Все пропало, я – урод, угробила ребенка

|
Никуда не исчезающее чувство вины современных родителей перед своими детьми – примета времени. Как воспитать родных и себя в духе «мама – тоже человек» – рассказывает педагог Марина Солотова.

Во всем виноваты родители

Марина Солотова

Марина Солотова

Счастливые дети бывают только у счастливых родителей. Это факт.

В последнее время быть счастливыми становится все труднее и труднее. Ко всем прелестям кризиса, санкций, роста тарифов, повальных кредитов, неуверенности в завтрашнем дне, потока негативной информации, к больной насквозь системе образования, многие мамы получили новый повод для бесконечных комплексов: «Я плохая мать». Дети шагают с крыш, дети кидаются под машины, дети уходят из дома, дети употребляют алкоголь и наркотики, и во всем виноваты родители.

Да, на самом деле, наши дети – только наши, и ответственность за них несем только мы. Но это вовсе не значит, что, прочитав очередной пост в соцсети или очередную статью в СМИ, каждая мама должна все немедленно переложить на себя, поставить себе диагноз и начать заламывать руки.

В этой истории мы очень похожи на своих детей-подростков, которые каждое замечание, каждую даже совсем безобидную оценку воспринимают, выражаясь языком тинейджеров, как наезд. Как претензию, как обвинительный приговор. И, за редким исключением, включаются две основные реакции, обе – на уровне истерики: либо полное отторжение: «Не учите меня жить, специалистов развелось, я лучше знаю, как мне воспитывать своего ребенка!», либо активное самобичевание: «Я урод, угробила ребенка!» И то, и другое – неправильно прежде всего по отношению к себе, потому что это – сугубо отрицательные эмоции, которые становятся поводом и основой для того самого состояния, когда удержать себя в рамках спокойствия и осознанности практически невозможно.

Помните инструкцию, которую мы слышим в самолетах? «В случае разгерметизации салона сначала наденьте маску на себя, затем – на ребенка». Чувство родительской вины – это та самая разгерметизация. И до тех пор, пока оно существует, кислород будет перекрыт и родителям, и ребенку.

Я выспалась, и небо на землю не упало

Я уже слышу: «Легко сказать!» Да, избавление от этого чувства – нелегкий и порой долгий процесс. Но без него не получится стать счастливым. Оно не даст двигаться дальше, правда.

Для меня путь избавления от этого чувства был очень нелегким. Я обошла всех психологов и психотерапевтов в радиусе границ города. Перечитала километры текстов. Каждый из них убедил меня в том, что я не мать, а ехидна, и виновата во всех смертных грехах одновременно.

Меня выгоняли из зоны комфорта (а я пыталась понять, как в нее для начала зайти), призывали закрыть гештальты (как?!), убеждали в необходимости простить собственную маму (за что?!) и учили заклинаниям типа «я вижу тебя, я принимаю тебя, я отпускаю тебя».

Когда я поняла, что, кроме моих сына и дочки, у меня есть еще внутренний ребенок, которого надо кормить, жалеть и нянчить, у меня случилась идиосинкразия в виде добротной истерики.

Первое спасение пришло в лице моей лучшей подруги, которая позвонила вечером спросить, как у меня дела, и получила полный отчет, прерывающийся рыданиями. Главной проблемой того вечера была грязная посуда, мыть которую не было вообще никаких сил, и гора неглаженого белья. Подруга совершенно спокойно и с откровенным интересом спросила:

– А к тебе что, свекровь утром приезжает?

– Какая свекровь? – спросила я, опешив.

– Вот именно, у тебя даже свекрови нет. Угомонись и ложись спать. Завтра помоешь.

Наутро я поняла, что я выспалась, и небо на землю не упало. А следом пришло понимание еще некоторых вещей. Например, если ребенок утром не хочет в школу, можно сказать: «Ну и не ходи», вместо того, чтобы устраивать танковое сражение…

Две недели на бардак

Спустя несколько дней дочь пришла из школы в слезах, потому что получила двойку за контрольную. Контрольную (ровно ту, которую она писала в школе, с теми же цифрами) мы накануне прорешали дома, потратив на это 3 часа. Точно как в анекдоте: «Учили уроки. Мать охрипла. Дети оглохли. Соседи выучили наизусть. Хомяк пересказал». Моя девочка плакала так горько, что я вынуждена была сказать себе: «Стоп, Марина. А зачем психической тебе психическая отличница?» С того дня я перестала контролировать оценки и процесс выполнения домашних заданий.

В тот же день вечером я услышала, как ссорятся дети. Впервые не успела немедленно рвануть разбираться – блин на сковородке горел, надо было его снять и залить новый. Вот сколько времени уходит на то, чтобы снять блин и залить новый? Ровно столько его и ушло на то, чтобы дети разобрались и успокоились сами. Теперь я сняла с себя ответственность за детские ссоры и поняла, что дышать стало легче.

Продолжал напрягать беспорядок в квартире. Точнее, превращение порядка в беспорядок в течение двух минут и последующие за этим 2 часа уговоров, требований, просьб и скандалов с детьми с целью сделать, как должно быть (кому должно?). Обнаглев под воздействием отсутствия свекрови окончательно, я сказала себе и детям: «Всё, я прекращаю делать уборку. Вообще. В гости никого не зовем».

Те 2 недели надо было выдержать. В какой-то момент мне показалось, что свекровь – не самая большая проблема. Если бы в те дни к нам зашли сотрудники опеки, с большой долей вероятности я осталась бы без детей.

От жилища сорока двух гастарбайтеров и алкоголиков-маргиналов нашу квартиру отличало только отсутствие пустой тары и окурков в чайных кружках. А через 2 недели ко мне подошли дети и сказали: «Мама, а давай сделаем генеральную уборку?»

С тех самых пор проблемы с порядком в квартире нет. А если есть, то я сразу вспоминаю про то, что у меня нет свекрови.

Фото: shutterstock

Фото: shutterstock

Потом я задумалась над тем, за что комплекс «яплохаямать» гложет меня особенно активно. Уверена – сейчас под мои знамена встанет каждая вторая мать. За то, что я кричу на детей. По любому поводу. Громко и с надрывом. А потом всю ночь ругаю себя за это и обещаю «больше никогда». И я решила: Больше Никогда. Даже если они… Ну, в общем, никогда, и все.

У меня был опыт отказа от курения. Так вот, доложу я вам: бросить курить легче, чем бросить кричать на детей. Но если взять себя в руки, то можно. Я поняла, что сама не смогу, и обратилась за помощью к детям. Мы придумали знак: до невозможности смешную рожу, которую дети начинали корчить, как только я набирала в грудь воздуха. Результаты я заметила через несколько дней: оказывается, они понимают спокойный тон гораздо лучше, чем повышенный. Оказывается, что интонация работает гораздо эффективнее, чем децибелы.

Мама – тоже человек!

Если в доме нет денег на мясо, мы едим, наконец, жареную картошку. И никто пока не умер.

Больше нет возможности платить тому, кто будет сопровождать сына до спортивного зала. Он теперь больше гуляет, а в зал вернется тогда, когда научится ездить по городу самостоятельно.

Если не хватает средств на кино или парк аттракционов, мы устраиваем праздник дома и радуемся больше, чем в кино. У нас появились традиции: пижамная вечеринка в середине лета, например. Готовимся к ней весь день: колдуем на кухне, украшаем квартиру, репетируем ритуальные танцы. Не снимая пижам с самого утра. Телефоны выключаются. Телевизор – тоже. Не говоря уже об интернете… В программе еще мыльные пузыри, игра в «Крокодила» и обнимашки. Весь день снимается на фотоаппарат, чтобы потом сделать ролик. Честное слово, это прямо как второй Новый год!

А еще я запустила собственный проект «Мама – тоже человек!».

Маме нужно время, чтобы следить за собой, поэтому время от времени объявляется операция «Мама в доме – для красоты». Маски, ванна, маникюр – святое, в это время маму не трогаем. После такого дня в честь красивой мамы у нас обязательный парад. Попробуйте, это очень смешно, когда вся семья рисует себе лица аквагримом, надувает шарики и марширует по квартире, трубя в дудки и выкрикивая лозунги типа: «Да здравствует мама, самая красивая мама на свете! Да здравствует Ваня, который не мешал маме делать маникюр! Да здравствует Аня, которая помыла посуду! УРРРРАААААААА!!!!»

Мама должна встречаться с друзьями так же, как дети, поэтому иногда она имеет право выходить в кафе и в гости. В это время остаемся дома и звоним, только если кому-то грозит опасность.

Мама должна быть умной и образованной, поэтому если мама читает, играем в спокойные игры.

Мама должна отдыхать, поэтому в выходной день разговариваем шепотом ровно до той минуты, когда мама проснется сама.

Список время от времени дополняется. Нет, у меня нет бабушек и гувернанток. У нас даже папы нет, так сложилось. Нет, дети живут дома, а не в интернате. Да, я работаю, порой – без выходных. Нет, это не просто, я долго привыкала. Да, у меня случаются срывы. Но я перестала ругать себя за них.

Да, я устаю как лошадь, иногда плачу, совершаю ошибки. Но я имею на это право!

Да, я не идеальна. Но я счастлива. И я хорошая мать. Как и каждая мать, которая меня сейчас читает.

Мы растем вместе с детьми, а на этом пути ошибки неизбежны. Но нет таких ошибок, которые нельзя исправить. Надо только стать чуточку счастливее. Надеть кислородную маску. А для этого освободить себя от того, что мешает, и позволить себе то, чего хочется. И ну ее, эту посуду, даже если завтра приезжает свекровь.

И да. Я научилась закрывать гештальты, видеть, принимать и отпускать. С удовольствием общаюсь с психотерапевтом. Только из зоны комфорта не выхожу, потому что не хочу.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Одна девочка очень мешала своей маме

Чего никак не хотят понять 99% родителей

С первого класса они всего лишь статисты

Способна ли школа увидеть ребенка за единицей финансирования

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!