Ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня

В Интернете опубликовано коллективное письмо Святейшему Патриарху Кириллу. Авторы и подписавшие письмо просят Предстоятеля своей Церкви обратиться к представителям государственной власти с просьбой о помиловании участниц группы Pussy Riot. В письме подчеркивается, что авторы и подписавшие — верные чада Русской Православной Церкви, а их письмо представляет собой «внутрицерковное дело».

Комментирует Андрей Золотов, заместитель руководителя Объединенной редакции иновещания РИА Новости, главный редактор журнала Russia Profile

Я подписал обращение к Его Святейшеству с просьбой походатайствовать о милости к подозреваемым в кощунстве, потому что это письмо составлено в тоне прошения, а не требования, и говорит те вещи, которые созвучны моему отношению к этой тяжелой и болезненной для всех нас истории.

На мой взгляд, в результате февральской акции печально известной женской группы многие в Церкви поддались на политическую провокацию, имевшую своей целью мобилизовать Церковь для политической борьбы, поставить ее «по одну сторону баррикад» накануне президентских выборов. В результате выявились, к сожалению, и серьезные разделения среди нас, членов Православной Церкви. Одни голоса, ассоциируемые с Церковью, стали призывать к мести. Другие стали заявлять, что не дело Церкви вмешиваться в ход следствия и судебного процесса, как будто это уже Страшный Суд, а не какой-нибудь Таганский. Такие призывы понятны по-человечески, а некоторые могут оправдывать их и политической целесообразностью. Но, как сказано в этом письме, разве прощение врагов и милосердие должны от этого перестать быть христианскими добродетелями?

Да, по-граждански я считаю, что совершившие эту акцию должны понести какое-то наказание. Общество должно четко обозначить, что танцы на солее или создание видеоролика, оскорбительного для миллионов православных христиан, не должны считаться нормой, чем-то допустимым. Я понимаю, что многие защитники группы -– противники Церкви. Но это никак не отменяет того, что содержание подозреваемых в тюрьме уже четыре месяца, продление из раза в раз их досудебного ареста видятся мне явно избыточными и совершенно немилосердными. Также будет восприниматься и любой возможный приговор им, связанный с лишением свободы. Думаю, что каждому хотелось бы, окажись он, не дай Бог, за решеткой, чтобы православные христиане за него заступились.

Мне кажется, что это будет честно по отношению к Святейшему Патриарху – выразить наше прошение и сообщить нашему Предстоятелю, с какой (замечу в скобках – весьма умеренной) позицией по этому вопросу мы, подписавшие это письмо, солидарны. Другие его чада и наши братья и сестры солидарны, наверное, с другими позициями по этим вопросам, а вот конкретные эти люди, поставившие свои подписи под этим письмом, — считают именно такую позицию сообразной своей христианской совести. А еще думается, что это правильно по отношению к тем нашим согражданам, которые, в силу ли незнания или нежелания знать, думают, что православные христиане – это какие-то жестокие, трусливые или мстительные люди.

Александр Кравецкий: Почему мы написали письмо Патриарху

Читайте также:

Прот. Владимир Вигилянский о письме в защиту панк-активисток: Поучение и наставление Патриарха в христианской нравственности есть дерзость

Непогрешимость общественности

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: