“Я сам хочу видеть силу нашей Церкви”

Заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Украинской Православной Церкви протоиерей Николай Данилевич поясняет, зачем Церковь в Украине позвала верующих к зданию Верховной Рады и как помогут молитвенные стояния в борьбе против законодательной инициативы отдельных депутатов.

То, что я сейчас буду говорить, это мои мысли по поводу происходящего. Возможно, это прозвучит не так дипломатично, как можно было бы ожидать от человека при должности, но все-таки скажу то, что думаю.

Нас стараются сделать чужими

Протоиерей Николай Данилевич

Протоиерей Николай Данилевич

Я только что из Соединенных Штатов, где принимал участие во Всемирном саммите в защиту гонимых христиан. Масштабное мероприятие: 136 стран, 600 участников. По данным организаторов, около 215 миллионов христиан в мире подвергаются сегодня разной степени гонениям как прямым — когда людей убивают, сажают в тюрьмы, так и непрямым — дискриминации, маргинализации, высмеиванию, дискредитации Церкви. Вторая разновидность гонений, кстати, больше присуща западному миру, где христиан большинство, но в то же время по тем или иным поводам их притесняют.

С докладом о готовящихся у нас законопроектах №№4128 и 4511 я выступил на одной из секций Саммита. Понятно, что после выступлений христиан из Северной Кореи, Ирака, Эритреи рассказ о дискриминационных законах в нашей стране выглядел не так страшно. Но что происходит у нас: верующих канонической Церкви пока не убивают (хотя могут и побить — как это происходило на приходах в Западной Украине при захватах храмов), но стараются сделать чужими в нашем собственном государстве.

Когда я гулял по Вашингтону, увидел на здании Музея истории Америки слова: «The Nation We Build Together» – «Нацию мы строим вместе». У них тоже был период гражданской войны, было время, когда подвергались дискриминации коренные индейские племена, чернокожее население. Но потом посмотрели, что ничего хорошего из этого не выйдет, и уравняли всех в правах. Теперь вместе строят государство, и, как видим, очень даже успешно.

И нам, на Украине, тоже неплохо бы принять такую модель во внимание. Потому что, пока мы будем делить друг друга на «белых» и «черных», на патриотов и ватников, ничего у нас не получится.

Гигант может и показать свою силу

О законопроектах 4128 и 4511 уже очень много сказано. Лично я к ним отношусь спокойно. С одной стороны, протестовать надо: если закон примут, придется его исполнять. С другой стороны, среди людей церковных в этом плане настроения, я бы сказал, очень радикальные. Потому что в данном случае меньшинство (а точнее, несколько депутатов — идеологов всего этого) навязывает свою точку зрения большинству, выдавая её за мнение государства.

Внешне выглядит, будто наша Церковь выступает против государства. Но нет: выступаем мы не против идеологии или законов государства, а против тех идей, которые продвигаются тремя-пятью депутатами-авторами законопроектов.

И тот факт, что за два дня Украинская Православная Церковь собрала 300 тысяч подписей, говорит о том, что гигант пока что спит, но если его разбудят, он может показать свою силу, и уже показывает. Если в Верховной Раде хотят увидеть силу Церкви, я это только поддерживаю. Я бы сам хотел посмотреть на проявление реальной силы нашей Церкви.

Не враги государству

В Facebook пишут, что мол «они, эти люди из Московского Патриархата, на самом деле страдают не за Христа, а за “Русский мир”». Но обвинить можно в чем угодно. За всю историю гонений на Церковь немного государств (в их числе и Римская империя) гнали христиан лишь за то, что они христиане. Все остальные находили и находят другие поводы. В Советском Союзе, насколько я помню, статья 75 Конституции гарантировала право свободного вероисповедания, и верующим выдвигали какие угодно обвинения — в контрреволюции, в антисоветчине, неблагонадежности и так далее — но никак не за религиозные убеждения.

Нас упрекают, что мы инсценируем гонения. Это не так, но защитить наших людей мы обязаны. И первые христиане не только безропотно переносили страдания и принимали смерть, были среди них и апологеты, объяснявшие императору, что они, христиане, не являются врагами государству. «Мы служим в твоем войске, платим налоги, являемся законопослушными гражданами, — говорили они, — но не хотим поклоняться твоему изваянию, потому что это противоречит нашей вере».

Кстати, на саммите в Вашингтоне одному христианину из Северной Кореи задали вопрос: почему ваше государство гонит христиан, чем они представляют опасность? Он ответил: «Главная причина в том, что в Северной Корее есть своя, так называемая гражданская религия, и ее бог – Ким Чен Ир, его сын Ким Чен Ын. А мы не хотим подчиняться этой гражданской религии».

В истории часто так было: чья власть, того и вера. Князь, король, граф и так далее – каждый сам определял веру своих подданных. В Римской империи, где культ диктовался государством и религия была делом государственным, христиане как раз выступали за то, что религия – это дело частное. Они проливали кровь за то, что мы сейчас называем свободой вероисповедания и воспринимаем эту свободу как должное.

Фото: ukrinform.com

Фото: ukrinform.com

Важны люди, а не храмы

Теперь о законопроектах. Что может измениться с их принятием?

Даже если законопроект №4128 о свободном изменении юрисдикции будет принят, прежде всего будут легализованы захваты этих 40 храмов, которые у нас на данный момент отобраны. Потому что сейчас почти все решения судов — в нашу пользу. Раскольники столкнулись с юридической проблемой и, вероятно, решили, раз нельзя захватывать храмы законным путем, значит, надо менять закон. Вот и меняют.

На основании этого закона могут быть захвачены ещё наши приходы в Западной Украине и не только. Но в то же время открываются возможности и с другой стороны: переводить в нашу Церковь приходы в Восточной и даже Центральной Украине. Как правило, общины Киевского патриархата там небольшие — 10, 20, 30 человек — и абсолютно спокойно, с помощью нового закона, их можно переводить к нам. В конце концов, я утрирую, но мы и на Владимирской собор в Киеве можем претендовать. То есть и УПЦ может использовать этот закон в своих целях, но нам это не надо. Нам хватает своих храмов. И нам важны люди, а не храмы.

Поэтому мы и говорим, что этот закон открывает ящик Пандоры. Ведь и у других конфессий страны есть нерешенные конфликты между собой. Мы как раз и просим, чтобы не допускать этого.

На всех международных площадках — в ОБСЕ и в других инстанциях — мы постоянно подчеркиваем, что защищаем свои права, не нарушая при этом права других государств и других конфессий. В Европе сейчас тема прав человека чрезвычайно актуальна, и вас будут слушать только тогда, когда вы, защищая свои права, не нарушаете права других людей. В ином случае вас не воспринимают.

Уже нельзя считать людей квадратными километрами

Я так ещё скажу. Для нашей Церкви это вызов: чтобы священнослужители больше работали на внутреннюю миссию. Не можем мы уже считать людей квадратными километрами — мол, столько-то у нас миллионов православных. Мы должны идти к каждому конкретному человеку, с каждым общаться, каждому человеку лично нести живую веру в живого Христа Бога.

И даже если у священника забирают храм, как это было на Западной Украине, община остается, продолжает служить в приспособленном помещении. Это не страшно, мы не должны бояться этого или делать из этого проблему. Но и молчать нельзя, нельзя закрывать глаза на такие законодательные инициативы. Необходимо идти серединным царским путем.

Что касается законопроекта №4511 об особом статусе нашей Церкви. Я не верю, что он пройдет. Даже уверен, что не пройдет. Но его специально ставят, чтобы сделать дымовую завесу — сначала о нем поспорят, а затем скажут: «Раз не хотите этот, давайте примем другой закон, не такой спорный».

Но даже если и примут, мы будем защищать наши права всеми законными способами. Церковь проявит свою силу. И я — вернусь к тому, с чего начал — хотел бы посмотреть на это.

А бояться абсолютно нечего. Если священник на месте, окормляет свою паству, что ему может угрожать? Эта кризисная ситуация вскроет те места, где тонко, обнажит, где священник не дорабатывает, где какие конфликты. Но глобально на протяжении этих трех лет кризиса наша Церковь очень достойно показала себя. Из 12,5 тысяч приходов только около 9 ушло и около 40 у нас забрали — а это, я считаю, показатель. В целом же Церковь выполняет свою миссию.

Нам всем надо быть как отец Сергий

Да, людям у нас нарисовали страшную картинку какого-то злого «Московского Патриархата», и половина Украины его ненавидит или боится. Но рядом живет и служит конкретный отец Иван, который тоже из Московского Патриархата, но это хороший батюшка.

Один священник, который окормляет приход в европейском городе, рассказывал мне такую историю. Был у него прихожанин из Киева, который потом попал в этой стране в тюрьму. И священник ходил, навещал, исповедовал, причащал, передавал передачи от супруги и так далее. Вышел тот из тюрьмы, вернулся в Киев. Потом случился 2014 год, и прихожанин занял категорическую позицию: «Я не люблю москалей. Всех! Кроме отца Сергия…»

Вот эти слова — «кроме отца Сергия» — должны быть ключевыми. Чтобы все мы были такими «отцами Сергиями», потому что одно дело – пропаганда, другое дело, что вот конкретный отец Сергий или отец Иван — хороший батюшка и добросовестно несет свое служение, являет людям Христа.

Церковь – это всегда что-то личное, и наша православная вера – личностная. Поэтому мы защищаем не структуру, а реальных людей, которые эту структуру составляют. Структура – всегда вторичное, а главное – община. Посмотрите на захваченные у нас в селах храмы: раньше в них ходили 70-100 человек, а теперь 15-20, и то не всегда. Можно что-то отобрать, но наполнить содержанием – очень сложно.

Фото: поисков.рф

Фото: поисков.рф

«Перезагрузка» Церкви

Мне понравилась фраза, которую я услышал на саммите в Вашингтоне: «В Церкви – не так, как в супермаркете, где ты берешь, что хочешь, а чего не хочешь, не берешь. Если назвался христианином, и Господь дал тебе эту благодать, мир, радость и счастье, то нужно помнить, что Христос говорил: «Если Меня гнали, будут гнать и вас» (Ин. 15, 20). Поэтому, если принимаешь благое, будь готов, что будут и страдания. Как праведный Иов говорил: «Неужели мы будем принимать от Бога только хорошее, а плохого не примем?» (Иов. 2, 10)».

Подытожить хочу словами из Откровения: «Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (Откр. 2, 10). Мы, христиане, немножко странные люди, потому что живем одной ногой здесь, другой там, в вечности. Как апостол говорил: «Не имамы бо зде пребывающего града, но грядущего взыскуем» (Евр. 13, 14).

Во времена испытаний Церковь должна «перезагружаться». И молитвенного стояния у Верховной Рады мы все ожидали, но не потому, что верим, что депутаты к нам прислушаются и не примут законопроекты, а потому, что это будет проявлением соборной молитвы христиан.

Христиане собрались и просто молятся. Ведь сейчас Пасхальный период, мы поем пасхальные песнопения: «Да воскреснет Бог» — пасхальный канон. Не то, что мы докажем что-то государству, обществу, Киевскому патриархату и прочим — нет. Для всех нас это — возможность еще раз пережить радость Всеукраинского крестного хода, возможность собраться вместе, помолиться, увидеть друг друга. В условиях испытаний это очень нужно.

Записала Юлия Коминко

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Многочасовая молитва украинцев у Верховной Рады (ФОТО)

Тысячи людей в Киеве будут молиться под стенами парламента до вечера

Верховная Рада и Церковь: что происходит?

Новые законопроекты грозят захватами храмов и религиозной войной

Патриарх Кирилл обратился к мировым лидерам в связи с подготовкой дискриминационных законов на Украине

По мнению Патриарха Кирилла, это способно еще более осложнить реализацию Минских соглашений

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!