Высоцкий – правдивый, богохульный, покаянный?

Сегодня исполняется 36 лет со дня смерти Владимира Семёновича Высоцкого. Протоиерей Михаил Ходанов, автор многих книг о Высоцком, отвечает на вопросы о любимом поэте.

Высоцкий — это нетерпимость к фальши

— Мы спели десятки песен Высоцкого, а вы в своих книгах проанализировали сотни песен. А есть ли среди них самые близкие вашему сердцу?

— Назову несколько. «В суету городов» — здесь тончайшая лирика и грусть, которые особенно сродни русскому характеру. Здесь горы и чистый воздух, здесь завораживающая красота творения Божьего, к которому извечно тянется тоскующая по Богу душа человеческая.

«Средь оплывших свечей и вечерних молитв…» — здесь потрясающая героика и стимул лично для тебя — совершить в жизни что-то значимое, высокое и доброе для людей, которых любишь. То же самое можно сказать и о стихотворении «Баллада о времени»: «Замок временем скрыт и укутан, укрыт в нежный плед из зеленых побегов…»

Протоиерей Михаил Ходанов

«В холода, в холода…» — в этом стихотворении — онтологическое беспокойство, которое терзает и мучает душу, живущую в отрыве от Бога. Особенно это было заметно в советское время, когда поиск Бога виделся в обретении новых друзей, новых встреч и надежд. А нужен был один единый Бог. И всё прочее бы приложилось. Затаённый смысл этой песни, на мой взгляд, касается именно этой темы.

— Что вам дорого в Высоцком?

— Об этом думаю часто и мучительно, но постараюсь ответить. Сила слова и заключенного в нем духа. Активное гражданское начало. Желание положить душу свою за други своя. Нетерпимость к фальши, лжи, обману и злу.

По поводу исследования творчества Поэта. По-настоящему узнаёшь человека только тогда, когда пропускаешь его творчество, его боль и радость через себя, свое сердце и душу, день за днем. Так что у меня исследовательский интерес фактически начался ровно 35 лет назад, в год кончины поэта.

За годы, посвященные исследованию духовного мира поэта, у меня случались неожиданные, интересные встречи. Появлялись люди, которые так или иначе его знали, соприкасались с ним, и они передавали мне сказанные им те или иные фразы. К сожалению, среди этих людей было немало и тех, кто сообщал о поэте всякого рода скабрёзности.

Наиболее интересными для меня были воспоминания о нём главного реставратора России Саввы Ямщикова, с которым мне посчастливилось общаться часто и всерьёз. Яркий был человек Савва Васильевич, уровня Высоцкого по сильной и целостной личности! Конечно, это — Людмила Владимировна Абрамова, жена Высоцкого и мать его детей. Она знала его исключительно глубоко. Знаю я и Вадима Туманова, самого близкого друга Высоцкого, человека удивительной судьбы, который очень помог Высоцкому в последние десять лет его жизни. Помог жить и преодолевать внутренние кризисы.

f_17104605Крещение Поэта

— Вы первым доказательно написали о крещении Высоцкого. Расскажите об этом открытии.

— Это дорогая моему сердцу история.

Загоняй поколенья в парную

И крещенье принять убеди.

Лей на нас свою воду святую

И от варварства освободи, — так писал сам Высоцкий.

Крещение Высоцкого состоялось в начале 1970 года. Причина принять это Таинство — желание самого поэта. При общении на эту тему с близкими Владимира Семеновича, а именно с его второй супругой Людмилой Владимировной Абрамовой, я узнал, что приятель Высоцкого, переводчик с итальянского Давид Карапетян (он недавно скончался), сын тогдашнего предсовмина Армянской ССР, помог ему осуществить этот замысел. Чтобы избежать опасности огласки крещения в Москве (поэт не хотел неприятностей ни своему отцу, кадровому офицеру, ни режиссеру Ю. П. Любимову, в труппе которого работал), Высоцкий поехал с Карапетяном в Армению, где и принял святое крещение.

По тем временам — решение необычное. Был ли это сознательный шаг или актёр следовал определённой моде?

Выскажу своё видение. В то время он уже был влюблен в Марину Влади. Они пришли друг к другу очень и очень сложно. Высоцкий расстался со своей прежней семьей, а это было тяжело и проблемно — ведь помимо трагедии порушенной любви осталось еще двое маленьких детей. У Влади тоже были непростые семейные коллизии. Тем не менее Владимир и Марина оказались вместе.

Через крещение Высоцкий попытался подняться над действительностью, обрести чистоту и ощутить присутствие Живого Бога, увидеть оправдание своего нового периода жизни, доказать самому себе, что всё у него теперь будет по-другому — хорошо, светло и богоугодно.

i_138Все, кто любил и страдал от боли личных страстей и томлений, когда ломается вся прежняя жизнь и на ее обломках мучительно возникает что-то трепетное, светлое, тонкое и новое, легко поймут это окрылявшее поэта чувство. Многие любящие и любимые доподлинно знают, что любовь неотделима от жажды ощущения Всевышнего и Его благословения. Оттого влюбленные как чистого, так и грешного замеса часто ездят по храмам и монастырям — и нередко принимают святое крещение. Как священник с двадцатилетним стажем, я был таким ситуациям не раз и не два живой свидетель. То же, скорее всего, произошло и с Высоцким.

По возвращении из Армении поэт рассказал обо всем случившемся только Людмиле Абрамовой и еще двум-трем друзьям. Всех прочих он в известность не поставил — это было глубоко личное событие, да к тому же еще и официально крамольное. Рассказывать об этом направо и налево «в те времена укромные» было бы идентично чтению вслух в общественных местах книги опального Солженицына.

Для Абрамовой, которая и в те годы была верующей христианкой, этот светлый факт его жизни стал важным и радостным. На память об этом событии она подарила ему Георгиевский четырехконечный крест, доставшийся ей в наследство от бабушки — сестры милосердия.

Интересно, что Карапетян впоследствии написал воспоминания о своих встречах с Высоцким, но факт крещения в книге не отразил. Почему? В воспоминаниях преобладает мирской дух, смакуются мужские страсти и прочее. Очевидно, что для автора крещение Высоцкого не имело какой-то особой значимости. Личные похождения выглядели куда привлекательнее. Ну, да ладно. Все равно — огромная благодарность Давиду Сааковичу за его поистине добрый поступок. Верю, что за это ему простится множество грехов.

О том, что решение Поэта креститься было делом серьёзным, говорит простой факт: в главных своих стихах поэт думал о том, «что спеть, представ перед Всевышним». Вы не найдёте такого мотива в тогдашних стихах современников Высоцкого. По крайней мере — у большинства известных поэтов.

Зачем священнику петь песни Высоцкого?

— Вы часто поёте песни Высоцкого публично, выходят диски… Думаю, многих удивляет такое творчество священника. Многие относятся к поэту как к богохульнику, легкомысленному гуляке…

— Я по мере сил занимаюсь творческой интерпретацией, то есть стараюсь увидеть и выложить на струны те духовные нюансы, которые сам, как священник, как верующий человек, улавливаю в бесконечной глубине его творчества. Конечно, в его поэзии, как в большом океане, есть тепло и холод, покой и шторм, есть плюсы и минусы, есть периоды становления и издержек, но есть и вечное, значимое, весомое, то, что от Бога. Вот этот существенный нюанс я и стараюсь отследить в его творчестве.

Книга прот. Михаила Ходанова

Чисто внешне у меня есть некоторая схожесть голосовых данных по тембру, что немаловажно, потому что его, наверное, не стоит петь фальцетом. Хотя некоторые и это делают. Во всяком случае, я не занимаюсь копировкой. Почему? Чистая копировка — это полный уход в технику, в стиль, во внешнюю сторону исполнения, в его голос, наконец, Но забывают, что весь шарм, тайный смысл и внутреннее настроение песни формирует неповторимая личность Поэта, её сила и индивидуальность. Личность же — тайна за семью печатями, с ней надо быть предельно осторожным. Касаться личности и уж тем более дерзать на перевоплощение в Поэта — дело очень опасное и ненужное. До глубин его личности все равно не дойдешь, а вот с ума сойдешь или еще что-нибудь шизоидное с тобой случится. Поговорите на эту тему с любым профессиональным актёром, и он скажет то же самое.

Так вот, коли его личность на себя перетянуть ты не можешь, то и не копируй. Всё равно он будет петь несравнимо лучше, чем ты, потому что он бесподобный гений этого жанра. И люди будут слушать его, а не тебя. А если при этом ты всё равно слепо продолжаешь копировать гения, хрипишь и весь от себя тащишься, значит, с тобой беда, самообольщение. Со стороны это выглядит безнадёжно грустно и смешно. Я слышал хрипящих людей, и ничего, кроме отторжения, они у меня не вызывали. Люди-маски. Я слышал блатных людей, которые доводили ранние произведения Высоцкого до каких-то предельно отточенных низменно-блатных точек. То есть каждый из них привносил в его произведения то, чем была исполнена его душа. Из-за этого исполняемые песни становились однобокими и плоскими. Они выхолащивались до примитивного уровня выступающих, получали тёмную печать их размытой личности.

Поэтому чтобы быть здравым и получать духовную пользу, пой так, как ты его понимаешь, но делай при этом упор на те положительные смыслы, которые важны для тебя и людей и которые ты бы хотел как-то в разумную меру усилить. И обязательно развивай свою личность, её светлые начала. Причем личность твоя должна быть борющейся. Вот в чём допускается и даже благословляется быть схожим с Высоцким. По неприятию лжи, например, по великодушию, по мужеству, по любви, по святой ненависти к злу и так далее. Это нормально.

Сказал — и задумался. Выходит, я исподволь себя хвалю? Выходит, я — состоявшаяся сильная личность? Нет, конечно, нет, я собою совершенно не удовлетворён. Но так или иначе, а личность моя всё же как-то сложилась, и я священник целых двадцать пять лет, и Бог меня всё ещё терпит, а значит, любит и надеется, что нечто путное из меня, может, выйдет. В любом случае, мне приоткрыта духовная, самая главная и таинственная сторона человеческой жизни, я в ней долго нахожусь, и мне есть, что сказать по этому поводу. Самоуничижение — паче гордости. Вспомните, как говорил Поэт: «Мне есть что спеть, представ перед Всевышним»…

— И всё-таки — возникают ли противоречия с вашим мировоззрением?

— Я пою не все песни Высоцкого. Некоторые мне не то чтобы чужды — когда ты любишь человека, то принимаешь его таким, какой он есть. Но всё же некоторые его произведения, где содержатся богохульные моменты, мне неприемлемы. Это, к примеру, песня «Про Деву Марию, плотника Иосифа и Святого Духа», «Песня про кабанов» — отличная, кстати, песня, а вот вторая её строчка — отвратительная и богохульная, из-за неё я лишаю свой репертуар потрясающего произведения.

Но я не виноват.

Потом есть кое-какие его дворовые песни из жанра городского романса: «Я однажды гулял по столице», «Нинка», «Я любил и женщин, и проказы». В них от некоторых строчек просто коробит. Или: «Позабыв и дела, и тревоги». Там — настроение солдатской казармы и тёмных подворотен. Прошу прощения за резкость, но думаю, что имею на это право. Я его выстрадал, потому что за Высоцкого нередко подвергаюсь сильным нападкам со стороны и верующих, и неверующих. Они обличают меня как священника и заявляют, что мое дело — не тренькать блатные песни пьяницы и наркомана, а спасать себя и паству.

Добрые люди. Хорошо, хоть подмётные письма куда надо не пишут. А может, и кропают, кто знает?.. А Пушкина любят. Его богохульные произведения умильно проглатывают, его похождений в упор не замечают. Сплошные двойные стандарты. А неверующие говорят: смотрите, вон, поп поёт Высоцкого, что он в нём, кликуша, понимает? И про религиозность его всё врет.

В общем я, священник, занимаюсь Высоцким, потому что он — великий Поэт России, и пою его потому, что помимо голосовых и исполнительских данных особенно глубоко чувствую Поэта именно с духовной стороны. Вот и всё. Такая игра на гитаре, на мой взгляд, стоит свеч. В наше тёмное и жестокое время мой акцент в песнях Высоцкого — решительность, но также и мягкость, чтобы не было в его песнях зашкаливающей подчас нервозности и надрыва. Где надрыв, там рядом — депрессия, агрессия, убийство и самоубийство. Всего этого нужно сейчас избегать. Жизненно важен положительный момент.

Хочу, как интерпретатор, выйти на рубежи его суровой нежности. И вот здесь-то мне, как личности, предстоит еще только покорять свой Монблан. Ибо в каких-то существенных, нравственных вещах Поэт неизмеримо выше меня, хотя я и священник. У него есть песня о сбитом друге — лётчике. Она называется «Всю войну под завязку», где он поет:

Не слыхать его пульса

С сорок третьей весны,

Ну, а я окунулся

В довоенные сны.

И гляжу я, дурея,

Но дышу тяжело,

Он был лучше, добрее, добрее, добрее,

Ну, а мне повезло.

119930263_vys1_18Слушая эти строки, я всегда поражаюсь, как Поэт произносит эти слова. Он говорит их как тот, кто доподлинно знает, что такое добро и любовь. Вот где он выше. И вот здесь-то как раз мне и нужно стремиться к его планке, ибо я — человек грешный, а он своими страданиями и подлинно живыми, прекрасными песнями — верю — обрёл от Бога прощение множеству своих грехов. Потому что его лучшие песни — это великие дела любви. У поэта дело — его врачующее слово.

Обратите внимание, что люди поют его песни, и им делается легче. Причина не в энергетике Поэта и не в уникальном завораживающем голосе, а в силе и нравственной наполненности песен. Все они — отзвук его мощной личности, которую дьявол так и не сумел окончательно убить ни водкой, ни наркотиком, ни полным физическим изнурением.

Простите, если что не так.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи