Владимир Легойда: Представители Церкви не ходят на программы, куда приглашен Невзоров

Протоиерей Всеволод Чаплин покинул эфир программы “Госдеп-2” на прямом включении журналиста Александра Невзорова. Есть ли у Церкви “черный список” журналистов и изданий? За комментарием Правмир обратился к Председателю Синодального информационного отдела Русской Православной Церкви Владимиру Легойде.

Владимир ЛегойдаУ Церкви нет, конечно, никаких черных или белых списков СМИ и журналистов – кстати, в отличие от некоторых светских СМИ. (В одном федеральном издании мне чуть более года назад прямым текстом сказали, что я в черном списке и вернули статью, которую я предложил для публикации.)

Что касается господина Невзорова, то это человек, который одержим стремлением опорочить Церковь, который говорит и ведет себя совершенно неподобающим образом, позволяя себе грубости и кощунственные высказывания о православной вере и верующих.

Мы не против диалога, мы готовы выслушивать критику и полемизировать. Церковь никто не может упрекнуть в том, что мы избегаем публичной дискуссии.

Но — нельзя вести полемику с тем, кто заведомо не собирается тебя слушать, кто позволяет себе оскорбительные высказывания и принципиально не хочет диалога, чья позиция не содержит рациональных доводов, но проистекает из чувства неприязни.

Поэтому представители Церкви не ходят на те программы, куда приглашен господин Невзоров. О чем мы всегда заблаговременно предупреждаем редакции соответствующих СМИ.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Новые мифы о князе Владимире

Рассуждения Невзорова о древнерусской истории приходится признать несостоятельными

Протодиакон Андрей Кураев: Мария Алехина умнее не стала

Страдания улучшают не всех, но только умных. Металл в огне переплавляется. А ветошь сгорает.

Мария Алехина не сожалеет о сделанном в храме Христа Спасителя

"Я горжусь тем, что я сделала", - сказала амнистированная участница "панк-молебна".