Закон о детской эвтаназии, принятый в Бельгии, вызвал в нашем обществе широкую волную обсуждений. Свое мнение по этому вопросу высказала Чулпан Хаматова, соучредитель фонда «Подари жизнь!».

На мой взгляд, нам вообще не стоит обсуждать закон о детской  эвтаназии, принятый в Бельгии, и вообще тему эвтаназии. Это не та тема, к которой мы готовы хотя бы прикасаться, не то что говорить и тем более активно обсуждать. До тех пор, пока у нас не сделано на достойном уровне все для того, чтобы спасти ребенка, чтобы облегчить ему все психологические и болевые симптомы, пока это не начнет работать как часы даже в самом небольшом городе нашей страны… А у нас до такой работы еще очень далеко: качественной помощи больным детям и тем детям, которых уже не вылечить, но которым можно сделать достойной их дальнейшую жизнь —  почти нигде не найдешь, даже в крупных городах.

Нам нужно приводить в порядок, налаживать буквально все, начиная с диагностики, лечения, а если лечение уже не может помочь, то должна быть предоставлена правильная  профессиональная эффективная паллиативная помощь.

Давайте, господа, вернемся к подобным обсуждениям через десять лет и спросим, подошли ли мы к возможности задать этот вопрос в обществе или так и не подошли. А пока пусть по этому поводу дискутируют в Европе, в той же Бельгии, где у людей есть возможность достойно лечиться, достойно проживать жизнь, если лечение уже не имеет смысла. А у нас, повторяю, не стоит даже в принципе открывать эту тему. К чему тонны лишних слов и масса бессмысленно потраченного времени? «Надо, господа, дело делать», — как говорил Чехов. И только потом уже рефлектировать и анализировать.

Что касается личного опыта: я ни разу не сталкивалась с тем, чтобы у родителей поднимался вопрос о скорейшем уходе их неизлечимо больного ребенка. Никогда. Облегчить  его состояние, сделать так, чтобы не страдал – вот о чем они думают.

А дети – они дети. Кто хочет мучиться и страдать? Мы вместе с врачами и родителями всеми силами пытаемся поднять их дух на борьбу с этой болезнью, ищем любые возможности, чтобы мотивировать их продолжать бороться. Сами они не всегда могут осознать это.

Но, с другой стороны, я не помню, чтобы дети  хотели быстрее уйти из жизни. Хотя, возможно, просто у меня стерты границы между восприятием их усталости и – и этой мыслью. Людям, которые не сталкивались с раком, сложно объяснить, что это за сопротивление, что это за война ребенка с самим собой, как лекарства действуют на тело, на психику. Может быть, просто граница их усталости и отчаяния с желанием, чтобы все, наконец, закончилось. Но на сегодняшний день идти за этим желанием – это значит сворачивать все, чего добивались и добиваются врачи, наш фонд, родители и никуда не двигаться.

Записала Оксана Головко

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: