«На сессии была у меня студентка, которая сдавала экзамен из машины, потому что там, видимо, единственное спокойное место, где можно остаться одному», — рассказывает Анна Архангельская, доцент филологического факультета МГУ. Пандемия превратила квартиры студентов и преподавателей в университетские аудитории, экзамены приходилось сдавать онлайн, порой даже с закрытыми глазами. 

Что ждет студентов в будущем году, какой будет приемная кампания-2020 и что оказалось самым сложным во время карантина, Анна Архангельская рассказала «Правмиру».

— Анна Валерьевна, в двух словах, как там, в МГУ, сейчас? Студентов и абитуриентов до сих пор не пускают… Пустые аудитории и коридоры? 

— Да, пустые аудитории, коридоры. До сих пор не пускают. До сих пор не очень понятно, когда пустят. 

Сейчас стало побольше народу ходить, в основном из сотрудников факультета, а вот в апреле было ощущение совершенно необычное, непередаваемое словами и фотографиями. Это при том, что я видела наш корпус в каникулы и в дни, когда действительно мало людей было… Открытые аудитории, пустые парты. Странный нежилой дух, и чувствуется, что происходит что-то не то. Эти стены одухотворяются присутствующими в них — преподавателями, студентами.

И как же изменилась жизнь заведующего учебной частью? 

— Примерно с 8 июня я вышла на работу уже в том режиме, в котором я всегда работала: с утра до вечера, каждый день в корпусе. Это пришлось на выпуск. Спустя дней десять мне казалось, что не было никакого карантина. 

Анна Архангельская. Фото: Анна Данилова

Но март оказался форс-мажорным. В какой-то момент я поняла, что говорю по телефону почти постоянно. Надо было срочно установить контакт между студентами и преподавателями, чтобы все освоились с платформами. 

Большинство преподавателей персональный компьютер, который у них был дома, использовали как печатную машинку, для работы с документами. А тут онлайн-конференции, с большим видеопотоком. 

Приходилось со студентами разговаривать, успокаивать, их технические вопросы решать. Выпускники на госы должны были выйти с камерой и микрофоном. И мы собирали сведения, у кого совсем беда с техникой, старались через ресурсы факультетской матпомощи помочь.

— Как вы относитесь к тому, что некоторым студентам теперь приходится сдавать сессию и защищаться на расстоянии с закрытыми глазами? Некоторые преподаватели уже назвали это «унижением студентов». 

«Я отказался вести уроки в Zoom». Учитель истории Леонид Кацва — о патриотизме и новых правилах для школ
Подробнее

— Мне кажется, все зависит от сверхзадачи. И, во многом, — от дисциплины, от специальности. Если нужно проверить, выучил ли студент какие-то сведения, то понятно про закрытые глаза или про то, что нельзя отводить взгляд. 

Мне всегда казалось, что главное в образовательном процессе — научить понимать закономерности, анализировать явления, сопоставлять факты. А понимание нельзя продемонстрировать, зачитывая с экрана статью из википедии. 

Еще мне кажется, что образование невозможно без сотрудничества, а продуктивное и плодотворное сотрудничество — без взаимного уважения. Если студент стремится на экзамене обмануть преподавателя — это показатель отсутствия уважения. Если преподаватель стремится уличить студента в списывании — тоже. Значит, что-то пошло не так. С закрытыми глазами ответ возможен, а вот диалог не получится.

Справка: Для контроля за студентом во время письменных и устных экзаменационных ответов вузы используют платформы «Экзамус», «ГиперМетод», ITMO Proctor, MS Teams, ProctorEdu и другие. Степень строгости варьируется: от требования закрыть глаза и отвечать по памяти до стандартного — присутствовать в кадре и не шуршать шпаргалками.

— Значит, страха, что студент все спишет, не было?

— Многие обсуждали, что дистанционно все всё спишут и никто ничего не будет знать. Но и на очном экзамене всегда бывают люди, которые выучили и которые где-то подглядели. 

Все-таки большинство преподавателей понимает, что можно задать дополнительные вопросы, можно спросить что-то более глубоко и более детально. Списал человек или не списал, преподаватель понимает в первые две минуты ответа. Все остальное время уходит на то, чтобы убедить студента, что он действительно знает ровно на ту оценку, которую преподаватель собирается ему поставить. 

Тут для меня не было большой проблемы, я всегда отношусь философски к тому, что у студента под партой может что-нибудь лежать. Мне кажется, что если он считает нужным откуда-то что-то подглядеть, то это его дело. А я спрошу то, что я хочу спросить, и пойму то, что хочу понять. 

Дом превратился в аудиторию, но куда деть семью

— А новые слова: «прокторить» и «киберпроктор» — это вас коснулось? Кто это и про что?

Справка: Перед началом испытания в системе киберпрокторинга человек проходит видеоидентификацию, разрешает доступ к рабочему столу, показывает обстановку в комнате. Киберпроктор, он же наблюдатель, следит за взглядом студента, посторонними голосами и шумами. За нарушение регламента проктор удаляет с экзамена.

— Когда начался карантин, мы не успели провести наши университетские олимпиады, они были запланированы на вторую половину марта. Решили проводить их в мае в дистанционном формате на платформе «Университет без границ». Там мы, собственно, выполняли функции прокторов, то есть наблюдателей за теми, кто сдает, пишет работу у себя дома. Поскольку мероприятие новое, не знаем, насколько это действенно. 

Нам опыт показал, что наблюдать больше 10 человек довольно сложно, рассеивается внимание. Кроме того, требуется определенная техническая подготовка — и это тоже большая проблема преподавателей. Компьютер проктора должен тянуть видео минимум в 10 включений. 

— Да, в «Живом журнале» вы даже писали, что пришлось обновить свою технику… 

— Пришлось. Причем я поняла, что для того, чтобы быть адекватным собеседником продавцов в компьютерных магазинах, на вопрос «Чего вам надо?» правильно отвечать: «Мне надо играть». Тогда им понятно, какие возможности должны быть у моего компьютера. 

— А что было самое смешное, комичное, может, на экзаменах? Знаю историю, как в Сеченовке студенты-выпускники сделали общие ответы на билеты и зачитывали все с экрана, очень веселя комиссию одним и тем же совершенно неправильным ответом как под копирку. Было что-то подобное?

— У нас все обошлось без комизма, как мне кажется. Были случаи, когда люди терялись: сложно человеку, не привык он говорить на камеру. В живом диалоге это немножко другое и энергетически, и по обстановке. Бывало, что человек растерянно смотрел в камеру и ничего не мог сказать, а комиссия пыталась понять, что же происходит. 

У меня один раз был случай, когда человек помолчал-помолчал и пропал. Ни изображения, ни звука. Мы так растерялись: исчез человек из аудитории. Но потом девушка вернулась. Выяснилось, что у нее отключился интернет, разрядился телефон, что-то в этом духе.

Анна Архангельская. Фото: Анна Данилова

— В ЖЖ вы писали, что одна студентка даже сдавала экзамен из машины.

— Да, на сессии была у меня студентка, которая сдавала экзамен из машины, потому что там, видимо, единственное спокойное место, где можно остаться одному. Это история про то, что на самом деле плохо в дистанционном образовании. 

Все-таки не должен дом студента и дом преподавателя быть учебной аудиторией или кабинетом. Дом — это дом. Очень многие люди жалуются на то, что в результате этого дистанционного обучения стирается граница между домашним и рабочим пространством. Получается, что ты систематически работаешь дома. И ощущение дома теряется. 

У меня был момент, когда из нашей квартиры, из трех разных комнат, три человека участвовали в трех разных дистанционных занятиях. Я вела пару, мой сын был на одном занятии, его девушка была на другой паре, бабушку мы отправили на кухню. Понятно, что сейчас это смешно, но для многих это реальная проблема. 

Куда деть родственников? Куда преподавателям увести маленьких детей, которые не понимают, что маме надо вести лекцию? Они радуются, мама дома, им не всегда можно объяснить, что ее надо оставить в покое на полтора часа.

— А можно ли тогда, если все задерганные и даже места найти не могут, опираться на результаты тех же госов? Представляете, работодатель в будущем: «А когда ты, сынок, диплом писал? В пандемию? Ну, ясно все с тобой…»

«Видеокамера за тобой все время наблюдает». Что студенты и преподаватели думают о переходе в онлайн
Подробнее

— Я не исключаю, что если работодатель — медицинский центр, то он может спросить, а что, собственно, на удаленном обучении проходил студент-медик, какие курсы и специальности он освоил таким образом? Не хочу сказать, что медицинские вузы с этим не справились, просто у меня в голове не укладывается, как это можно реально [освоить], без физической практики. Или какие-нибудь физические или химические опыты, которые надо в лаборатории ставить. 

В этом смысле, я думаю, что нам все-таки легче. И мы здесь меньше потеряли. Хотя все-таки тоже потеряли.

Я посмотрела статистику, результаты примерно такие же, как были раньше. Статистически они не стали сильно выше, и ниже существенно не стали. Что касается диплома — то это вообще не проблема. Человек пишет текст, который защищает. Тут не важно, очно или дистанционно. 

Выпускники 2020 года, когда все было онлайн

— А все-таки, что было потеряно на дистанционных лекциях?

— Нам, на филологическом факультете, легче, чем людям, которые из-за дистанционного обучения лишились каких-то лабораторных экспериментов. Филолог — это человек читающий и говорящий. 

Конечно, у нас тоже есть какие-то вещи, которые сложно делать дистанционно. Я, например, не представляю, как можно ставить английскую фонетику дистанционно. Это обычно делается в контакте, причем в том, который сейчас, как я понимаю, совершенно запрещен. 

Это, условно, руками показать, как надо держать язык, что сейчас, в нашем посткоронавирусном мире, кажется, нонсенс. Так делать нельзя, надо отойти на полтора метра и руками не трогать! 

Все остальное мы можем изучить бесконтактно. Это не значит, что я фанат бесконтактного обучения, это к тому, что мы, может, пострадали меньше, чем, скажем, медики, физики, химики.

— А выпускной тоже был бесконтактный? Как дипломы-то выдавали? В одной руке санитайзер, в другой — диплом? 

— Выпускной — это была проблема. Я всегда говорю, что для меня это даже в очном режиме проблема, подготовка выпускной документации требует столько сил и нервов, что мысль про то, что еще должен быть праздник, всегда существует где-то на задворках моего сознания. А тут было понятно, что очного торжественного мероприятия не будет. 

Если педагог плохой, ученик скажет: «Я его забаню». Профессор Александр Асмолов — об онлайн-образовании и будущем
Подробнее

Мы попытались провести это в Zoom’e, в формате онлайн: сказали студентам хорошие слова, факультетская группа «Буран» поздравила выпускников песнями, были видеообращения от студентов и выпускников прошлых лет. Подключенных было больше 100 человек. Но это не сравнить с тем, как обычно бывает: много народу, все сидят друг с другом рядом. 

«Наверное, вы можете утешаться тем, что у вас такой уникальный выпускной, особенный совершенно, и когда-нибудь вы скажете: вот, мы — выпускники того самого 2020 года, когда все было онлайн!» — обратилась я к студентам. Мы все-таки надеемся, что это не станет системой.

Сами дипломы мы вручали в холле нашего корпуса. Было все как положено: четыре стола на расстоянии полутора метров, маски-перчатки. Выпускник ходил от стола к столу, на дистанции, разумеется. Был график: не больше 10 человек в 15 минут. Холл украсили шариками, в конце эти шарики дарили и фотографировались с ними. В корпусе все по регламенту, но студент есть студент и, выходя из корпуса, группы встречались, обнимались, фотографировались. 

Выпускной

— Филологи же за словом в карман не лезут, как они все это комментировали?

— Были такие комические моменты: моя дипломница после защиты сфотографировалась с планшетом, в котором была ее электронная дипломная работа, на фоне плазменной панели, где изображено главное здание МГУ, и опубликовала это со словами: «Традиционное фото с дипломом на фоне главного здания». Люди, которые готовы найти везде положительное, найдут его и здесь.

Проходной балл будет выше

— А чего ждать на вступительных в бакалавриат? Не боитесь, что студенты из интернета сочинение перепишут?

— С нашими формулировками тем — это совсем не то, что можно просто скачать из интернета. Тут в выигрыше будет человек, который, систематически работая в течение года, стремился научиться анализу художественных текстов в соответствии с заданной темой. 

Это история не про тот экзамен, где тебя спросят, когда Владимир Креститель крестил Русь, и ты должен назвать год. Дату, конечно, можно посмотреть где угодно. Тут тебя спросят про мотив двойничества где-нибудь в романтической лирике. Конечно, ты можешь списать из интернета что-нибудь. 

Но я верю, что довольно небанальные темы, которые последние лет 10 точно на филфаке возникают, все-таки позволят экзаменационной комиссии выбрать не тех, кто умеет хорошо копипастить, а тех, кто умеет творчески мыслить. 

Анна Архангельская. Фото: Анна Данилова

— Есть мнение, что проходной балл будет выше. Почему этого не надо бояться? Или надо?

— В этом году все немного сложнее: большое количество призеров Всероссийской олимпиады, получивших право поступать без экзаменов. Не был проведен заключительный этап, и все вышедшие в него получили диплом призера. Это несколько осложняет общую ситуацию. 

Поэтому, да, я думаю, что балл станет выше по объективным причинам. Надеюсь, что не сильно выше. Бояться этого не надо, нужно как в фильме «Чародеи» — «видеть цель, верить в себя и не замечать препятствий» — и все будет хорошо. 

Образование — это командная игра

— А есть шансы, что в сентябре двери МГУ откроются уже для всех? 

— Пока надеемся, что выйдем в аудитории и вернемся в докарантинную эпоху. Мы очень соскучились друг по другу. Конечно, мы видимся в Zoom’e, слышимся по телефону, но хождения по родным коридорам и личных встреч нам очень не хватает. Не хватает и контакта со студентами, нормального, человеческого, живого, в одном пространстве.

И какие варианты этого возвращения сейчас рассматриваются? Что больше всего пугает? 

— По поводу следующего учебного года пока совсем непонятно. Мы не знаем, как будет развиваться ситуация через месяц, довольно странно было бы сейчас принимать какие-то решения относительно того, что будет. 

Мы понимаем, что ситуация развивается волнообразно и мало предсказуемо, к сожалению. Меня лично очень пугает идея какого-то «смешанного обучения»: часть людей занимается очно, а часть — дистанционно. Понятно, откуда это происходит: должна быть дистанция в полтора метра. Но в аудиториях МГУ сложно соблюсти эту дистанцию. 

Тут все-таки должен быть какой-то общий сценарий: либо мы все выходим в аудитории, либо все не выходим. Если поделить студентов, то усложнится работа преподавателя, который должен будет коммуницировать одновременно с той частью, которая присутствует, и с той частью, которая параллельно в Zoom’e. Или, если лекции мы читаем удаленно, а семинары мы проводим очно — тоже не совсем понятно, как это организовать во времени и пространстве.

— Если встреча произойдет, что скажете студентам на первой лекции?

— Я пока не думала, честно говоря, боюсь расстроиться, если не состоится. Но думала о другом. В этом году все случилось в середине марта, и со студентами был контакт, налаженный очно, который мы вынужденно перенесли в виртуальное пространство. 

Анна Архангельская. Фото: Анна Данилова

Например, у меня была совершенно чудесная, очень живая, активная, бойкая группа, она все время что-то страстно обсуждала на семинарах. С ними всегда было очень интересно. Мы перенесли пары в Discord, занимались без видео, только аудио. И почти на каждом семинаре в какой-то момент я ловила себя на мысли, что у меня почти нет ощущения, что мы не в аудитории. Так же бойко, так же динамично, друг друга чувствуя. Разницы практически не было, потому что группа уже изначально очень сплоченная, мы с ней давно взаимодействуем, хорошо друг друга знаем. 

Поэтому для меня одна из главных проблем, если мы начнем дистанционно: как сплотить ту группу, которая придет на первый курс? Это люди, которые друг друга не знают совсем, это люди, которых не знаю я. Они изначально будут лишены контакта. А образование — это командная игра. И мы должны вырабатывать навыки командного взаимодействия: взаимопонимание, диалог, коммуникация. Это очень сложно делать онлайн.

— Какое литературное произведение вам все это напоминает?

— Знаете, у меня было ощущение, когда все началось, еще в Китае, затем в Европе, что это какой-то нереальный сон, что-то невозможное. Мне никогда в голову не могло прийти, что может наступить такое время, когда я буду сидеть дома и не ходить на работу. Это резкое изменение всего: ритма жизни, привычных процессов. 

И вот все случилось. Мы сели дома и стали вести занятия через зум, скайп, мудл и так далее. Мне кажется, что это не описано еще нигде и аналогов нет. Это мы опишем происходящее когда-нибудь, как мы жили в 2020 году. И дай Бог, чтобы это не стало нашей новой нормой.

При поддержке Фонда президентских грантов
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.