Марина Бирюкова

Марина Бирюкова
Марина Бирюкова — все публикации автора на портале Православие и Мир — pravmir.ru
Золотое перышко
Маленькие солдаты великой войны, которым не вручали орденов, ну разве что пионерскую благодарность объявляли за участие в концерте для раненых в госпитале или за усердное шитье посылаемых на фронт кисетов.
Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе…
В Пятницу утром совершаются часы, а после полудня — вечерня с выносом Плащаницы, то есть, по сути, это погребение Христа.
Митрополит Неврокопский Нафанаил: С истиной будут бороться до Судного дня
Крест архиерея тяжел, но Бог помогает. Административная деятельность — это внешняя сторона церковного служения. Она может восприниматься как что-то чуждое, но она необходима. Когда есть хорошие сотрудники — у архиерея остается минимум проблем, которыми он должен заниматься как администратор, и он может уделить гораздо большее внимание истинно пастырскому труду.
Я просто делюсь своими открытиями
Я тогда серьезно увлекался музыкой, у нас рок-группа своя была, и вот, я пришел в комнату, где мы собирались, где должна была быть репетиция. Пришел и сказал: ребята, у меня в жизни случилось необычное событие, я хочу с вами поделиться. Чем рассказывать, я вам просто почитаю. Достал Новый Завет и стал им читать. Читал, пока не устал. Они сидели молча, слушали. Когда я наконец остановился и спросил: 'Ну как?' — они сказали всего два слова: 'Читай еще'. И я продолжил.
Вхождение в народ
Оба наших сегодняшних собеседника по происхождению москвичи. Оба имеют опыт служения в городе. Оба деревню не выбирали — поехали служить по послушанию. Мы решили поговорить с ними об их служении.
Что делать? Служить Литургию
Они входят в храм, подчиняясь подчас неясному для них душевному порыву. И не всегда задумываются при этом о своей одежде. И наша задача — не выпроводить этих людей, а сделать так, чтобы и они тоже в храме остались, остались на всю жизнь.
А удобно ли бедному?
Среди моих друзей и знакомых нет голодающих, однако есть те, кто делает мучительный выбор между покупкой зимней обуви и лечением зубов; между ремонтом квартиры и скромной внутриграничной поездкой в летний отпуск. И все это, заметьте, – люди, добросовестно и трезво трудящиеся. Либо уже отработавшие свое.
Чужая беда как острое блюдо
Политический запрет на демонстрацию страдания вполне возможен, кстати, и сегодня — не надо думать, что он навсегда ушел в прошлое. Но гораздо более вероятно другое. Вокруг человека, хоронящего десятерых близких, будет стоять непрерывный треск фотокамер. А маму избитой девочки на больничном крыльце возьмут в кольцо журналисты с микрофонами.