Главная Семья Воспитание детей

А вдруг там «про секс»! Что пугает родителей в детских книгах

Четыре книги, которые стоит прочесть подростку

К полкам 10+ в книжных магазинах родители подходят осторожно. Да и вообще стараются лучше не подходить. А если туда стремятся сами подростки, у родителей это вызывает панику. Что, если там плохие слова? Что, если герой курит?! И вообще, там точно кто-то совершает плохие поступки.


Знаем мы этих подростков. Хлебом не корми, дай что-нибудь плохое натворить!

Вот, например… да что ни возьми.

Артём Ляхович. Черти лысые. 16+

Головокружит… сомнительная роуд-стори. Лянка и Марк сбегают из дома к Синему озеру. Пропаганда бродяжничества! И плохие здесь кто? Правильно, взрослые. Занятые своими делами, едва замечающие детей, думающие только о себе, своём престиже и о том, что скажут о них другие взрослые. Романтичная мама Марка переезжает с места на место, следуя за очередной любовью. Лянка – дочь прагматичных состоятельных родителей, делающих на дочери пиар под видом заботы о её будущем. Два человека, не достигшие совершеннолетия (им по 14 лет), бегут из дома с отцовской кредиткой в кармане. Да ещё и думают о том, о чём в их возрасте и думать-то запрещено.

Это вообще законно – продавать такие книги?

Вон даже на обложке написано: 16+, «Осторожно, вызывает желание спланировать побег».

Что тут можно сказать? 

Хорошие, ответственные родители, конечно, не будут поступать так, как родители этих детей, ведь так? Следовательно, и дети не будут вести себя, как герои книги. Повесть, собственно, никого не призывает к побегу. Она лишь намечает подростку перспективу на будущее, предлагая своего рода игру – готов ли человек, уже ощущающий себя взрослой личностью, к самостоятельной жизни? 

Откуда это известно?

Именно такой посыл содержит вся «золотая полка приключенческой литературы», да и вообще вся классика, начиная от «Робинзона Крузо».

Ковчег времени, «Мортал комбат» и рецепт войны. 30 лучших новых книг для детей и подростков
Подробнее

Приключенческий жанр неспроста прочно связан с адресацией подросткам. Это репетиция взрослой жизни со всеми её перипетиями. К которой под неусыпной родительской заботой, как правило, никто не готов. И никогда не будет готов, если не появится хотя бы мыслей о том, из чего, собственно, состоит самостоятельная жизнь. Кстати, свобода – это в первую очередь обязанности, что и обнаруживают герои Ляховича.

Плохо ли? Действительно нельзя вселять в детей такие мысли?

Если подумать…

Никто из тех, кто вырос на «Томе Сойере», прочитав книгу, не сбежал из дома. Не отправился ночью на кладбище. Не поселился в бочке, как Гек Финн, и не стал питаться отбросами с помойки. Никому просто в голову не придёт это делать. Поразмыслить, как это может быть, сопереживать героям, мечтать – сколько угодно. Для того и писалось.

Где действительно нелепость – так это в формальном соблюдении буквы закона. Героям по 14 лет, а книга, пусть даже мы видим здесь иронию, адресована старшим подросткам. Которым уже пора начинать думать о том, как съехать от родителей и начать ту самую взрослую жизнь.

Юлия Яковлева. Азбука любви. 16+

Эссе о книгах школьной программы безжалостно расшатывает бронзовые постаменты, оставляя великих писателей обычными людьми с ошибками, комплексами, сложным характером и совершёнными глупостями. Автор примеряет ситуации Татьяны Лариной, Кармен, героев Толстого, Островского и Шекспира на обычных людей. На себя. И сегодняшних школьников. Как будто они ровня великим. Больше того, здесь есть рассуждения о сексе! Для подростков!

Ужас. Который мы сейчас обсудим.

Для тех, кто читал

Задумывались ли вы, для чего вообще писались «Анна Каренина», «Евгений Онегин», «Бесприданница» и всё остальное?

А ведь все эти книги – все до единой! – о любви. Они не что иное, как размышления о выборе. И именно размышлять об этом выборе предлагает практически вся школьная программа. 

50 лучших новых книг для детей и подростков
Подробнее

Более того, произведения Бунина, Достоевского, Толстого и многих других классиков из школьной программы поднимают вопросы в том числе и о сексе. И никого этим не шокируют. Хотя если вчитаться в «Тёмные аллеи», или «Войну и мир», или «Преступление и наказание», – дерзость современных авторов, рискнувших поднять тему секса в книгах для подростков, окажется под большим вопросом. От неё вообще ничего не останется!

Это – для тех, кто читал. 

В общем и целом вся классика – это книги, которые, как предполагается, помогут избежать ошибок. И вот уж чего здесь искать не надо, так это прямого подражания. Ни один герой из книг школьной программы по литературе не идеален. Наоборот: мы размышляем над его ошибками, чтобы не продолжать их совершать.

Я памятник себе…

Почему же нельзя рассмотреть книжные ситуации, сравнивая прошлое и настоящее? Разве не важно понимать, что изменилось? И почему не примерить эти ситуации на себя? Если авторы, написавшие книги, были живыми людьми, какой смысл видеть в них бронзовые памятники? 

А вот обдумывать судьбы живых людей – не только можно. Необходимо.

Как будто ничего сложного, правда?

Кроме одного. Самое сложное, что никакими силами не объяснить: никто, ни в каком возрасте и никогда не обязан соглашаться с автором. Может, но не обязан. Ни с Юлией Яковлевой, ни со Львом Толстым, ни с Шекспиром – да и вообще ни с кем.

Писатели лишь выражают свою точку зрения. Задача читателя – обдумывать эту точку зрения. И принимать своё и только своё решение. 

И да, мнение подростков обычно отличается от мнения взрослых. Оно адекватно их возрасту и жизненному опыту, может шокировать, но тут стоит помнить: дети взрослеют. И исходить из этого. Сохраняя то доброжелательное спокойствие, которое должно быть свойственно взрослому человеку. 

Дарья Варденбург. Марта с черепами. 16+

Искромётно смешная повесть о невесёлых вещах. Старшеклассница Марта со своими друзьями открыто декларирует протест против своего мира. Безумный танец, который в программе школьного конкурса был обозначен как вальс, выливается в нарушение всего сразу, начиная с одежды и заканчивая отношением к учителям (и взрослым вообще), мнение которых попросту игнорируется. Неблагополучная жизнь девушки вдобавок описывается так задорно, будто есть что-то весёлое в бедности отца, старческом слабоумии бабушки, поступки которой рассматриваются как нечто достойное подражания, и в поведении матери Марты, работающей изо всех сил и показанной бесчувственной карьеристкой. Как будто ей доставляет удовольствие колотиться на работе, чтобы обеспечить семью!

Не говоря уже про лексику. Эта речь подростков! А какие надписи на партах там цитируются! Какими прозвищами награждают учителей! 

Это что, тоже законно?

О законной стороне дела, как и об отличиях экспрессивной лексики от нецензурных выражений, мы уже писали

Спираль истории

Представьте, какое возмущение вызывала когда-то у таких же благонамеренных родителей речь героев Жюля Верна, Майн Рида, Джека Лондона, Марка Твена или любого классика, книги которого сегодня изо всех сил пытаются вручить детям вместо современных книг.

«Ежик добрый, а не злой» – опасны ли для детской психики современные книги
Подробнее

Кому придёт в голову увидеть там сейчас крамолу? Того, кто в наши дни попытался бы заговорить подобным образом, сочли бы книжным червем. Ботаном, если так проще.

Попробуем представить, как спустя сто лет кто-то заговорил бы языком современных подростковых книжек. А если продолжить эту последовательность?..

Пропаганда! Пропаганда!

Как правило, пропагандой у рядового читателя считается любое упоминание чего-нибудь, что может вызывать неодобрение. Независимо от смысла текста и того отношения автора или героев, которое считывается со страниц книги. Этого отношения почему-то вообще не замечают. Как не стремятся и размышлять над сложными эмоциями. Практически все эмоции в реальной жизни достаточно сложны, что и описывает подростковая литература. Марта здесь яркий пример: она совсем не плохо относится к окружающим, наоборот, любит и мать, и отца, и в сложной ситуации выбора – нищая романтика или так называемый здравый смысл – принимает сложное решение. Которое только выглядит простым в силу юмористического тона повести. На самом деле Марта выбирает романтическую сторону жизни, не считаясь с ценой. Это цена и доброты, и милосердия, и оптимизма, и поиска своего пути, которые ей так нужны. 

Не одной ей.

В мои лета не должно сметь…

Вызывает ли эта история желание бунтовать против устоявшегося порядка вещей? Вызывает. Любая подростковая книга вызывает это желание, как вызывает его сам возраст. Бунт – это развитие, поиск собственных решений традиционных задач. Без всего этого не бывает взрослого человека. Мало что должно встревожить родителя больше мысли о том, что его выросший ребёнок окажется беспомощным, способным лишь повторять то, что велят старшие.

А ведь очень скоро вместо нас в качестве старших – в университете, на работе, в общении – окажутся совершенно посторонние люди. 

Мы действительно не хотим дать детям попробовать мыслить самим?

Алексей Олейников. Соня из 7 «Буээ». 12+

Во-первых, это комикс (а все знают, что комиксы читать вредно). Во-вторых, здесь описываются такие унылые школьные будни, что героиню, Соню, наверное, пора вести к доктору – за таблетками. Только больное воображение может выдумать настолько депрессивную реальность. И кстати, внимательный взгляд отметит ещё одно: текст этой книги написан речитативом, тем самым размером, которым читают рэп.

Да и рисунки какие-то ужасные. «Моя дочь-третьеклассница нарисует лучше». 

И вообще – дети не будут это читать. Как любят писать некоторые мамы: «Моему ребёнку такое неинтересно». (Правда, если спросить детей этих мам, интересовались ли их мнением и как именно, может выясниться много любопытного, но мы пока не будем этого делать.)

Что можно возразить здесь?

Для начала: развитие комикса как жанра уже оставило в прошлом только развлекательный характер. Комикс давно используют учёные, преподаватели, рекламисты, а также писатели, успешно освоившие такую сложную вещь, как графический роман. Просто потому, что иногда трудную или просто увесистую дополнительную информацию удобнее передать изображением, а в тексте сосредоточиться на чём-то главном.

На самом деле ничто не ново

Затем, язык «Сони». Рэп, конечно, с трудом воспринимается многими родителями (как, кстати, и традиции современной иллюстрации). Тут уж ничего не поделать. Но если снова обратиться к истории, окажется, что сто лет назад точно такое же положение занимал джаз. Он, как и рэп, восходит к афроамериканской традиции, тоже предлагал непривычно резкий ритм и тоже носил скандальный характер. Поначалу. Пока не приобрёл множество направлений.

«Рэп кричит о боли – и это хорошо». Нет ничего страшного в том, что подросток его слушает
Подробнее

Есть вероятность, что уже лет через десять рэп войдёт в традиционную музыку и поэзию. Он уже это делает.

Негативно, депрессивно

Реальность достаточно часто видится депрессивной подросткам творческого склада. К которым точно относится Соня. Такие подростки действительно ощущают себя белой вороной в классе хотя бы потому, что слушают другую музыку или читают другие книги. А происходит так от того, что обычно эти ребята – дети более внимательных и ответственных родителей. Когда знаешь, как надо бы или как может быть, – но нет, несовершенство реального мира вгонит в депрессию хоть кого. 

Зачем, спросите вы, лишний раз акцентировать на этом внимание?

Затем, что в случае Сони неприятие реальности – тот самый процесс, который движет человека, заставляет его менять эту реальность. Проще говоря, творить. Что и происходит с героиней комикса.

Подростковый возраст вообще время нелёгкое, и если мы будем делать вид, что это не так, то рискуем остаться в глазах наших подросших детей неискренними, наивными и недостойными серьёзного разговора. 

Неужели это правда то, чего мы хотим?

«Но погодите. Это мои дети! Разве я не могу им запретить то, что считаю вредным? И потом, а как же моё мнение? Разве я не могу его свободно выражать?»

Свободно выражать своё мнение может, безусловно, каждый. И это касается не только взрослых. Мнение ребёнка может отличаться от мнения родителей. Вести дискуссию о том, что и почему кому-то из вас не понравилось, может быть нелегко, но именно это и есть – воспитывать. Выслушивать собеседника, не перебивая. Спокойно и аргументированно объяснять свою точку зрения. Запрет всё же крайняя мера, которой не стоит злоупотреблять. Он слишком легко теряет силу. 

И главное: книга не может никого испортить, потому что книга не воспитывает. Воспитывают родители.

А ребёнок видит все смыслы в книге через призму полученного воспитания. Именно оно и влияет на его выбор.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.

Как сделать так, чтобы дети и подростки полюбили читать?

Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: