Витя – «апостол»

|
В рамках конкурса «История о вере, о настоящем человеке и о мужестве!» своей историей делится Артемий Прудский.
Витя – «апостол»

Внутренний мир маленького человека, для которого весь мир внешний сужен до пространства заведения, какими изобиловала старая добрая «совдепия», да сейчас их вполне предостаточно – я имею в виду всевозможные детские дома, интернаты для нормальных и заторможенных, калек ходячих и не очень, глухонемых и прочих-прочих «трамплинов»; для здоровых – в заведения уже других режимов, уставов и уровней падения, а для больных… впрочем вы и сами их видите, если хотите… Так вот, внутренний мир такого человечка – просто кладезь безграничной фантазии, таких мощных «сказко-барьеров», страшилок или не страшилок, одним словом – апокрифов, которые помогали жить, знакомиться, сотрудничать с себе подобными и защищаться от всего, что защищается и отторгает их самих.

Вся эта фантазия бушует ещё и потому, что и сам мир, в который их поместили, выдуман, создано пластмассово-вельветовое счастье… Сами-то создатели и участники, нынешние и прошлые, вы верите в то, что делаете? Финны после второй мировой не поверили, что такие заведения решат проблему, и в стране просто не осталось сирот – их всех разобрали по домам. А наших – погнали заселять степи Туркмении и покорять вершины Кавказа…

Знаете ли вы, почему нельзя убивать пауков? Ха! А вот и не знаете, а я знаю. И все мы знали. А всё дело в том, что давным-давно, где-то, в какой-то стране на землю решил спуститься сам Бог. Для этого Он родился от Пресвятой Девы. Он жил, ходил по земле, делал добро, но злые люди из-за зависти убили Его, и пещеру, в которой Он лежал, завалили огромным камнем… И вот на третий день Он воскрес, но был очень слабенький и не мог отодвинуть камень. И тогда помог Ему паук, который отодвинул этот громадный валун. Пауков убивать нельзя. Во время уборки комнат мог возникнуть конфликт, если кто-то брался разрушить паутину: у того, кто разрушает чужой дом, никогда не будет своего.

А знаете ли вы о том, что есть люди, на которых не распространяется восьмая заповедь – «не укради»? Это цыгане. А все потому, что один цыган-воришка украл у римских солдат гвоздь и Богу прибили не две ноги, а одну. Вы этого не знали? Странно.

Таких историй-апокрифов было много. Была даже песня, которую пели, и всем должно было быть грустно. И все грустили. Но рассказать я вам хочу о мальчике Вите и об опыте моей первой в жизни молитвы.

В комнате нас жило 15 детей, возрастом 8-10 лет. Было это в году, наверное, 1986. Разные все дети. Умные, бестолковые, наглые и запуганные. Одним словом – беспризорники. И как всегда перед сном мы делились дневными впечатлениями, горбушкой хлеба, найденным бычком и разными историями про мальчика, нашедшего автомат, или что там он ещё находил. В коротком перерыве, мы все явно услышали, как из-под одеяла одного новенького раздаётся бормотание на непонятном нам языке…

Все разом рванули к нему. Ну, всё, повезло, думали мы – наконец-то реально колдуна какого-нибудь занесло, сейчас повеселимся. Но на наши расспросы и желание узнать кого и в кого он собирается сейчас превращать, новенький спокойно ответил: «Я молюсь Богу, а язык… это просто польский».

Так-так-так… Богу… Вот и пришло время узнать, Кто же это такой. Нет мы конечно верили что Он есть и историй много о Нём знали. Без всякой там догматики мы верили по-детски в Того Всемогущего и Всё Знающего, и о нас никогда не забывающего. Да, и ещё была непонятная (тогда) старушка, которая, наверно с пенсии, покупала разные коржики, рожки, приходила к нашим корпусам и раздавала это всё дикой и голодной ребятне. Она делала это приговаривая: спаси вас, Господи, деточки… И плакала. Мы действительно, наверное, представляли зрелище, достойное слёз. Через 20 лет я сам так раздавал сладости и молча плакал.

Вот Витя и начал нам рассказывать о Христе, о Троице, Богородице, Ангелах-Хранителях… И как следствие, мы начали молиться вслед за ним. Он говорил, а мы повторяли, зачастую даже не понимая смысла: «Анёлю стружу муй, запше пшымне стуй» и так далее. Так очень долго мы молились, может год. Потом жизнь нас разбросала, кто-то перестал молиться, я продолжал, но уже на русском языке. Воды утекло очень много, но важность того момента, живого общения и разговора с Богом я ценю безгранично.

Пауков я не убиваю до сих пор. Интересно, если бы мне тогда рассказали, что Бога больше расстраивает не убийство паука, а ложь, ненависть, злоба, воровство, лицемерие, обман, безумие моей воли и безволия, я бы, наверное, поверил, точно поверил бы…

А Витя погиб через 15 лет. Упокой, Господи, его душу.

Фото с сайта Свято- Елисеевского Лавришевского мужского монастыря

Фото с сайта Свято- Елисеевского Лавришевского мужского монастыря

P.S.

В Лавришевской обители преподобного Елисея есть благочестивая традиция: на вечерне братия и трудники монастыря читают синодики о живых и усопших. Такие толстые тетради с именами. Однажды вечером, Великим Постом, в храм вошёл мужчина в военной форме, стал справа вместе с остальными, и когда братия разбирала синодики, одна тетрадь досталась и ему. Прочитав свой, я обратил внимание, что он держит пухлую тетрадь с именами усопших даже не открыв её. Я предположил, что человек просто не знает, что ему делать, но вдвойне я был удивлён тому, как он крестился. Оказывается, он католик. Я не буду говорить о догматике и прочем, но я подошёл к нему и вежливо взял помянник, просто сказал, что ему читать его не надо. Через пару минут мы познакомились, его звали Виктором. Вот здесь я и вспомнил своего Виктора – «апостола». И уже я через 30 лет рассказывал человеку о Христе, Богородице, смысле и значении крестного знамения и православного богослужения…

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Два дня до студня

На Вербное теща долго смотрела, как зять – то есть я – радостно потребляет корюшку. И,…

Чудо в хосписе (Конкурс)

Однажды я его спросила: «Владимир, а что Вы думаете о своей болезни?» «Ну, я знаю, что…

Google наградил лучшие российские социальные проекты

2000 заявок со всей страны, лучшими из которых стали 7 проектов

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: