Если ваш подросток собирается на митинг

Что надо знать подростку, если он собирается участвовать в протестной акции, как не вырастить революционера, и что еще можно посоветовать, чтобы ребенок мог выразить свою гражданскую позицию - отвечает психолог Екатерина Бурмистрова.

В Государственную думу внесен законопроект о введении административной ответственности за вовлечение несовершеннолетних в несанкционированные акции. Соответствующий законопроект был опубликован на сайте нижней палаты парламента. Он был разработан группой депутатов от фракции «Единой России»: Аленой Аршиновой, Анатолием Выборным, Ольгой Окуневой и Евгением Ревенко.

В несанкционированных митингах уже не первый раз принимают участие подростки. Елена Альшанская в своем посте подняла вопрос сознательного участия и отношения родителей: что делать, если ваш ребенок собирается на митинг, можно ли его остановить? что делать, если вы не разделяете его взгляды, стоит ли препятствовать на этом основании?

Психолог Екатерина Бурмистрова  – о том, можно ли удержать детей дома, к чему их готовить, как избежать романтизации протеста, но вырастить неравнодушных граждан.

Без родителей не обойдется

Екатерина Бурмистрова

Одна из дилемм подросткового возраста в том, что дети уже вроде бы взрослые и самостоятельные, но в то же время абсолютно еще в поле родительской ответственности, и часть их проблем разгребают взрослые.

Если подросток идет на митинг, и ему нет 18-ти лет, он должен четко понимать, что в этой истории придется принять участие родителям, если он не вернется благополучно с несогласованной акции.

Мне кажется, что этот момент ему обязательно нужно прояснять, без агрессии, без паники, потому что часто ребенок думает, что он совершает самостоятельное действие. И иногда он не осознает, что вытаскивать его из отделения милиции, если он будет задержан, разбираться со школой, колледжем, если он несовершеннолетний, будут родители. То есть на митинг он идет не один, с ним “немножко идут” родители.

Известно несколько очень неприятных историй задержания, когда родителям несовершеннолетних детей звонили на работу. Это очень напоминает советские времена, но наши дети о таком даже не знают.

Поэтому очень важный вопрос: как вы договоритесь между собой, если у вас разное мнение.

Если ты идешь, то будь готов получить по морде

Второе, что должен понимать подросток, который идет на митинг: политика власти в отношении людей, которые принимают участие в таких акциях, неважно, мужчина это или женщина, совершеннолетний или нет, довольно жесткая. Власть не настроена на то, чтобы мягко относиться к людям, которые выражают гражданскую позицию.

Можно долго говорить, как это отразится на будущем страны, на впечатлениях взрослеющего поколения, но мы говорим про конкретное явление. В последние 2,5-3 года задержания очень жесткие. И люди, которые задерживают (я не знаю, это личная инициатива или инструкция), если травмирующие приемы и не применяют, то болевые приемы применяют точно.

Очень часто подростки не ожидают, что их могут приложить лицом об асфальт, о капот, заломить руку, пнуть в ребра. И это тоже часть подростковой психологии, потому что у них у всех «волшебная палочка» – они думают, что все плохое случится не с ними.

Это тоже часть трудностей, которые есть в этом возрасте. И до первого столкновения с реальностью, когда дети понимают, что трудности случаются и с ними, и с их очень близкими людьми, у них есть ощущение, что есть кнопка «выключить».

Я вовсе не считаю, что подростка нужно останавливать силой, не пускать – к сожалению, или, к счастью, все эти стратегии не работают в подростковом возрасте. То, что могут родители – это помочь сделать выбор ребенка более осознанным и расширить круг представлений о том, в чем он собрался участвовать.

Это все предполагает, что в принципе с ребенком есть какие-то отношения, поле диалога, и взрослеющий ребенок что-то в состоянии услышать. Потому что бывает, что услышать родителей невозможно – в ушах будто стоят “заглушки”. В таком случае лучше, чтобы такую информацию до ребенка доносил тот, кого ребенок слышит: дядя, тетя, старшие братья и сестры, крестные – тот, кто входит в круг доверенных лиц.

Иногда подросток готов услышать это от людей, которые в прошлом были на митинге или даже сидели потом сутки в камере. Имеет смысл посмотреть вместе с подростком фотографии задержаний, почитать отчеты задержанных, на сайте ОВД Инфо можно поискать истории протестных акций.

Нужно донести: если ты идешь, то будь готов получить по морде, сломанные ребра, бумагу в учительскую или деканат. Чтобы потом это не было неприятной неожиданностью – «что же вы меня не предупредили».   

Тревожная кнопка, полезные телефоны, старшие

Если ваш ребенок так увлекся этой идеей, что ничего не слышит, и ему кажется это красивой осмысленной штукой, я бы рекомендовала установить в телефон приложение «Тревожная кнопка». В случае опасности можно нажать эту кнопку, и пяти людям придут смс-ки. В ситуации задержания, если ребенок сможет нажать на эту кнопку, родители хотя бы будут понимать, что его надо искать.

Также нужно записать телефоны организаций, в которые можно обратиться, если его задержали. Лучше выучить их наизусть, а не записывать в телефон, который могут отобрать. Обязательно с собой иметь паспорт, запечатанную бутылку с водой, неплохо бы смену одежды.

Ребенок должен понимать, что в камере он может провести какое-то время, что задержанным могут не давать воду. Хорошо бы показать ему фотографии, как устроен автозак. Вообще, фотографии задержаний посмотреть полезно, но если все-таки его это не отвращает, то надо объяснить, что ни при каких ситуациях не надо паниковать.

Объясните ему, что обычно люди, которые попадают в автозак, очень помогают друг другу. Что там можно найти людей, которые повзрослее. И очень важно, чтобы он не скрывал свой возраст, чтобы говорил, что он – несовершеннолетний.  

Когда подростки оказываются в толпе – это может быть толпа болельщиков, толпа слушателей рок-концерта, не обязательно протестные акции – они начинают действовать более провокативно, чем действовали бы сами по себе.

Поэтому очень важно ему рассказать, может быть, косвенно или через третьих лиц, что не следует провоцировать представителей власти. Обычно задерживают тех, кто ведет себя каким-то особым образом, не задерживать же всех подряд. Также представители власти очень негативно относятся к тому, что их пытаются снимать, особенно не закрытые масками лица.

Иногда это первый взрослый шаг

Если опыт участия в этих акциях каким-то образом может быть полезен для становления мировоззрения в ту или другую сторону (иногда люди, сходив один раз на такую акцию больше не ходят никогда, а иногда, наоборот, увлекаются), то опыт задержания не нужен, особенно девушкам. Есть истории, когда дети очень хотели, чтобы их забрали, а их не забирали.

Здесь есть такие же правила безопасности, как правила перехода улицы. Если наш ребенок начал в это играть (а обычно это именно игра), то он должен знать некоторые внутренние правила игры, чтобы не открывать их на собственном опыте. Конечно, это малоприятные разговоры.

Но мне кажется, нам, родителям, очень важно своими запретами не вырастить следующее поколение революционеров – внешней жесткости достаточно. А если это будет идти из семьи, то это сильно спровоцирует во всем этом побыть, и участие получится провокативно-протестное, неосмысленное.

В этом подростковом протесте очень много положительного. Это люди, прежде всего, неравнодушные, выражающие таким образом интерес к судьбе и будущему своей Родины. Это люди, которые пытаются сформировать свою гражданскую, политическую позицию. Это люди, которым не все равно, это происходит в реальности, они не живут в виртуальном мире, а это уже очень много.

Но очень часто подростки находятся под влиянием какого-то авторитета из ближнего окружения или под воздействием магнетизма некой политической фигуры, а вот здесь уже есть риски. Личное увлечение может сливаться с фанатизмом. Очень важно, что происходит потом, после этого первого опыта. Даже если их не забрали, они увидели картины, которые могут повлиять на их будущее.

Дальше очень важно, чтобы не возник момент трусости, паса при столкновении с реальностью. Или, наоборот, уход в какую-то жесткую оппозицию, в которой сейчас нет, к сожалению, перспективных безопасных ниш.

На митинги ходят самые думающие, лучшие дети, кроме тех, кто ходит просто «приколоться». И с ними, конечно, нужно внимательно разговаривать. Это время, чтобы учить историю, обществознание, учить законы и разбираться в них, разбираться в наших и зарубежных политических течениях. То есть могут открыться большие перспективы развития в этой области. И иногда это первый взрослый шаг.

Как помочь не романтизировать

Еще одна черта подростков – они очень склонны все романтизировать и демонизировать, то есть положительные персонажи у них романтизированные, а отрицательные – абсолютно демонического свойства. В моем опыте, молодые люди, которые знакомились с нюансами взглядов российской оппозиции, все же как-то немножко остывали.  

Не будем вдаваться в сложную дискуссию о том, какой расклад на политической арене, какие есть фигуры, какие силы, какие перспективы. Но мне кажется, что если ребенок всем этим заинтересовался, то неплохо бы его романтическое или черно-белое восприятие немножко расширить.

Моя личная позиция, что печаль нынешнего времени в том, что не с кем и не за что воевать, то есть нет на арене фигур, которые могли бы предложить что-то отличное от нынешней политики власти.

Сейчас самое время, когда нужно снова говорить про народовольцев, о том, к чему привело убийство императора Александра II и про то, какая власть привела к российской революции и что получилось потом. Мне кажется, самое время хорошо учить историю и понимать перспективы протестного движения.

В России богатая история протестного движения и до революции, и после. Если подросток романтизирует эти акции или ему просто круто пойти на митинг, и он вообще не разобрался, что это, просто спонтанно идет, или он понимает, на какую историческую цепочку это будет нанизано, это совсем другое дело.

Опять же, все зависит от уровня культуры, от взглядов родителей. Ведь кто шел в революционеры? Они ведь очень часто были в конфликте со своими родителями. Мне кажется, очень важно уходить от поляризации взглядов с собственным подростком. То есть, если он заинтересовался протестным движением, этими акциями, не надо уходить в другую часть спектра мнений. Надо, наоборот, сближаться, пытаться понять его и оттуда помочь расширить кругозор.

Что можно делать, не ходя на митинги

Нам сейчас очень страшно, и большие риски вырастить поколение революционеров. И тут важно быть в сотрудничающей позиции, чтобы не потерять доверие подростка.

Потому что очень часто, когда они спрашивают: «Мама, а что ты не ходишь на митинги?», «Папа, а что ты не ходишь на митинги?» – «Ну, не хочу с этим связываться», – подросток слышит «боюсь», то есть думает, что у родителей нет собственного мнения. Это все может ударить по авторитету.

Если вы не ходите на митинги, а ваш ребенок ими интересуется, нужно объяснить, почему вы не ходите. Что за этим стоит, кроме какого-то опасения? Почему вы не разделяете позицию того или иного политика? Что вы делаете, кроме хождения на митинги, чтобы выражать свою гражданскую позицию? Вы можете, например, участвовать в тех или иных проектах, просветительской или благотворительной деятельности.

Детям, которые столкнулись с тем, что есть протест, кажется, что это единственная форма выражения гражданской позиции. А она далеко не единственная и часто не самая продуктивная.

Это действительно история для молодых, но меня, как психолога и человека, думающего, «что же будет с Родиной и с нами», очень интересует, какой следующий шаг сделает подросток после похода на митинг. Ведь мы можем отбить любое желание и вырастить индифферентных граждан, которые склонны к уходу в интернет, к отключению нравственного чувства. Есть о чем подумать.

Записала Тамара Амелина

Школа Семьи Бурмистровых

«Летняя школа»

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Почему людям, которые ухаживают за близкими, стыдно радоваться жизни
Хорошо ли мы помним мужественных героев, проявивших отвагу и решительность в опасных исследованиях? Проверим себя!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: