Хамовнический суд Москвы вынес обвинительный приговор участницам панк-группы «Pussy Riot» по делу о скандальной акции в храме Христа Спасителя. Надежду Толоконникову, Екатерину Самуцевич и Марию Алехину осудили на 2 года лишения свободы.

В связи с решением Хамовнического с официальным заявлением выступил Высший Церковный Совет Русской Православной Церкви.

Комментирует Андрей Золотов, заместитель руководителя Объединенной редакции иновещания РИА Новости.

Я сожалею о том, что суд вынес именно такой приговор, связанный с дальнейшим заключением. Я рад, что Высший Церковный Совет дал оценку акту богохульства и призвал государство проявить милосердие в рамках закона.

Я думаю, что самое главное и самое сложное в нынешней ситуации – разделять оценку самого события, произошедшего в храме Христа Спасителя, ролика, появившегося в сети, и того, какому судебному преследованию были подвергнуты эти три женщины.

Общественная дискуссия, развернувшаяся вокруг этого события, свидетельствует о том, что оно затронуло очень важные болевые точки, связанные с церковно-государственными отношениями в нашей стране.

Проблема в том, что, хотя это вопросы очень важные и существенные, та форма, которая была заявлена самой акцией этой группы, и реакция на это со стороны государства — никак не способствует урегулированию этих вопросов. Я думаю, что если речь идет о критике общественно-политической позиции Святейшего Патриарха Кирилла – это возможно, в этом нет ничего предосудительного, когда эта критика, или даже протест, высказываются цивилизованным образом. Как я уже не раз говорил, если бы эта группа или какая-то другая устроила бы демонстрацию рядом с резиденцией Святейшего Патриарха, то это имело бы совершенно другой характер, чем то, что они сделали в храме.

На мой взгляд, судебный процесс и приговор не поспособствовали главной цели, которую можно было бы поставить: недопущению повторения подобного в будущем. Я думаю, что в этой ситуации условный приговор в гораздо большей степени способствовал бы разрядке общественной напряженности и предотвращению дальнейших богохульных акций в православных храмах, да и не только в них.

По поводу самого процесса я могу сказать, что произошедшее вполне заслуживало юридической оценки. Но те юридические действия, которые были произведены, кажутся мне совершенно неадекватными, непропорциональными и контрпродуктивными.

Мне кажется, что в результате такого преследования поступок этих женщин ушел на второй план, а на первый вышли чрезвычайно жесткие действия по отношению к ним, и это в корне изменило ситуацию вокруг самого события. Я хочу напомнить, что сразу после акции в храме общественное мнение было на стороне Церкви, а после того, как эти три женщины были арестованы и начался процесс, мнение склонилось в сторону их защиты.

Обращение Высшего Церковного Совета — первое заявление, официально и на высоком уровне, от имени священноначалия, призывает государство проявить милосердие к этим женщинам, совершившим акт богохульства. Думаю, что такое заявление на фоне целого ряда далеких от духа милосердия частных мнений православных  христиан, как облеченных священным саном, так и мирян, весьма отрадно.

Читайте также:

Игумен Сергий (Рыбко): Pussy Riot необходимо наказать, иначе завтра у них будут последователи

Протоиерей Игорь Прекуп: В деле Pussy Riot Церковь подставили

Елена Зелинская: Мои чувства верующего человека этот приговор оскорбляет

Заявление Высшего Церковного Совета в связи с приговором по делу об осквернении Храма Христа Спасителя

Свято место

Архимандрит Тихон (Шевкунов): Церковь простила Pussy Riot с самого начала

Протодиакон Андрей Кураев: Богословие любви и богословие ненависти

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.