеллектом понимает свою несостоятельность и пытается от этого уйти. Это самая безобидная ситуация.Можно немножко подкорректировать способ взаимодействия взрослого и ребенка, и, как правило, все наладится.

Но чаще всего такую несформированность речевого подражания и отказ от взаимодействия со взрослыми мы наблюдаем у деток, которых сейчас очень много – это дети с чертами аутизма, с аутистическим расстройством. Главная проблема этих состояний в том, что у ребенка нет потребности вступать во взаимодействие со взрослыми и нет потребности им подражать. Здесь на помощь на начальном этапе должен прийти не логопед, а психолог.

Для логопедических занятий ребенок еще должен дорасти, у него уже должно быть сформировано речевое подражание. Если его нет, эти механизмы формирует психолог. Или же он учит родителей, что нужно делать, чтобы у ребенка развивалось сначала неречевое, а затем и речевое подражание. Где-то после года, чуть позже –ребенок как маленькая обезьянка –все повторяет. У него развивается неречевое подражание: он показывает, как говорят по телефону, как чистят зубы, как сушат волосы феном. Он все пытается повторить. И очень часто на приеме я задаю вопрос родителям, есть ли неречевое подражание, когда оно стало развиваться. Ребенку три года, и мама говорит: «Есть. Полгода назад появилось». Вот такой сдвиг по времени. А природу не обманешь.

Развитие речи ребенка – это как строительство дома. Устойчивая почва– это здоровье, зрелость нервной системы. Фундамент нашего дома, нашей речи – это психологические механизмы. И дальше по кирпичикам мы начинаем строить наше здание– ребенок запоминает новые слова, у него обогащается словарный запас. У дома появляются несущие конструкции–ребенок овладевает законами грамматики.

Малышу задаешь вопрос: «С кем ты пришел?» Сначала он говорит: «Мама». Но постепенно ребенок слышит, что слова изменяются, и говорит: «Мами». И только потом начинает говорить: «С мамой». Несущие конструкции нашего дома – это грамматика. И крыша этого строения – связная речь, когда ребенок, уже имея те кирпичики-слова, из которых он строит предложения, овладевает волшебным умением связно излагать мысли, пересказывать сказки, рассказывать что-то о событиях.

И, конечно же, родителей всегда интересует вопрос: а что же со звуками? Я привела образ дома неслучайно. Потому что звукопроизношению отводится роль, знаете штукатурки! Конечно, важно, какой перед нами будет дом после пяти лет – красивый или с непокрашенным фасадом. Но если ребенок будет уметь говорить звук [р], если у него будет «выкрашен фасад дома», но у него нет кирпичей, из которых он будет строить свои предложения, у него нарушена грамматика, слоговая структура, то, конечно, ничего хорошего из этого не будет, потому что ребенок учится говорить не звуками, он идет от общего к частному.

Чтобы родители еще больше это прочувствовали, я всегда привожу такую аналогию:вы пытаетесь учить иностранный язык. Вот вы научитесь великолепно говорить горловое [r] по-французски, например.Если вы учите английский язык, вы будете произносить эти прекрасные межзубные звуки. Но сможете ли вы говорить на этом языке, если у вас не будет слов или их будет очень мало и вы не овладели законами грамматики, по которым эти слова используются в языке?

child-1245893_960_720

Наша Таня громко пла…

Что может делать мама?

– Если у ребенка к двум годам мало слов, и в два года или сразу после двух лет не появляются фразы, то, конечно, нужно обратиться к детскому неврологу, который специализируется на проблемах задержки речевого развития, и получить консультацию у психолога и логопеда для того, чтобы узнать, как взаимодействовать с ребенком, как стимулировать речевое развитие. Родители должны понимать, что если ребенок подражает, то логопед его уже может обучать. А если не подражает, то нужны психологические методики.

Родителям я предлагаю методику, которая называется стимулированием речевого развития с опорой на каждодневные бытовые и режимные моменты. Во всех ситуациях, которые многократно повторяются (например, вы идете гулять или вы идете мыть руки), если ребенок не пытается за вами повторять – вы используете односторонний диалог: мама сначала задает вопрос ребенку, делает небольшую паузу и затем дает образец правильного ответа.

Очень часто логопеды рекомендуют больше говорить с ребенком. Ну и мамы рады стараться! Но, учитывая, что ребенок с задержкой речи, у него всегда будет проблема со слуховым восприятием, он из этого речевого шума будет улавливать только крупные смысловые куски, а на нюансы не будет обращать внимания. Или вообще будет воспринимать речь родителей как радио. То есть для стимуляции речи это не будет иметь пользы.

Вначале следует использовать односторонний диалог, например: «Машенька, идем мыть руки, – говорит мама. – Маша, что мы будем делать?» Взрослый задает вопрос, делает небольшую паузу. Ответила ли Маша, правильно ли она сказала, неправильно – ни в коем случае мама не использует никаких оценок. Но мама дает правильный ответ: «Будем мыть руки. Что мы, Маша, будем делать? Мыть руки. Машенька, что мы будем мыть? Руки. Где, Маша, твои руки? Вот руки».

Речь развивается по закону формирования условных рефлексов. Чтобы условный рефлекс сформировался, нужно многократное повторение. Некоторые специалисты говорят, что для усвоения нового слова малышам необходимо до 50 повторений. Поэтому постоянно необходим односторонний диалог: «Идем гулять. Петя, мы идем гулять. Петя, куда мы идем? Гу-у-улять. Мы идем гу-у-лять», – пропевая, выделяя гласный звук, надо многократно в разных ситуациях повторять это слово.

Не надо стараться освоить сразу все. Пусть ребенок начнет повторять одно слово или два. Методика одностороннего диалога затем переходит в методику двустороннего диалога, но тем не менее она тоже очень важна. Если ребенок говорит с ошибкой, взрослый фоном дает правильный образец, но не комментирует и не оценивает качество речи. Потому что если ребенок начал повторять за взрослым, то он перешел из разряда неговорящего в разряд плохо говорящего, и это уже прекрасно, видим какое-то развитие. Дальше процесс можно совершенствовать.

Когда ребенок осваивает речь, он обязательно проходит через различные ошибки роста.Он не может научиться сразу правильно говорить все слова. Он имеет абсолютное право длинные трехсложные слова сокращать до двусложных. Двусложные он может тоже немножко искажать. Но в норме этот период длится достаточно короткое время. Если же ваш малыш и в три года, и в четыре года сокращает трехсложные слова до одного или двух слогов – это уже сигнал обратиться к логопеду, потому что это серьезное нарушение слоговой структуры. Это только один из симптомов, но на это нужно обратить внимание.

– Если говорить о рекомендациях по стимуляции речевого развития в раннем возрасте – до трех лет, я бы обязательно посоветовала родителям как можно больше читать простых детских стихов, чтобы ребенок слышал простые ритмизированные строчки. Особенно это будет полезно, если они будут согласовываться с движениями малыша. Ребенка можно посадить на колени и проговаривать, пропевать простые стихи Чуковского, Барто. Или когда вы качаете ребенка на качелях, в рифму этого качания очень полезно повторять стихи. Это крайне полезно. Не нужно с выражением читать, это хорошо, но это другая задача.

Потом, если ребенок уже многократно слышал эти короткие стихи, можно предложить ему договаривать последнее слово. Это традиционные приемы, которые рекомендуют, как правило, все логопеды: «Наша Таня громко», – мама делает паузу. «Пла…» – и вместе с малышом можно договорить. Опять же, качество на начальных этапах не важно. Если у ребенка совсем слабо развито речевое подражание, важно, чтобы он хоть как-нибудь, но начал за мамой повторять. Другой вопрос, что, если он уже повторяет, тогда эти стихи дают возможность улучшить качество, потому что мама говорит четко, протягивая гласные, выделяя окончания, ребенок слышит этот четкий эталон и пытается его повторить, тем самым постепенно совершенствуя свою речь.

depositphotos

depositphotos

Попугаи логопедов: “Слышь, синички прилетели!”

Многих специалистов интересует вопрос, почему сейчас все больше детей с задержками речевого развития. Находятся специалисты, которые предлагают фантастические ответы: якобы речевая функция через какое-то время человеку будет не нужна, мы будем общаться другими способами, уже сейчас активно вторгающимися в нашу жизнь. И при этом заявляют, речь все же не должна потеряться и будет передана кому-то из братьев наших меньших. Тут мы видим замечательный пример – это говорящие попугаи, которые очень часто механически, но иногда проявляя поистине чудеса сообразительности и грамматической одаренности, используют речь и даже комментируют различные ситуации.

У меня дома живет такой попугай породы жако, зовут его Жора. Мне за ним очень интересно наблюдать, потому что, как бы это ни было далеко от каких-то профессиональных теорий, его развитие повторяло в некоторых этапах развитие речи у ребенка. Сначала он, когда маленьким попал в нашу семью из дикой природы, был совершенно не социализирован. Не воспринимал людей, рычал, и нам даже пришлось пригласить домой специального звериного психолога, который подсказал, как наладить взаимодействие с Жорой.

После того, как Жора перестал бояться людей, он стал брать пищу из рук. Он социализировался. У него стало развиваться понимание речи, он начал выполнять простые команды. Затем Жора стал пытаться повторять те слова, которые я говорила, используя методику с опорой на бытовые режимные моменты, то есть те ситуации, которые повторяются по сто раз в день.

Вот я ему приносила воду и говорила: «Жора, водичка. Будем пить». Или: «Выходи из клетки, идем гулять». Или: «Пришел папа», – и так далее. Я была поражена, когда попугай, сначала очень некачественно, но затем все лучше и лучше начал повторять эти слова.

Пример с попугаем я привожу для того, чтобы показать, что уж если попугай научился говорить, то, уважаемые родители, приложите любовь и немножечко усилий – и все получится и с детьми.

Потому что, когда у ребенка здоровая, зрелая нервная система, у него сформированы все психологические механизмы, развитие у него происходит автоматически, не нужно прикладывать никаких усилий. Но если мы видим хоть в каком-то из этих условий небольшую недостачу – приходится прикладывать усилия. Но все воздастся сторицей, потому что в школе усвоение письма во многом опирается на устную речь. Вот почему необходимо, чтобы к началу школьного обучения ребенок подошел не только с правильным звукопроизношением, но и с богатым словарным запасам, с четкими грамматическими представлениями.

Возвращаясь к рассказу о Жоре, скажу, что он даже звукопроизношением овладевал примерно по тем же закономерностям, как и ребенок. Моего сына зовут Миша, он его сначала называл «Мифа» – точно так же, как это делают маленькие дети – и только потом начал использовать звук [ш], немножко похожий, но, как говорят специалисты-логопеды, искаженный – «Мища». После чего постепенно на основе подражания добился четкого произнесения звука [ш].

Сейчас Жора может говорить предложения. У меня нет возможности в силу занятости много часов проводить с попугаем. Все обучение происходит, только когда я его обслуживаю утром и когда я вечером прихожу домой и мы с ним что-то делаем вместе. Вот опять – совместная деятельность. Самое удивительное, что из готовых речевых штампов он умудряется составлять новые предложения. Я это называю «чудеса комбинаторики». В качестве примера: мы с ним выучили фразу, что, когда я прихожу вечером домой, Жора мне говорит: «Мама, Жора голодный, как волк». Мы параллельно выучили другую фразу: «Мама готовит». У него вообще есть большая потребность все «оречевлять». То есть он проговаривает: «Мама готовит. Мама кушает». И тут он недавно порадовал нас такой фразой: «Мама готовит, как волк». Или: «Мама кушает, как волк». Он постоянно комбинирует.

2016-11-13-photo-00000003

Елена Косинова и Жора

Еще такой очень смешной момент: видимо, у больших попугаев есть потрясающее чувство времени. Где-то примерно в пол-одиннадцатого он начинает говорить все то, что нужно делать в это время: «чистить зубы», «щетка», «иризор» (ирригатор). «Обувь» – это значит, надо пойти помыть обувь. «Пора спать. Уже поздно – мама будет спать».

Еще Жора любит образовывать новые слова по созвучию. Например, первое слово, которое он образовал, было «утютор». Он умел говорить «утюг» и пытался научиться говорить слово «компьютер», потому что предмет часто использовался и, естественно, мы его все время называли. И вот Жора составил такое слово «утютор». А недавно у него образовалось новое слово «швартук». Это комбинация «Мама в фартуке и со шваброй». Получился «швартук»

Мой любимый пример, который я всегда рассказываю: мы с ним разучили смешное выражение «Моя любовь, моя морковь». Попутно Жора проявлял большой интерес к моим украшениям. Видимо, что-то сорочье у него есть. Жора садился ко мне на плечо, когда я надевала украшения, а я говорила: «Это мамины украшения. Мамины украшения». Итогом этих двух фраз была такая комбинаторика. Жора сел на дверь и провозгласил: «Моя любовь – мамины украшения». Или, например, он может сказать: «Моя любовь – мамина одежда». Он еще мою одежду очень любит, потому что считает, что шкаф – это его, и, когда я туда залезаю за своей одеждой, он так укоризненно мне говорит: «Это мамина одежда». Потому что я ему все время говорю: «Это мамина одежда».

Историй про Жору бесконечно много. Например, мы выучили фразу «Гости приходили». Потому что, хоть мы и провели сессию с психологом, он длительное время вел себя настороженно с чужими людьми. Жора не разговаривает, когда приходят чужие. Если к нему приблизятся, он может порычать на них. Поэтому, когда мы говорим, что придут гости, он уже заранее настраивается. Когда гости уходят, он долго переживает и говорит: «Гости приходили. Гости приходили. Ты испугался?» Или, например, если это ремонт у соседей: «Не бойся, Жорочка, это ремонт».

У Жоры есть особенность: если он решил выучить слово (недаром же говорят: как попугай) – он будет его повторять до бесконечности. Я ему говорю: «Жора, ты хороший ученик». И вот он твердит: «Девочка… Девочка…» – и дальше у него не получается, он пытался сказать «девочка Катюша». А он еще умеет говорить «синички», и вдруг произнес: «Слышь, синички прилетели. Девочки-синички прилетели». Просто скомбинировал по созвучию. У него такие интересные лингвистические параллели. Я все записываю, потому что это же придумать нельзя! Когда я чихаю, он мне говорит: «Будь здоров. Что не говоришь?»

Перевести эхолалию в продуктивное русло

– Бывает ли у детей в ходе нормального развития речи то, что называют эхолалией?

– Эхолалия – это механическое повторение слогов, слов или даже целых фраз. В норме это бывает у детей, но на очень ранних этапах развития. Например, на этапе развития лепета. Когда у ребенка развивается лепет, у него сначала возникает механизм аутоэхолалии, то есть он начинает повторять за собой, а потом – механизм эхолалии, он пытается повторять то, что слышит от окружающих. И поэтому, когда эхолалия возникает в более позднем возрасте, нужно получить консультацию психолога или логопеда. Потому что причины возникновения эхолалии могут быть совершенно различными.

Это может быть у ребенка с задержкой психического развития, это может быть у ребенка с аутистическими чертами или со своеобразием эмоционально-коммуникативной сферы. С одной стороны, в возрасте трех лет эхолалии не характерны, но надо всегда разбираться, смотреть ребенка. В одном случае это будет отрицательный симптом, а в другой ситуации, наоборот, положительный.

О чем говорит эхолалия? Ребенок может повторять, может подражать. И задача специалиста, который с ним занимается, – перевести все в продуктивное русло, уйти от этой механичности.

Иногда эхолалии возникают у детей, когда ребенок еще не владеет развернутыми речевыми формами, но уже интуитивно почувствовал, что общение людей – это диалог: кто-то задает вопрос, кто-то отвечает. И ребенок таким образом пытается этой эхолалией, этим повторением, что-то ответить. В таком случае от эхолалии легко избавиться.

В случае же, который описывает читательница Анна Уткина, когда ребенок повторяет развернутые фразы, нужно, если это беспокоит маму, получить консультацию специалиста-логопеда или психолога.

spreek.nu

spreek.nu

– Читательница Елена задает похожий вопрос: ребенок с того момента, как стал говорить, повторяет за собой полушепотом последние слова или предложения.

– Уважаемые читатели, в любом случае, профессионал никогда не будет делать никаких далеко идущих выводов на основании одного такого проявления, одного симптома. Любая диагностика – это анализ огромного количества информации, в том числе косвенной информации: как развивался ребенок, как он сейчас развивается, как он общается, во что играет, есть ли у него страхи, как он спит и так далее. Да, это можно трактовать как эхолалии. Опять-таки, всегда ли они были? В какой момент появились? Что их провоцирует? Какие взаимоотношения между детьми и родителями? Здесь нужно обратиться к специалисту-психологу, который специализируется на проблемах эмоционально-коммуникативной сферы.

Если мама не выговаривает “р”

– Читательница Анна Хандрос задает вопрос: с какого возраста необходимо обращаться к логопеду, если есть нарушение звукопроизношения, но в целом словарный запас и построение фразы – по возрасту.

– Правильным звукопроизношением ребенок овладевает не сразу. К четырем годам у ребенка уже должны появиться шипящие звуки, звуки [ль] и [л]. Некоторые дети даже могут овладеть и произношением самого сложного звука – [р]. Но если до четырех лет у ребенка отмечаются искажения звуков (горловой [р], межзубное или боковое произнесение звуков [с] или [ш]), то такие формы нарушения сами никогда не исправятся. Поэтому, если это есть, то можно к логопеду обращаться и после трех лет. В остальных случаях лучше получить консультацию в четыре года. Если есть проблема, то специалист посоветует, что можно делать хотя бы в домашних условиях, чтобы развить артикуляционный аппарат, фонематическое восприятие, чтобы потом минимизировать эти проблемы, и при необходимости подскажет, с какого возраста нужно заниматься с логопедом.

– Читательница Марина задает вопрос, как научить ребенка произносить звук [р], если сама мама не совсем четко произносит мягкий звук [рь].

– Это важный вопрос, потому что буква у нас одна – “р”, а звуков два – [р] и [рь]. И очень часто бывает, что ребенок звук [рь] может правильно говорить, а звук [р] не умеет произносить. В случае, который описывает Марина, все-таки нельзя учить ребенка, если мама сама понимает, что у нее что-то получается неправильно. Потому что все логопедические занятия основаны на подражании образцу. Единственное, что можно посоветовать, – обратиться к логопеду, чтобы специалист показал комплекс артикуляционной гимнастики для соответствующих звуков. На этом уровне мама может оказать помощь.

Еще хотелось бы обратить внимание родителей на такую важную вещь. Когда родители обращаются к логопеду, они считают, что дальше все пойдет само собой. Но, как я всегда в шутку говорю, логопед лечит не наложением рук. Это длительные, требующие многократного повторения занятия.

К тому же, эти занятия часто связаны с тем, что ребенку нужно развить, подготовить артикуляционно-мышечный аппарат. А все, что связано с мышцами, требует повторения, тренировки. Даже если логопед занимается с вами два раза в неделю, этого катастрофически мало. Обязательно потребуются домашние занятия. Но, чтобы их делать правильно, специалист-профессионал должен показать, как это делать. Можно привести аналогию: вы в интернете посмотрели комплекс гимнастики и начали его делать. Но, если вы начинаете заниматься с тренером, тренер вам обязательно подскажет массу нюансов, как это сделать правильно, чтобы это давало эффект.

Хотелось бы дать такую рекомендацию. Чтобы помочь ребенку в младшем возрасте – в два с половиной, в три, в три с половиной года – не надо показывать ему пример, акцентируя на произношении звука [р], если мы возьмем, например, этот звук. Дело в том, что ребенок услышит самый яркий акустический призвук этого звука – вибрацию. А из-за того, что у него еще очень слабые мышцы, он эту вибрацию, скорее всего, даст не язычком, а мягким небом, или щекой, или губами. То есть сразу появится искаженное произнесение, которое очень часто родители считают нормативным. Оно быстро закрепляется. Особенно тут грешат бабушки, потому что они очень часто говорят: «Я учу своего внука говорить, я ему говорю “р-р-рука”, “р-р-ружье”», – то есть акцентируют на этом звуке.

Уроки логопеда

cover3d1__w340Правильней, конечно, в игровой форме сначала подготовить мышцы артикуляционного аппарата, сделать «лошадку», другие упражнения, которые как раз можно найти в моих книгах. Я написала книги для того, чтобы была помощь родителям. В книге «Уроки логопеда» в форме сказки представлены все артикуляционные упражнения. Они даны с фотографиями, с четкими описаниями, и родители могут их использовать для того, чтобы подготовить артикуляционный аппарат ребенка. Это своего рода лечебная физкультура. Может быть, вам и не понадобится заниматься с логопедом, но тем не менее польза будет несомненная.

В книге «Уроки логопеда» несколько частей, и я постаралась, чтобы были представлены задания, которые действительно необходимы ребенку, чтобы правильно развиваться. Родители найдут там упражнения для развития мелкой моторики. Сейчас все родители знают, что, развивая пальчики, мы таким образом опосредованно, косвенно, но оказываем стимулирующее воздействие на развитие речи. Эти упражнения нужно делать с очень раннего возраста, буквально с шести месяцев в пассивной форме, когда мамочка загибает, отгибает пальчики малышу, сопровождая потешками.

Когда ребенок подрастает и уже пытается повторять, можно с ним делать упражнения, которые направлены на повторение движений: сначала кистями рук – это более простые движения.

В книге дан именно такой строгий порядок упражнений. Иногда родители бросаются учить двухлетнего ребенка делать «зайчика», или «колечко», или «козу», но это очень сложно, потому что у ребенка сначала формируется движение кистями, затем он учится делать щепотное движение большим, указательным и средним пальчиком, и только затем у него появляются движения отдельно всеми пальцами.

Методик для развития мелкой моторики очень много. Это и лепка, и мозаики различного рода, и шнуровки, и вырезание ножницами, и конструкторы типа «Лего». Но пальчиковую гимнастику заменить ничто не может. Потому что в пальчиковой гимнастике есть два чудесных волшебных момента: это ритмичные движения (что очень полезно для речи) и сопровождающие их короткие ритмизированные стишки. Это очень полезно, когда ребенок учится выполнять движения и согласовывать их с ритмом своей речи.

Finger art

Все остальное тоже нужно делать, потому что у ребенка сначала развивается моторика. Очень важно, чтобы развивалась крупная моторика: чтобы ребенок умел кататься на велосипеде, лазать, прыгать. Важно развивать и мелкую моторику: лепить, складывать поделки из бумаги. И только потом уже приходит пора овладеть современными гаджетам.

Если ребенок в дошкольном возрасте хорошо разбирается с компьютером, знает буквы, но при этом моторно неловок, не катается на велосипеде, не умеет рисовать, то это можно сравнить с ситуацией, когда телегу ставят впереди лошади. Происходит нарушение основных закономерностей в развитии ребенка.

Иногда мамы приходят и говорят, что «мы замечательную игру на восприятие формы, цвета и так далее нашли в интернете», говорю, что намного полезнее это сделать сначала с реальными предметами.

Также у меня есть «Логопедический букварь». В традиционной методике существует такое положение: пока ребенок не овладел правильным произношением звука, нежелательно давать ему эту букву, чтобы не закреплять неправильное произношение. А большинство букварей построено по принципу частотности использования букв. То есть после гласных идут сразу такие согласные, как простая согласная “м”, а потом – “ш” и “р”. А если ребенок не умеет эти звуки произносить, то заниматься затруднительно. Поэтому в своем «Логопедическом букваре» я предложила немножко другой порядок букв, который подходит для детей с нарушениями речи, нарушениями звукопроизношения. Это будет полезно и детям, у которых нет задержки речевого развития, там очень много упражнений на развитие языковой интуиции.

На что влияет уздечка

– Читательница Нателла спрашивает, какие могут быть причины темповой задержки речи у ребенка в два года.

– Если звучат слова «темповая задержка», значит, кто-то из специалистов уже произнес эти слова. Причина может быть разная. Опять-таки, это может быть, например, причина индивидуального характера. У ребенка свой план развития, и у него клетки речевых зон могут созревать чуть позже, чем это принято у среднестатистического ребенка. Могут все-таки быть причины, которые связаны с минимальной незрелостью, которая сама преодолевается, но преодолевается чуть позже, чем нам хотелось бы. И, конечно, мы не сбрасываем со счетов недостаток целенаправленных стимулирующих воздействий на развитие речи. Как вывести ребенка на разговор, я говорила об этом выше, это методика стимуляции речевого развития с опорой на ежедневные бытовые режимные моменты.

– Вопрос от Дарьи: «Сыну 3,5 года. До 2,5 лет практически не разговаривал (но очень много гулил). Сейчас говорит очень много и развернутыми предложениями. Иногда создается впечатление что он наполовину заглатывает некоторые слова или что у него во рту каша. Бабушка наша утверждает, что ему мешает говорить короткая уздечка. И, мол, надо ее подрезать, тогда все будет ок. В свое время такая же ситуация была с ее сыном, и врачи сказали резать. Я же считаю, что дело в том, что ребенок всего год как говорит нормально и говорит ОЧЕНЬ много, поэтому конечно ему иногда тяжело. Но червячок сомнения имеется – а вдруг бабушка права и надо идти к врачам, смотреть уздечку?»

– Уздечка, прежде всего, может влиять на произношение тех звуков, для которых необходим подъем языка вверх. Например, это звуки [л], [ль] и звуки [р], [рь]. Если у ребенка очень короткая уздечка, как правило, предлагают ее подрезать уже в роддоме, потому что такая уздечка мешает сосать. Случай читательницы Дарьи нельзя оценить заочно, нужно увидеть ребенка. Можно обратиться к стоматологу-ортодонту, потому что уздечка может влиять не только на произнесение звуков, но и на формирование прикуса. Главное, что уздечка может влиять на произношение только отдельных звуков, но не на речь в целом.

– Читательница Анна Панова задает вопрос: «Мальчику два года, в активе несколько слов, которые появились полгода назад, надо ли сейчас заниматься с логопедом? Имеют ли смысл вспомогательные занятия до трех лет?»

– Надо показаться специалисту-логопеду, который даст индивидуальные рекомендации именно для вашего ребенка. Потому что общая рекомендация, которую я дала по организации специфического речевого режима, будет, безусловно, полезна и для этого ребенка в том числе. Сложность логопедических занятий в два года заключается в том, что дети очень часто в силу возраста и в силу своих психологических особенностей пока не способны к длительным целенаправленным логопедическим занятиям. И обратите внимание на рекомендации про чтение стихов, стимуляцию, использование двустороннего диалога. Это будет очень полезно.

– Вопрос про путание слогов у мальчика шести лет.

– Этот дефект называется нарушением слоговой структуры, и в этом возрасте его быть не должно. Этот дефект опасен тем, что такие ошибки могут в будущем отражаться на письме. Когда ребенок начинает обучаться письму, он пишет, опираясь на свое проговаривание. Нужно обязательно обратиться к логопеду, чтобы он дал индивидуальную консультацию по формированию слоговой структуры слов.

– Вопрос от Марии: «У нас позднее развитие речи. Дочке 2 г. 11 мес., только месяц как начала повторять практически все. Беспокоит, что глотает первые слоги и пока не использует в речи предлоги. А еще склонения тоже отсутствуют. Все появится? Подождать? Или к логопеду срочно?»

– Обязательно показаться логопеду, потому что логопед даст опять-таки индивидуальную консультацию. С одной стороны, речь недавно появилась, и все эти ошибки, которые описывает мама, могут быть ошибками роста. Очень важно посмотреть ребенка в динамике. Логопед его посмотрит сейчас, даст рекомендации, которые мама будет выполнять, и посмотрит ребенка, предположим, после Нового года. И даже по качеству динамики многое можно будет понять. Но все-таки, я думаю, что в вашем случае занятий с логопедом не избежать.

И снова многострадальная “р”

– Читательница Юлия задает вопрос, исправится ли сам звук [р], если ребенок картавит.

Выше я говорила, что такие формы нарушений, которые специалисты называют искажениями, к ним относится и так называемый «картавый звук [р]», французский «р», сами никогда не исправятся. Cложность в том, что логопеду придется не учить, а переучивать. А любое переучивание – это всегда нагрузка на нервную систему и психику ребенка. Поэтому здесь обязательно нужно показаться логопеду, чтобы были продемонстрированы подготовительные упражнения, которые вы можете выполнять.

– Читательница Елизавета задает вопрос, что делать, когда звук [р] поставлен, но в речи ребенок его не использует.

То есть звук не автоматизирован. Нужно понимать, что ребенок проходит несколько этапов усвоения. Когда ребенку звук “р” поставили, это только первый этап. Затем ребенка нужно научить произносить этот звук в различных позициях. Ведь представьте, что он несколько лет до этого уже приучился к определенному произнесению. Если ребенок не использует звук в речи, значит, была неправильно проведена автоматизация, недостаточно было дано материала или этот материал проговаривался очень медленно, а не в том темпе, в котором обычно говорит ребенок. Если на занятиях ребенок говорит медленней, чем в обычной речи, то в некоторых случаях ребенок просто не успевает в условиях обычного речевого общения использовать новый правильный звук. Следует обратиться к логопеду, чтобы продолжить работу.

С пяти лет – катастрофически поздно

– Читательница Евгения задает вопрос: «Дочке три года, и она не разговаривает предложениями, слова говорит, но не много и непонятно. Есть совсем простые – «мама, папа, баба, иди, затра (завтра), каша, суп, хеб». Все односложные. Все, что спрашиваю, показывает. Прошу повторить – или молчит, или непонятный текст. В 2 было совсем плохо. Был прописан «Пантогам» и «Когитум». Логопед в саду говорит, что занятия с 5 лет. Что делать?»

С пяти лет – это катастрофически поздно. В вашем случае нужно срочно обращаться, я думаю, что не только к логопеду, но, может быть, и выслушать хорошего невролога, чтобы понять, не было ли каких-то факторов риска, которые могли повлиять. После чего начать заниматься с логопедом. В любом случае, уже с Нового года – это самый дальний срок, который можно определить. Сейчас попытайтесь использовать, во-первых, те рекомендации, которые я давала выше: реализация речевого режима, использование ритмизированных стихов. Это будет очень полезно.

– Читательница Ната формулирует следующую проблему: «Ребенок пропускает мягкий или твердый знак в словах при написании».

Условно, это не считается логопедической ошибкой, это ошибка на неумение применить правила. Но, опять-таки, для того, чтобы ребенок мог применять любые правила, которые он будет в большом количестве изучать в школе, он должен к началу школьного обучения прийти с некоторым багажом: подготовленной языковой интуицией, с умением слушать, вслушиваться. Если же у ребенка этого нет, то возникают такие проблемы. В вашем случае, во-первых, может помочь обычный учитель русского языка, но надо использовать так называемую многоуровневую систему отработки этого правила. Не только выучить правила, но и поупражнять ребенка вставлять мягкий или твердый знак, писать под диктовку и слова, и предложения, проговаривая и обсуждая каждую ситуацию: «Почему ты здесь будешь писать? Докажи!»

Это требует специальной работы, потому что может быть связано с тем, что, например, ребенок пропускает мягкий или твердый знак в сложных речевых формах – на уровне диктанта, изложения или сочинения. Если ему предложить тест, где нужно вставить мягкий или твердый знак в словах, он может прекрасно с этим справиться, а вот уже на уровне самостоятельного письма у него не хватает скорости реакции. То есть орфограмма этих правил не автоматизирована, не усвоена на нужной скорости.

Это как любой навык, как вождение машины. Сначала мы можем все совершать только на скорости 30 километров в час. Если мы выедем на дорогу, мы будем ехать, но мы при этом будем совершать очень много ошибок, потому что наша задача – не остановиться, не заглохнуть и ни в кого не въехать. Так и ребенок, который только-только начал осваивать какое-то правило: если ему дать более высокий темп подачи материала, он обязательно будет совершать ошибки, потому что нужно время, чтобы эти навыки автоматизировались. К сожалению, современные условия школьного обучения таких возможностей не дают, потому что очень быстро все изучается, не дается времени на закрепление навыка.

Елена Косинова

Елена Косинова

Дети с “покрашенным фасадом”

– Почему детей с проблемами в речевом развитии становится больше?

С одной стороны, совершенствуются наука и диагностика, эти дети выявляются на более ранних этапах. Сейчас более внимательные родители, в советские времена, условно говоря, родители не занимались так активно ранним развитием детей: никто никого в пеленках читать не учил, буквы в три года не учили. Дети шли в школу, их там учили писать, читать, считать. Но в советском детском саду они получали замечательную базу: они лепили, рисовали, много играли, учили стихи, пересказывали рассказы.

Родители сейчас более внимательные, более требовательные, но с другой стороны, изменился сам социум. Ведь раньше были большие семьи, была, как говорят психологи, культура двора. Все жили с бабушками и дедушками, то есть момент социальных стимулов был шире и ярче. Сейчас все живут более автономно, меньше общаются. И родители, с одной стороны, хотят, чтобы ребенок был развит, а, с другой стороны, уткнувшись в свои гаджеты, не хотят прикладывать усилий, хотят, чтобы все происходило само собой.

А мы уже знаем, что речь у ребенка развивается только в процессе совместной деятельности! И, конечно, тенденция последнего времени – это когда родители перекладывают усилия на вспомогательный персонал.

Конечно, есть замечательные няни, которые могут это сделать действительно в большем объеме и еще ответственнее, чем мама, которая зарабатывает на все это деньги, но, опять-таки, нельзя забывать, что самое главное для ребенка – это общение с близким, любимым человеком. И речь развивается, особенно на начальных этапах, в ситуациях, эмоционально значимых для ребенка.

И, конечно, сейчас мы наблюдаем изменение ситуации с логопедической помощью, если можно так выразиться. Если раньше мы имели широчайший спектр различных логопедических групп, в которых детишек принимали и с трех лет, были группы ранней диагностики, куда детишек брали даже до наступления трехлетнего возраста. Детей с выраженными речевыми нарушениями, с диагнозом общего недоразвития речи принимали в логопедические детские сады с четырех лет, курс обучения был рассчитан на три года. С пяти лет дети с системным недоразвитием речи попадали в группу на два года.

Сейчас очень многие группы закрылись, очень часто в детских садах остается один логопед, который, в силу того как поставлена работа в организации (это придумано не логопедом, а это такое бюрократическое устройство), имеет возможность заниматься только коррекцией отдельных звуков. Во-первых, это только с пяти лет. А во-вторых, логопед может оказывать помощь только частично, а все остальное остается за пределами внимания специалиста.

Самая опасная категория детей – это дети «с покрашенным фасадом», с исправленными звуками, но с сохранившимися признаками общего недоразвития речи: с бедным словарным запасом, с ошибками в грамматическом устройстве, в использовании предлогов, в употреблении слов сложной слоговой структуры. Вот такие дети начинают испытывать сложности в освоении письма. И эти трудности, как правило, начинают проявляться где-то к концу первого класса, и особенно – во втором-третьем классе, когда резко увеличивается сложность материала.

child-1431616_960_720

– Как можно попасть к Вам на прием?

В Институте коррекционной педагогики у меня есть совместный прием с доктором-неврологом, это часовая консультация. Такая форма наиболее информативна и продуктивна, потому что доктор-невролог смотрит ребенка не десять минут, а в течение часа, видит какие-то важные нюансы.

С другой стороны, я слушаю то, что говорит доктор, я могу сделать выводы, какой природы нарушение речи, лежит ли в основе незрелость нервной системы или какие-то более серьезные причины, повреждения. В серьезных случаях невролог назначает терапию или дает рекомендации.

– А как туда можно попасть? Можно просто записаться на консультацию или необходимо направление?

Нет, никаких направлений не нужно. Это консультативно-диагностический центр (КДЦ), Институт коррекционной педагогики.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Спокойной песни, малыши!

Обращение к ребенку в колыбельных обязательно идет по имени. Это личная песня

Пойми меня, ты сможешь!

Макатон: особый язык для всех

У Андерсена тоже была дислексия

Не прощайтесь с букварем, или Почему финские дети грамотнее русских