Игумен Иона (Родин) : «Мы искали истину»

Источник: Инженер-физик

 В г. Сарове, в котором редакция побывала в августе, нам организовали поездку в Санаксарский монастырь, где служит игумен Иона – выпускник МИФИ (Александр Родин учился в нашем институте в 1965-1971 гг). Естественно, интерес нами двигал большой. Приехав в монастырь, узнали, что отец Иона уехал к заключенным.

Пока его ждали, осмотрели храм, почтили память адмирала Федора Ушакова, причисленного православной церковью к лику святых. Его мощи находятся в монастыре. Побывали в музее имени адмирала в г. Темникове.
…А потом была беседа с монахом-мифистом.
Корреспондент: – Отец Иона, расскажите о себе. Как Вы…
Отец Иона:
– Дошел до жизни такой? (Смеется)
Корр. – Вы по специальности физик?
О.И. – Я не физик. Окончил факультет «А», кафедру Агаханяна. Кстати, Татевос Мамиконович сейчас возглавляет кафедру?
Корр. – Нет, но работает на ней. Он – Почетный профессор.
О.И.: — Мы его очень уважали.

МИФИСТСКОЕ БРАТСТВО

   Отец Иона: — Что такое представлял из себя МИФИ в 60-е годы? Бурса. У нас девочек в институте не было, только на факультете «К» и на «А» — немного.
Я жил в общежитии. Народ там был дружный: друг за друга — горой. Если кого обидят, давали достойный отпор! И в учебе, да и по жизни друг другу помогали.
Еще помню строительные отряды. Это тоже очень сплачивало. Музыкальные вечера проходили. КИВ — клуб интересных встреч — очень популярен был. А КСП… Первый съезд КСП проходил в МИФИ!
Помню еще, во всех больших аудиториях стояли фортепиано и даже был один рояль. Джаз свой студенческий, замечательный. Герман Лукьянов – серебряная труба Европы – руководил. Хор МИФИ часто выступал.
Еще помню, мы очень много читали. И, в основном, классику. Следили за «толстыми» журналами. Когда в журнале «Москва» был опубликован роман «Мастер и Маргарита» Булгакова, сразу его прочитали. Потом обсуждали необычное, для тех времен произведение, на Евангельскую тему.
…Что меня поражает: вот приезжает сейчас в монастырь много молодежи, разговариваешь с ними и понимаешь, что русскую литературу не знают вообще! Как же так, ведь русская литература это… Один Достоевский чего стоит! Ну, может, в МИФИ молодежь другая.

БЫЛИ И РАЗОЧАРОВАНИЯ

   …Обстановка в 60-е годы в МИФИ была суровая, в смысле учебы. Студентов буквально «утюжили», давая понять: «Ты никто!» В основном это были молодые преподаватели. Экзамены превращались в страшную нервотрепку. Такой стиль отношений мне очень не нравился. Это происходит тогда, когда люди не имеют твердой духовной основы и развивают в себе не стремление к познанию истины, а тщеславие и гордыню.
Мои друзья – доктора наук, талантливейшие люди – вспоминают: «После окончания МИФИ еще долго снились сны: что ты все что-то сдаешь…»
Корр.: — А хороших преподавателей помните?
Отец Иона:
— А как же. Например, А.А. Колюбин – хороший человек, читал курс общей физики. Фронтовик. Мы его очень уважали. Ну и, конечно, Т.М. Агаханян.

Я ЧЕСТНО ХОТЕЛ СТАТЬ СПЕЦИАЛИСТОМ

   Отец Иона: Плохо еще было то, что ни на каких общественных и философских занятиях нам не объясняли, что наука отвечает на вопрос «как?» и не отвечает на вопрос «почему?». Как два тела притягиваются: прямо пропорционально массе, обратно пропорционально квадрату расстояния. А почему? Мне все хотелось понять – почему? Я думал, высшая школа мне это объяснит. Никто объяснить не мог. И был стресс. Хотел даже уходить из МИФИ. Но, конечно, надо было окончить.
…На диплом попал в Дубну и писал его по методике эксперимента на пропорциональных камерах. После защиты диплома работал в лаборатории вычислительной техники и автоматизации. Начинал работу с МИНИ-ЭВМ, они тогда только начали применяться. Затем работал в лаборатории ядерных реакций у академика Флерова. В принципе, я честно хотел стать специалистом, но, по-видимому, не получив ответа на главные вопросы жизни, я не мог полностью отдать себя технике.
Работал в военной части: ездил на полигоны в Семипалатинск, на Новую Землю. Вернулся в Дубну тоже в наше предприятие – НИИФП. А оттуда в 1986 году ушел уже совсем – в Церковь.

НАУКА ОТВЕЧАЕТ НА ВОПРОС «КАК?»,
А НЕ НА ВОПРОС «ПОЧЕМУ?»
   Корр.: – К вере Вы пришли неожиданно для себя?
Отец Иона:
– Как же неожиданно, когда я всю жизнь к ней шел?! Если в МИФИ у меня уже была такая депрессия? Я думал, наука ответит на все вопросы, которые интересуют молодого человека: «В чем смысл жизни?», «Зачем мы живем?», «Что будет дальше, после смерти?»
Потом только узнал, что наука отвечает на вопрос «как?», а не «почему?», так как изучает законы, которые установил Бог.Путь к вере у нас, «шестидесятников», очень тяжелый был. Кто-то шел через диссидентство. Но многие – через науку, как, например, о. Владимир Воробьев – настоятель храма св. Николая в Кузнецах, ректор Свято-Тихоновского богословского университета. Он МГУ окончил, кандидат физико-математических наук, а потом стал священником.
Мы искали истину. Я искал ее в русской классической литературе. Искал в философии, которая была нам доступна. В те годы, попробуй достань, что почитать. Естественно, полезли в восточную философию. Через нее много народу прошло. Там такое накручено… Йогу изучали, на голове стояли, голодали. Протестанты-иностранцы подвернулись — в Дубне их много было — подарили Библию. В голове, конечно, «каша» была.
…А потом поехал отдыхать к родственникам в Одессу. Зашел в монастырь и – все. Сердцем понял – это мое. Общался с семинаристами. Захотелось исповедоваться, мне говорят: «Причащайся». Причастился, а не понимал, что это такое. Было мне тогда 35 лет. Икону Серафима Саровского увидел, говорю: «Кто это?» Мне говорят: «Один русский святой. Жил в XIX веке.» Ноль тогда я был, ничего не знал. В общем, когда Православие открылось нам, мы ахнули. Православие – это красота! Какая там йога – примитив. Ну, для того времени этот путь естественный, так как Церкви были под контролем КГБ и литературы в них – никакой.
Корр.: – А потом в монастырь пошли?
Отец Иона:
– Нет. Сначала, в 86-м, пошел работать в церковь: и реставрировал, и сторожил. Через несколько лет принял монашеский постриг и был рукоположен в диаконы, так как начали возвращать храмы и монастыри.
…Спустя два года приехал сюда. Паломников тогда было мало. Тишина, красота.
Корр.: – Не было сомнений? Прогресс, наука, а вы – в монахи.
Отец Иона:
– Нет. Я нашел себя. А что наука? Вся фундаментальная наука создана, в основном, верующими людьми. Да и сама наука вышла из монастырей. Она ведь тоже развивается через веру. Вот в статье профессора Виктора Николаевича Первушина (из Дубны) «Квантовая Вселенная» хорошо это освещено. Поверил Фарадей в волновую природу поля? Поверил. Остальные физики не верили. Один только Максвелл согласился математически это описать. Но началось с веры.
…Студенты-физики занимаются естественными науками. Пускай возьмут на вооружение, слова Священного Писания «…ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира, через рассматривание творений видимы» (Рим. 1,20), и подумают. В древности не было такого разделения между религией и наукой. Ньютон, Паскаль и другие ученые считались богословами.
Зачем ученые в те времена занимались наукой? Чтобы прославить Творца! Чтобы познать истину!
Все-таки надо найти ответ на вопросы: «Зачем мы живем?», «В чем смысл жизни?», «В чем цель жизни?». Я из-за этого искания не успел создать семью. А как, думаю, я женюсь, если не знаю в чем смысл и цель жизни? Вот спросите студентов, зачем они учатся? Если для того, чтобы получить специальность, а, благодаря ей – блага для себя, то есть хорошо устроиться и т.д., то ни физиком, настоящим, не станет этот человек, ни верующим.

ОБ АКАДЕМИКЕ БОГОЛЮБОВЕ

   Отец Иона: — Это гениальный математик и гениальный физик советских времен. Депутат Верховного Совета. Дважды Герой Труда, Почетный член многих академий. Не получил Нобелевскую премию, так как математикам её не присуждают, хотя он был и выдающимся физиком.
А спросите у студентов, что они знают о Николае Николаевиче Боголюбове? Что читали? Это же светило науки! Он начинал как математик, его работы вошли во все учебники мира. Создал с академиком Н.М. Крыловым нелинейную механику. Был директором Института математики им. Стеклова, создателем и директором Киевского института теоретической физики. Когда Д.И. Блохинцев умер, возглавил объединенный институт ядерных исследований в Дубне.
…В 15 лет опубликовал свой первый научный труд по математике. В 21 год — премия Болонской академии и присвоение звания доктора математических наук без защиты диссертации. Честнейший человек, придраться к нему нельзя. Когда его отца забрали, он не побоялся – пошел к Менжинскому.
Когда страна сказала «надо», поехал в город Саров, для работы над ядерным щитом Родины. Со Шредингером у него была полемика. Время показало: академик Боголюбов оказался прав в отношении будущего современной теоретической физики. По его инициативе был создан журнал «Теоретическая и математическая физика» — сейчас известный во всем мире.
Русскую литературу прекрасно знал и многое цитировал наизусть. Разговаривал на многих языках мира. Он был церковный, глубоко верующий человек. Когда в Дубне решался вопрос о возвращении Православной Церкви первого храма, и некоторые подняли шум, он прямо на своем депутатском бланке написал – в поддержку. А вторую подпись поставил нобелевский лауреат И.М. Франк.

О ХРАМЕ МИФИ

   Отец Иона: — Вы в МИФИ планируете храм строить… Хорошо. Хотя бы часовню, но надо. И, чтобы был отдел православной литературы в библиотеке. Поскольку за перестроечные годы в России столько возникло новых конфессий, огромное количество тоталитарных сект, псевдо-духовных организаций. Поэтому, конечно, надо вспомнить, все же, свои корни, и изучать историю нашего государства, нашу культуру, традиции. У нас нет другого пути.
Корр.: – Что бы Вы хотели сказать студентам МИФИ?
Отец Иона:
– Образование высшее надо получать. А лучше два. МИФИ всегда давал хорошее естественное образование. А через образование легче понять Православие, прийти к Богу.
Но пусть задают себе вопрос: «В чем смысл жизни?». Я вот вспоминаю, у меня была сплошная полоса уныния, пока не пришел к вере. Пока Господь не привел меня к вере.

Материал подготовила
С. Сергеева.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Мама ребенка-инвалида запустила флешмоб, чтобы изменить отношение к своему сыну
Победительница международного конкурса красоты – о собственной патронажной службе, школе в Уганде и новой цели
Экономист Оксана Синявская о том, откуда берутся пенсии и почему их скоро может не стать совсем

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: