Дожить до ЕГЭ с логопедическими нарушениями – но какие проблемы с учебой не уйдут сами по себе

, |
С какими логопедическими проблемами может столкнуться школьник, уйдут ли они сами по себе и как справляться, если затянули до средней школы – рассказывает Ольга Азова, кандидат педагогических наук, доцент кафедры логопедии МПСУ, директор детского неврологического и реабилитационного центра «Логомед прогноз».

Оценить ситуацию могут грамотные специалисты

– Ольга Ивановна, какие логопедические проблемы могут помешать успешному обучению и есть ли такие, с которыми нельзя учиться в обычной школе?

– Если речь только о логопедических диагнозах, то среди них нет таких, которые не позволяют ребенку учиться в обычной школе. Более того, современное представление об образовании – это реализация инклюзивного обучения детей. Есть логопедические заключения, при которых желательно посещение речевой школы.

Очень важно напомнить учителю, что если у ребенка есть нарушения письма или письменной речи, то оценивать его работы нужно более лояльно, считая, например, несколько логопедических ошибок за одну.

Итак, с какими логопедическими заключениями могут приходить дети в школу. Это, например, фонетико-фонематическое недоразвитие (ФФН). Если в дошкольном возрасте ребенку не успели поставить и автоматизировать звуки, то эта проблема не может повлиять на формирование письма и письменной речи, это так называемый эстетический дефект – с неправильным звукопроизношением можно учиться.

Много примеров из жизни взрослых людей, которым ненормированное произношение не помешало реализоваться в жизни и профессии. А вот второй компонент – фонематическое нарушение, как раз очень может повлиять на формирование письма. Если до школы не заниматься коррекцией нарушения фонематического слуха и не проводить пропедевтические мероприятия, то при чтении и на письме могут появиться специфические ошибки, как при фонематической дислексии и акустической дисграфии.

Также важно сказать, что хорошо все делать вовремя, в данном случае до школы. В моей практике ни один ребенок, с которым я занималась до школы решением этой проблемы, впоследствии не имел дисграфических ошибок на письме.

Если перед нами ребенок с общим недоразвитием речи (ОНР), который долго не говорил или имел нарушения в формировании лексики, грамматики, связной речи, то есть неправильно употреблял и образовывал слова, изменял окончания и тому подобное, то, в принципе, такой ребенок может освоить навык письма, но более подвержен нарушению освоения орфографических умений, может испытывать трудности при изучении правил правописания.

Из-за бедного лексикона и особенностей формирования словообразования ребенку трудно подбирать проверочные слова (вот примеры из практики: «клевать» – проверочное слово «клюв», «далекий» – «долгий», «окрестность» – «крестьяне») или возникают трудности при написании изложений и сочинений, потому что усложняются виды работы, а особенности овладения связной речью перешли из дошкольного возраста в школьный.

Существуют сложные нарушения речи, такие как алалия. С тяжелыми нарушениями речи необходимо работать комплексно – нужны не только занятия с логопедом, психологом, нейропсихологом, но и курирование врачей, и восстановление моторных функций, использование немедикаментозных методов стимуляции. Если с ребенком занимается только логопед или занятия начали поздно, то к школе такой ребенок может не успеть скорректироваться.

Ольга Азова. Фото: Анна Данилова

Дети с тяжелыми нарушениями речи (с алалией в анамнезе) раньше посещали не общеобразовательную школу, а речевую, но количество таких школ сокращено. У ребенка была возможность находиться в классе, где всего 10-15 учеников, а не 30, а это значит, что у них было больше возможности услышать то, что говорит учитель.

Все базовые предметы преподавал учитель-логопед, который мог структурировать материал согласно тому, как он формируется у детей в онтогенезе, давал короткие инструкции. В итоге материал усваивался легче. В общеобразовательных школах, наоборот, произошел перекос из-за того, что учебные программы, базис, специалисты не готовы обучать детей с тяжелыми нарушениями речи. Родителям предлагают другие формы обучения, которые практически уводят ученика из школы.

Я хотела бы, чтобы сохранились речевые школы, чтобы у родителей была возможность выбора между речевой и общеобразовательной школой, а ребенок с речевыми проблемами мог за чуть больший отрезок времени пройти программу общеобразовательной школы в более выгодных для этого условиях (малые классы, преподавание предметов учителем-логопедом, дополнительные часы на отработку учебного и программного материала) и потом выйти в обычную жизнь.

Нам свойственно желание посмотреть, как это происходит в других странах. Так вот, во многих странах есть и инклюзия, и специальное образование.

– Как родителям понять, что выбрать – речевую школу или общеобразовательную, и скомпенсировать проблемы занятиями с логопедом?

– Существует медико-психолого-педагогическая комиссия, которая изначально задумывалась для того, чтобы помогать родителям сделать правильный выбор, сориентироваться в многообразии программ, стандартов, найти школу, наиболее удобно расположенную к дому и отвечающую потребностям ребенка. Но так почему-то часто происходит в нашей системе образования, что она из рекомендательного органа порой становится карательным. И вместо помощи, приходя на эту комиссию, родители получают массу проблем.

В целом оценить ситуацию могут грамотные специалисты:

1. Невролог, он занимается диагностированием и последующим лечением заболеваний, связанных с деятельностью нервной системы.

2. Логопед, он оценивает, насколько развита речь и выявляет проблемные вопросы в ее формировании.

3. Психолог, он оценивает зрелость, готовность высших психических функций, устанавливает латеральный профиль (ведущую руку и другие парные органы), мотивацию и психологическую готовность.

4. Нейропсихолог. Он также может рассказать о готовности и зрелости, сформированности мозговых блоков и нейронных связей.

По школе бегать нельзя, а логопед разрешает

– Мешает ли учебе синдром дефицита внимания и гиперактивности?

– Конечно, мешают обе составляющие синдрома. Если ребенок невнимателен, то он невнимателен во всех областях. Он быстро устает, неусидчив, не удерживает в голове инструкции, у него плохая слухоречевая память. Если добавляется еще и гиперактивность (СДВГ), то ребенку трудно удержать тело в состоянии покоя. Таким детям – вечным двигателям, тяжело в процессе учебы.

Инструкции, которые идут от учителя, до ребенка с СДВГ могут просто не дойти. Такому ребенку в школе бывает очень трудно взаимодействовать со взрослыми, потому что многие преподаватели нацелены на то, чтобы дети слышали всё и с первого раза, а у ребенка с СДВГ все падает, теряется, ему трудно собраться, он отвлекается на несущественные вещи, не может устоять на месте, когда все спокойно стоят в строю.

Когда я работала логопедом в школе, то очень жалела этих детей. Ко мне они приходили уже уставшие после первой учебной смены.

Прихожу в класс и говорю: «Кто на логопедические занятия, подойдите ко мне», а некоторые из ребят: «А можно мне на первый этаж сбегать, а потом к вам – вы пока с третьего этажа спускаетесь, я успею».

Вот что было делать – запрещать? Мы все помним, что по школе бегать нельзя, а логопед разрешает. Да и бег не всегда помогает – не каждый ребенок потом может собраться и настроиться на занятия. Я старалась не только интересно заниматься, но и устраивала разные двигательные переменки на ковре (долго, кстати, его просила у директора), занимались не только в тетрадях, но и на больших листах бумаги.

– Тут нужна помощь специалистов, не только родителей?

– С этими детьми непросто. С одной стороны, этим детям нужно время, чтобы они выросли, а вернее сказать, переросли свой синдром, научились «правилам жизни», дозрели, сформировались, повзрослели – все эти характеристики подходят для детей с СДВГ. Синдром либо «отступает» к подростковому возрасту, либо остается на всю жизнь. Во втором случае люди с СДВГ приспосабливаются к синдрому и живут.

С другой стороны, есть среди детей с названным синдромом те, кто откликается и на лечение, и на коррекцию. При дефицитарности внимания полезными будут занятия с психологом и нейропсихологом.

Также у гиперактивных детей нередко отмечаются неврологические проблемы, нарушение кровотока. Среди назначений невролога – ЛФК, массаж, БОС-миотренажер, сеансы у остеопата.

При проведении аудиотеста у детей с СДВГ на низких частотах (от 125 до 1000 Гц) костное проведение преобладает над воздушным восприятием. Родители жалуются на двигательную расторможенность, отвлекаемость, утомляемость, снижение концентрации внимания. Можно порекомендовать слуховую терапию по методу Альфреда Томатиса (Бессон).

То есть надо посмотреть, в чем заключается проблема – в усидчивости или во взаимодействии, и дальше решать ее с конкретными специалистами.

Фото: logoped-0plus.ru

В средней школе проблемы никуда не уйдут

– Обычно говорится, что логопедические проблемы: дисграфия, дислексия и прочее, проявляются в младшей школе. А в средней школе?

– Если проблемы не были решены в начальной школе, то благополучно перейдут в среднюю школу. Перечисленные вами диагнозы требуют коррекции. Если у ребенка, например, дислексия, то процесс обучения в школе в целом становится очень трудным, потому что на всех предметах ребенок должен уметь читать. У него только возрастает количество ошибок.

Так, если в четвертом классе ребенок на слух или зрительно не различает звуки и делает соответствующие ошибки на письме, то без соответствующих занятий как он начнет различать их в средней школе? Дисграфическая ошибка, кроме того, что она специфическая и повторяется во всех видах письма, еще и стойкая, то есть без коррекции не проходит. Хорошо, что сейчас в школах есть логопеды и они могут помочь ребенку в начальной школе. Если ребенок в начальной школе остался без логопедической помощи, то он продолжает делать ошибки.

Ольга Азова. Фото: Анна Данилова

Проблемы дисграфии и дислексии доставляют хлопоты и взрослым людям.

В одной студенческой группе я читала лекции по нарушениям письма, все студенты писали, а одна девушка – нет. История повторялась не одну лекцию. Я ее аккуратно спрашиваю, почему, ответ: «Вы рассказываете о тех трудностях, которые я испытываю до сих пор». Некоторые студенты из-за похожих трудностей не пишут, а печатают на компьютере.

Если до школы у ребенка был диагноз “общее недоразвитие речи”, то, значит, у него возможны проблемы не только с фонетикой и фонематикой, но и с лексикой, грамматикой. Речевые проблемы в целом у таких детей перед школой вроде бы были решены, но в третьем и в четвертом классе могут появиться новые – уже не на письме, а в письменной речи. Могут, во-первых, сохраняться лексические замены (не «море», а «озеро», не «пень», а «бревно») и грамматические трудности («птицы сидели на пруде», вместо «на пруду»).

Во-вторых, когда активно изучаются правила правописания, ребенок начинает делать дизорфографические ошибки. Он делает ошибку и потом подбирает к ней проверочные слова. Например, к слову «кровавый» такой ребенок может подобрать проверочное слово «красный». Потому что у него возникает ассоциативный ряд: «Кровь – красная», – но выбрать слово «кровь» проверочным у него не получается, ему надо найти такое слово, которое подходило бы к его ошибке.

Или другой пример, два слова: «посветить» и «посвятить», к первому слову, вероятнее всего, дети смогут подобрать проверочное слово «свет», потому что слово частое, а к слову «посвятить» – нет, дети испытывают трудности подбора, могут придумать несуществующее слово «свит» по аналогии со словом «свет» либо совсем ничего не подберут. И, поскольку здесь проблема именно речевая, просто объяснениями ничего не исправить, нужна долгая кропотливая работа.

– Как помочь ребенку с логопедическими проблемами в средней школе?

– В пятом, седьмом классе и даже в старших классах важно понимать – если логопедическую проблему не исправили, она сама никуда не уйдет и надо ей заниматься здесь и сейчас.

Например, если у ребенка дисграфия, то надо вернуться назад, к самому началу проблемы, а потом уже – начинать наращивать на нее знания. Сначала нужно выяснить, какой вид дисграфии и есть ли трудности, связанные с формированием навыка письма – достаточная ли скорость написания.

Выяснить это поможет логопед: он знает, как бороться с дисграфией. Если у ребенка нет сопутствующих диагнозов, то есть в целом он успевает по программе общеобразовательной школы, то нужно все организовать правильно – выделить время для занятий, они должны быть не реже двух раз в неделю, с выполнением домашнего задания для закрепления навыка. При условии адекватной помощи и регулярности занятий на коррекцию уйдет примерно год.

Вынуждена повторить, что так будет, если у ребенка все остальные функции в норме и нет грубого нарушения речи. Если же ребенок с тяжелыми нарушениями речи или интеллекта, то времени на коррекцию отводить нужно больше.

То же самое с дизорфографией. Ребенок не может применить правило, потому что школа – не структурирует, предлагая только это правило выучить, а что делать с ним дальше – ребенку понять трудно. Так часто бывает, что само «тело» правила ребенок знает, определение отскакивает от зубов, но его составляющие не доступны. Ученик не видит место, где необходимо применить правило (корень, приставка, суффикс или окончание), плохо и медленно подбирает проверочные слова, не хватает времени на образование орфографического навыка.

Часто так бывает, что для закрепления правила учебник предлагает два упражнения – одно в школе, другое дома. Вот до конца школы дети и мучаются, в каком из двух слов писать «ё»: в «шёпоте» или «шорохе». Причем интересно, что, например, у ребенка пять и четыре по математике, а с правилом по русскому он не знает, что делать. А ведь в русском языке работает такая же логика, нужно только ее ребенку объяснить, структурировать материал.

Например, правило безударной гласной в слове состоит из шести равнозначных умений: дифференцировать гласные и согласные звуки, определить место ударения в слове, различать ударные и безударные гласные, находить и выделять корневую морфему в слове, подбирать однокоренные родственные слова или образовывать формы проверяемого слова, уметь объяснить лексическое значение слов, различать однокоренные родственные от однокоренных слов. Сначала отрабатываем по отдельности каждый пункт правила, предлагая упражнения, а только потом предлагаем упражнения непосредственно на само правило.

Согласитесь, что умение одновременно выполнять столько функций нужно тренировать. Для того, чтобы правило отрабатывалось, нужен навык, надо сделать множество и множество упражнений, увидеть множество примеров. Тогда ребенок не будет бояться этого правила и увидит его в спонтанной речи, когда он пишет диктант, изложение или сочинение.

Леворуких детей представляют особенными только в нашей стране

– Давайте поговорим про левшей. Считается, что если ребенок левша, то его как-то особенно стоит готовить к школе, родителей ожидают какие-то проблемы. Так ли это?

– Все-таки корректнее употреблять термин «леворукий ребенок». Так вот, леворуких детей представляют особенными только в нашей стране, где еще не так давно ребенку запрещали писать левой рукой. Потом этот бессмысленный запрет отменили и разрешили писать так, как хочет ребенок. Но миф, что леворукие – особенные, остался. Причем, как только отменили запрет, появилась и другая крайность, что леворукие – значит, очень одаренные, ведь раз у них рабочая левая рука, значит, развито правое полушарие.

На самом деле среди леворуких людей очень много, примерно 70 процентов тех, у кого речь контролируется левым полушарием, то есть они ничем не отличаются от своих праворуких одноклассников, которые тоже имеют центры речи в левом полушарии. Из оставшихся 30 процентов – у 15 процентов леворуких речь контролируется правым полушарием и у 15 – двусторонний контроль речи.

Таким образом, только 15 процентов – истинно леворукие. Одновременно они могут быть проблемными, а могут и не быть таковыми. Ранее детям с более развитым правым полушарием давали пептиды, чтобы усилить работу левого, но при этом «заглушали» работу тех участков правого полушария мозга, которые отвечали за творчество – музыку, живопись и так далее, но вовремя спохватились и отменили, потому что лучше иметь талантливого художника или музыканта с двойкой по русскому, чем посредственность с четверкой.

На самом деле все дети разные, равно как и леворукие тоже неоднородны. Если говорить именно про проблемы с письмом у данной категории детей, то начинать нужно с прописей, формирования захвата, наклона, позы ребенка во время работы. Все остальные нарушения не специфичны для этих детей, если речь не идет о переученных леворуких.

Если ребенок испытывает общие школьные проблемы, теряет усидчивость и внимание, устает, раздражителен, то, как бы мы поступили и с другими детьми, так и здесь – отлаживаем режим, укрепляем здоровье, иммунитет, снижаем стресс, с помощью психолога улучшаем работу высших психических функций.

В моей практике в основном встречались леворукие дети, у которых речевой центр в левом полушарии, и никакими особыми талантами, равно как и проблемами, они не отличались. С другой стороны, одно время я занималась с леворукой девочкой, склонной к одаренности. Она красиво и интересно рисовала, но бабушка на эту тему говорила так: «Что нам эти рисунки, если у нее двойки по русскому».

С русским девочке, действительно, было непросто: можно сказать, что ее правое полушарие как будто не давало ей возможности писать, перетягивая на себя функции. Она начинала писать и вскоре плакала: «Давайте вырвем этот лист и начнем заново, потому что некрасиво». И мы в очередной раз начинали, делали ошибку и опять вырывали.

Пока я сказала ей достаточно строго: «Настя, давай не будем плакать над каждым исправлением, а будем трудиться. Сейчас аккуратно, красиво, эстетично зачеркнем, исправим ошибку и будем писать дальше». Тут важен контакт с ребенком, степень доверия к специалисту. После занятия девочка показывала мне свои рисунки, поделки. Мне были искренне интересны ее увлечения.

Фото: pixabay

– Если у ребенка рабочая именно левая рука, как ему помочь, например, с письмом?

– Для леворуких существуют специальные прописи и ручки, которые удобно держать. Я не вижу проблемы в том, какой рукой пишет ребенок. Сначала мы учимся правильно сидеть и держать ручку. Если у праворуких детей наклон букв вправо, то у леворуких может быть влево, равно как и корпус и тетрадь развернуты влево. Если ребенок пишет обычным способом, как праворукий, то не сможет видеть то, что написал. Выбирается тактика захвата и то, как будет писать ребенок – располагать руку над строкой или под строкой.

Может быть, есть смысл говорить про то, что стоит думать о выборе учебной программы. Нейропсихологи Валентина Еремеева и Тамара Хризман в книге “Мальчики и девочки – два разных мира” говорят о том, что у некоторых детей нужно смотреть не только на то, какая рука у них рабочая, но и на другие парные сенсорные органы – глаза и уши, руки и ноги.

Дети, у которых все «правое» – ухо, рука, нога, глаз, так называемые левополушарники, успешны в математике и вообще во всех точных предметах. Такому ребенку можно учиться по общепринятой методике с упором на развитие речи и речевого мышления, а также математике по программе Людмилы Петерсон и Леонида Занкова, чего не предложишь детям, у которых «левый» латеральный профиль. Им необходимы общепринятые методики, в которых используются их выигрышное пространственное, творческое мышление и воображение.

Иногда бывает смешанный тип – рабочие левая рука, правый глаз и так далее и ребенок, например, склонен к языкам, тогда можно порекомендовать лингвистическую школу.

Японцы вообще утверждают, что надо развивать два полушария, две руки, у них развиты и традиционное письмо – иероглифическое (правополушарное) и алфабетическое (левополушарное).

Школа и стресс – практически синонимы

– Часто ли ребенку мешает учиться стресс?

– Школа и стресс сейчас практически синонимы. Такое количество программ появилось в школах, что, кажется, учителя сами потерялись в их количестве. Многие программы нередко перегружены, в них много лишнего материала, и потому на уроках сложно чередовать работу и отдых.

Начало учебного года – всегда стресс: три месяца расслабленности, полное отвыкание от режима, от занятий.

Помню, как я во втором классе за час делала все уроки и уходила гулять, сейчас же учителя дают такие мегазадания и в таком количестве, что уже один только их вид вызывает стресс.

Ответы у доски, тестирования, контрольные работы – это тоже стресс.

Плохо, если ребенка учит учитель, карающий двойками, причем даже не за ошибки и невыполненную работу, а за любой промах: за забытый альбом по рисованию, потерянную тетрадь… Когда двойки ставятся не за знания, а за поведение, за неумение организовываться.

Стресс возникает и от темпа работы, когда у ребенка нет времени переключить внимание, просто отдохнуть. Хорошо, если в школе или классе есть разгрузочный уголок, но много ли мы знаем таких классов?.. Не все дети хотят бегать по коридорам, некоторым необходимо посидеть в тишине, а есть дети, которые должны покачаться, попрыгать на мячике, повисеть на чем-то. Каждый ребенок по-своему восстанавливает свою нервную систему.

Всех детей, которые приходят ко мне на консультацию, я спрашиваю: «Нравится ли тебе учительница? Не придирается ли она к тебе? Есть ли у тебя друзья в классе?» Один мальчик ответил: «На сегодняшний момент нет». Когда дружбы нет – это тоже стресс, и некоторые дети тяжело переживают отсутствие друзей. Более того, в классе могут быть такие дети, чаще – из сложных семей, которые умеют дразниться, обзываться, а ребенок не умеет и не знает, как на подобное реагировать – и это тоже вызывает стресс.

Отдельная история – с гаджетами и нарядами. Не каждая семья все может купить, и не всякий ребенок сообразит, как ответить одноклассникам, чтобы не смеялись, не травили. Один мальчик из многодетной семьи, где восемь детей, в свое время на вопрос “Где твой телефон?” ответил, что он есть только у мамы и папы, а еще у них дома нет телевизора, приставки и магнитофона. «Ну ты продвинутый», – ответили дети. «Ага, зато есть братья и сестры».

Что происходит в мозгу во время стресса? Повышенный уровень кортизола, который выделяют надпочечники, формирует патологические процессы в мозге. Первыми страдают лобные доли. При стрессе рассеивается внимание, снижается оперативность в принятии решений и планировании, нарушен контроль при сдерживании эмоций, за которые отвечают лобные доли. Все эти функции очень важны в обучении, при принятии правильных решений, в мотивации на учебу, которая в стрессе снижается.

У детей начинает проявляться лень, снижается уровень самостоятельности, ответственности и дисциплины, появляется раздражение и тревога, может быть и вследствие пережитого насилия. При хроническом стрессе также страдают и уменьшаются в объеме гиппокампус (стимулирует рост новых нейронов в мозгу, новых нейронных сетей, принимает участие в формировании долговременной памяти) и амигдала (отвечает за эмоциональную память). Амигдала предназначена для выживания, помнит насилие, стресс, тем самым защищает организм, выдавая при этом страх и гнев.

Дети, переживающие домашнее насилие, становятся неспособными запоминать новый материал в школе, получают двойку за невыученный урок. И все крики со стороны родителей и учителей только ухудшают функционирование гиппокампуса и амигдалы. Это в древние времена, чтобы выжить, необходимы были яркие агрессивные эмоции, которые помогали в охоте на диких животных или в битве с врагом, сейчас это только порождает социопатию и насилие.

Стресс и нагрузки вызывают переутомление. Перечислим самые характерные признаки: потеря аппетита, плаксивость, снижение успеваемости, раздражительность, нарушение сна. Так что детей нужно щадить и заранее готовить к стрессовым ситуациям, проводить профилактическую работу.

Стресс отступает, если ребенок выспался, он идет в школу бодрый, поевший, получивший длинные углеводы, а не сахар. Важна режимность: ребенку проще, когда он знает, что дома – поест, может быть – поспит, а потом сделает домашнее задание.

Что-то из домашних заданий за ребенка могут сделать родители, и в этом нет ничего страшного, ведь у детей большая нагрузка.

Нужно укреплять иммунную систему, а в мегаполисе сделать это сложно, поэтому важно продумывать отдых за городом.

Особый момент – умение давать отпор стрессам. Если родители сами не умеют это делать, то не учат этому и детей. Агрессию в свой адрес нужно учиться останавливать, не важно, от детей она идет или от учителя. Это не значит, что нужно учить ребенка агрессировать самому в ответ – нет, надо просто уметь уйти.

Хорошо, если в классе или дома для выплескивания своей негативной энергии ребенок может постучать по чему-то нейтральному, по спортивной груше или лапе, покидать мячики, стрелки для дартса, понажимать на пузырчатую пленку.

Фото: Unsplash

Школьное обучение – мифы и реальность

Миф 1. В речевых (коррекционных) школах учатся хулиганы, дети из неблагополучных семей

В реальности: Это штамповое мышление, приклеивание ярлыков, которое тянется со времен СССР. Туда также можно отнести выражения «нельзя быть матерью-одиночкой», «в стране нет инвалидов», «старая дева», «старородящая», «спецшкола», «родители пили, вот у них такой ребенок и родился».

В речевых (коррекционных) школах учатся хулиганы, дети из неблагополучных семей – это действительно миф.

Такая усеченная социальная ментальность свойственна не только людям в нашей стране. Например, в Японии тоже не принято говорить о детях-инвалидах, их «прячут» по домам. На самом деле все уже прекрасно знают, что дети с проблемами рождаются в любых семьях.

Вот один пример из жизни. Мама девочки, с которой я долго занималась, определила ее в общеобразовательную школу. У ребенка были проблемы с речью и интеллектом. Если в начальной школе общими усилиями мы еще справлялись с программой, то в средней школе, когда поменялись учителя – нет.

Появилось огромное количество двоек, ребенок плохо держал темп, плохо работал в коллективе, учителя не желали осуществлять индивидуальный подход, одноклассники девочку травили. Если двойки еще как-то можно было исправить, то с буллингом сделать ничего не выходило. В 7-м классе было принято решение о переводе в коррекционную школу.

Пошли на ПМПК. Не просто разобраться, когда ребенок уже подросток, знания неровные, но тем не менее направление о переходе было дано. Если в прежние времена девочку в школу провожал папа и в классе не было друзей, то тут у нее сразу появилась подруга, круг общих интересов, самостоятельность (стали в школу вместе добираться на метро), успеваемость лучше всех в классе.

Девочка закончила школу, поступила и успешно училась в колледже, сдала ОГЭ, есть мысли о дальнейшем обучении, но и сегодня она востребована. Я тут сразу бы хотела отметить, что я не ратую только за эксклюзивное образование. Как раз я за возможность выбора – коррекционное или инклюзивное.

Если бы в той образовательной школе создали благоприятные средовые условия, то девочка смогла бы прекрасно учиться и там, ей пришлось уйти в 7-м классе, когда до окончания школы оставалось 2 года. Я рассказала об этом только потому, что никакие ярлыки про асоциальные семьи тут не уместны.

Миф 2. Есть необучаемые дети

В реальности: Действительно есть дети, для обучения и образования которых нужно создавать особые условия.

Есть необучаемые детиэто действительно миф.

Тут сразу нужно вспоминать главный закон страны – Конституцию. Право есть у всех детей, и, говоря про необучаемых, нарушаем закон и право. Нужно изучать опыт других стран по оказанию помощи детям с тяжелыми нарушениями.

Так, например, в Израиле все имеют право обучаться до 21 года, родители обязаны обучать детей и соблюдать те права, которые дает государство.

Миф 3. Чем строже и жестче рамки, тем лучше учатся

В реальности: Абсолютно любое общество живет по правилам. Ограничения везде – нельзя переходить дорогу на красный свет, грубить, обзывать людей…

Чем строже и жестче рамки, тем лучше учатсяэто действительно миф.

Это тоже пережитки советской ментальности, карательного государства. На самом деле очень важно во всем соблюдать баланс и помнить, что при обучении работает только поощрение, а не наказание, что нужно хвалить ребенка за любой успех и по возможности поощрять. Только так вы сможете поднять самооценку ребенка.

Как дожить до ЕГЭ ребенку с логопедическими проблемами

1. Выбирайте для своего ребенка лояльных учителей. Это тема непростая. Как раз в жизни происходит все с точностью до наоборот – дети вынуждены учиться с тем учителем, который «достался» изначально. Но все-таки есть до сих пор школы, где учитель – это наставник и там ценится дружба между детьми, где в ученике видят личность.

2. Решайте проблему со специалистами. Школьный логопед помогает избавиться от нарушений чтения и письма (дислексии, дисграфии и дизорфографии). Школьный психолог помогает в обеспечении нормального развития ребенка, а также проводит психологическую диагностику и коррекционную работу, консультирование семей и учителей, участвует в наборе первоклассников и помогает школьникам справиться с психологическими трудностями в обучении и межличностных конфликтах. Нейропсихолог занимается проблемами сенсомоторного и когнитивного развития.

3. Обратитесь к врачу! Если у ребенка есть диагноз (СДВГ, дисфункции, головные боли, сколиозы, близорукость), то вопрос лучше решать с врачом (неврологом, остеопатом, массажистом, окулистом).

4. Поддержите нервную систему во время экзаменов профилактическими мероприятиями – пусть врач порекомендует процедуры (например, массаж, витамины).

5. Даже если ребенок в целом здоров, но школа дает нагрузки, создает стрессовые ситуации, то укрепляйте иммунитет, делайте гимнастику, занимайтесь в спортивных секциях и посещайте кружки.

6. Следите за режимомполноценное питание (продумывайте рацион, чтобы были белки, длинные углеводы, жиры), полноценный продолжительный сон (9-11 часов с 6 до 14 лет и 8-10 с 14 до 17 лет), чередование занятий и отдыха (час работы и 15 минут отдыха).

7. Следите за гигиеной и туалетом – это не только условие жизни и труда, но и то, что напрямую влияет на здоровье организма, функционирование мозга – это необходимость (опорожнение кишечника 1-2 раза и 4-6 мочеиспусканий в сутки).

8. Продумывайте отдых заранее – смена обстановки, активный отдых, море, рыбалку, в целом то, что больше нравится ребенку.

9. Организуйте рабочее место (комнату) – зонирование комнат и классов, соблюдение тишины. Релаксационные мероприятия (фитбол-мячи, пуфы, сенсорные уголки, стены-лего), инструментарий для снятия стресса (дартс, мячи, спортивная груша). Используйте планы, схемы, напоминалки, и обязательно на бумаге.

10. Все, что можно подготовить заранее (выучить стихи, прочитать произведение и даже отработать конкретную тему) – осуществляйте.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Но вычеркнуть «ненаучное» предание – все равно что погасить солнце и материнский свет утешения
Лучшие события культурной Москвы 2018-2019 по версии «Живого общения»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: