Главная Поток записей на главной
«Было очевидно — они не отцепятся сразу». Элина Сушкевич — об отмене оправдательного решения по своему делу
Фото: личная страница vk.com Элины Сушкевич
Дело Элины Сушкевич возвращается на новое рассмотрение после того, как 10 декабря 2020 года коллегия присяжных заседателей вынесла решение в пользу невиновности калининградского неонатолога. 16 декабря суд окончательно признал невиновными врачей Сушкевич и Белую. 22 марта прокуратура направила протест в апелляционный суд Москвы. Сегодня апелляционный суд отменил решение присяжных. 

«Было очевидно — они не отцепятся сразу». Элина Сушкевич — об отмене оправдательного решения по своему делу

Новое рассмотрение — и возможно, другой приговор
Фото: личная страница vk.com Элины Сушкевич
Дело Элины Сушкевич возвращается на новое рассмотрение после того, как 10 декабря 2020 года коллегия присяжных заседателей вынесла решение в пользу невиновности калининградского неонатолога. 16 декабря суд окончательно признал невиновными врачей Сушкевич и Белую. 22 марта прокуратура направила протест в апелляционный суд Москвы. Сегодня апелляционный суд отменил решение присяжных. 

— Что именно сегодня произошло?

— Сегодня я и Елена Белая выступали с последним словом. Потом судьи пошли совещаться, но очевидно было, что у них уже было готовое решение. Вернулись и зачитали, что оправдательный приговор отменяется в связи с нарушениями. Но на этом заседании они читали только резолютивную часть — то есть, сам вывод. А основания для него они будут готовить в течение недели. Хотя адвокаты говорят, что это, скорее всего, месяц.

— Что это означает для вас?

— По мере пресечения и свободе передвижения ничего не означает. Все остается как было. А дело идет на новое рассмотрение со стадии отбора присяжных. 

— По новому кругу?

— Да (вздыхает).

— Возможен новый арест?

— Адвокаты говорят, что нет. Эта мера пресечения, избранная Следственным комитетом, отменена, сейчас ее нет. Только если я буду злостно нарушать, не являться на заседания, то у них могут появиться основания для пересмотра. 

Так что, жизнь продолжается, и работа продолжается.

Просто в какие-то дни я буду отсутствовать для участия в заседаниях. И, поскольку это делается по повестке, мне даже отпрашиваться не нужно будет.

— Работы много сейчас?

К сожалению, в реанимации всегда есть работа. Дети у нас есть, но не сверх того, что обычно.

Анестезиолог-реаниматолог Элина Сушкевич: Прошу вернуть меня в строй!
Подробнее

— Коллеги поддерживают?

— Да, еще как!  И поддерживают, переживают, пишут СМС во время судебных заседаний и вообще держат кулачки. Даже в 4-м роддоме, когда я приезжаю туда на вызов, чувствую, что никто косо не смотрит на меня. Но есть люди, которые не столь радушны и расположены ко мне. Из 8 присяжных 5 было уверено в моей невиновности, но 3 все-таки сомневались! 

— Как вы думаете, новый суд присяжных вас снова оправдает?

— Думаю, что да. Конечно, я опасаюсь, чтобы не подобрали каких-то присяжных… таких… ну, это же не секрет, что у нас всякое бывает. Важно, чтобы не были те присяжные, которые нужны обвинителям. 

И еще меня еще очень беспокоит оплата адвокатов, ведь новые судебные заседания — новые затраты. Мне на адвокатов всем миром собирали коллеги и просто неравнодушные люди.  

— Как получилось, что те присяжные были такие честные?

— Ну, я не знаю. Просто попались люди, которые не просто для проформы там сидели, а правда слушали, вникали. Ведь обвинение как считает? Есть экспертиза, в ней черным по белому написана причина смерти, значит, и разбираться ни в чем не нужно. И доказательств не нужно. Но экспертиза — не доказательство, и присяжные это понимают. И пусть они не знают какой-то медицинской терминологии, но они видели, какие вопросы задавали эксперту, как он отвечал, и, скорее всего, у них сложилось впечатление, что экспертизе верить не надо. 

— Как принимают решение присяжные? На что опираются?

— Они все вкупе смотрят: как свидетелей опрашивают, как те отвечают. Они слышат аргументы всех сторон и их оценивают. 

Приходит 20 свидетелей, а выясняется, что они ничего не видели и не помнят. Им кто-то что-то рассказал. Ну какие это свидетели? 

Или вот Косарева, свидетель обвинения,  повторяла слово в слово тот же текст, который говорила, когда собирали свидетельские показания на месте. А нас при этом упрекали в этом, что мы спустя полгода говорим другими словами. Я на это возражала: «Смыл тот же, а слова другие, потому что я не заучивала текст наизусть». А Косарева говорит одними и теми же фразами, как будто все вызубрила. Со стороны это все очень видно, людей не обманешь. 

— Как настроение? Голос звучит бодро.

— Я с самого начала была готова к такому повороту событий. Было очевидно, что они не отцепятся сразу. Слишком хорошо было бы, чтобы оправдательный приговор — и дальше все покатилось нормально. Слава Богу, что хоть дома не надо сидеть. 

А так — ну видно, придется еще побороться. 

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.