Кандидат экономических наук, директор по развитию Национальной ассоциации институтов закупок Алексей Ульянов - о том, как отразится запрет на импорт продуктов на российской экономике.

— Если говорить кратко, то последствия запрета можно выразить одной фразой: не было счастья, да несчастье помогло. Уже давно назрела необходимость в поддержке нашего сельского хозяйства. Более того, некоторые решения, принимаемые до этого, вызывали большой вопрос: размеры квот по птице, по другим видам мясной продукции, явно были пролоббированы иностранными поставщиками, в то время как наши, например, птицефабрики давно уже были в состоянии обеспечить сто процентов потребностей населения России в мясе птицы и может даже производить экспорт этой продукции. Ведь нам удалось попасть в пятерку крупнейших экспортеров зерна, например.

Если по мясу птицы, по молоку, по свинине, наши сельхозпроизводители в состоянии закрыть потребности даже сейчас, то, конечно по отдельным видам продукции возможен дефицит. Допустим говядина — ее так быстро не нарастишь, как птицу. Но год-два, и ситуация изменится, выправится: отечественное производство покроет сто процентов потребностей внутреннего рынка.  Конечно, возможен рост цен, но этого не нужно бояться. Желание правительства ограничить рост цен понятно, но главное не перегнуть палку.

Мы знаем, что федеральная антимонопольная служба наша, к сожалению, очень формально подходит к поручениям. Например, предыдущее поручение по ценам на гречку: гонялись за индивидуальными предпринимателями, называли картелями фермеров, других производителей просто за то, что их цены реагируют на рыночные колебания. Это никому не нужно — заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет. Но, в общем, роста цен бояться не стоит.

Понятно, что спекулятивные ожидания будут иметь место, но если мы говорим, что что-то будет сделано в интересах российской экономики, российского производителя, то конечно этот производитель должен получить определенную выгоду, в разумных пределах. На самом деле по той же говядине есть возможность покрыть потребность, может даже временно, со стороны стран, не входящих в санкционный список – Латинская Америка и т. д. А в среднесрочной перспективе, я более чем уверен, что наши производители в состоянии покрыть потребности, что даже все это приведет к снижению цен, по крайне мере в относительном отношении, в отношении общего уровня цен.

— А почему именно продукты? Насколько для стран ЕС — это уязвимый сектор?

— Здесь возобладал разумный подход, было просчитано, где мы в состоянии обеспечить свои потребности. Понятно, что для стран ЕС были бы значительно болезненнее ограничения в машиностроении, например, но тут мы не в состоянии производить мерседесы и т. п. Такие ограничения ударили бы по нам гораздо ощутимее, чем по странам, против которых мы вводим санкции.

— Но ведь не все можно заменить, народ в соцсетях страдает по поводу французских сыров, пармезана и т. д.?

— Конечно по какой-то эксклюзивной продукции — сыры-хамон– санкции ударят болезненно, ну, будем есть свой костромской, может быть наши производители начнут что-то делать.  Понятно, что издержки будут, но не нужно бояться краткосрочных перспектив, они будут, особенно по говядине и ряду других продуктов, важно, что в среднесрочной перспективе выгоды перекроют издержки, а по некоторым видам продуктов выгоды будут уже даже в краткосрочной перспективе.

— А не ударят ли санкции по нашим собственным торговым сетям типа «Азбука вкуса» или «Глобус гурмэ»?

— Да, предприятия, которые ориентированы на импортную продукции пострадают. Но рынок конкурентный, не нужно бояться, что на конкурентом рынке пострадает ряд сетей. Могу сказать из личного опыта: я уроженец Перми и часто бываю в родном городе, так вот там торговых сетей намного меньше, несколько лет назад только две группы контролировали рынок – Семья и Виват. При этом поразительно то, что цены ниже, а качество выше, и очень много местных производителей: минеральная вода, колбасная, местная продукция, очень большой ассортимент производства пермского края. В Москве я мало доверяю качеству колбасы, например, а там просто можно есть эту колбасу, да ладно бы колбаса, но когда я выяснил, что мандарины свежее и дешевле, чем в Москве – это меня удивило.

Если есть конкурент, если есть разумная конкуренция на цены, то появляется более качественная и дешевая продукция. У нас же либо астрономические цены, либо очень сомнительного качества продукты, почему-то нет ниши фермерской, где было бы свое, качественное, пусть чуть подороже, но натуральное. Но это действительно невыгодно — Москва такой рынок, где ты выложишь любую гадость и все равно все сметут, не нужно стараться, эта стратегия оказывается проигрышной, просто потому что нехватка. Вот если мы решим проблему с торговыми площадями в Москве, я более, чем уверен, что и качество возрастет, и потребность в отечественных производителях тоже.

Мои знакомые, которые занимаются этим бизнесом говорят, что вот мы производим качественный натуральный продукт, и у нас все сметают региональные центры – Воронеж, Казань, Самара – места, где есть покупательский спрос, где уже понимают, что это натуральное и разобрались, что покупать, а в Москву, где взятки и прочее, мы даже не суемся. Конечно, для нас москвичей это может показаться странным, раньше было «длинное, зеленое и пахнет колбасой», а все ехали в Москву, даже за самыми элементарными вещами, а сейчас не так. Но ситуация действительно изменилась: в крупных региональных центрах, городах-миллионниках, по крайне мере, включая Петербург, продукты питания дешевле и качественнее, больше своего.

Беседовала Мария Строганова.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: