При поиске в интернете по запросу «глухие в Церкви» среди первых результатов неизменно всплывает Волгоград, где уже 15 лет при храме св. пр. Иоанна Предтечи есть православная община глухих и слабослышащих. Богослужения с сурдопереводом, занятия в воскресной школе, паломнические поездки, творчество… О буднях и трудностях волгоградских глухих «Правмиру» рассказал духовник общины священник Георгий Гурчиани.

Родом я из Грузии. Наша семья жила в Сухуми, а после распада СССР и грузино-абхазской войны мы уехали сначала в Грузию, а оттуда в Россию. Мне лет 10 тогда было… Воцерковился я уже в 21 год. Было это в армии. Призвали меня в 2002-м, два года служил во Владикавказе. И уже в первый год начал молиться, ходить в храм. Именно осознанно. Так мне Бог на сердце положил, что я твердо понял: это мой путь, и я с него уже не сверну.

Меня потом спрашивали, не повлиял ли на мое воцерковление мой дядя и полный тезка, архимандрит Георгий (Гурчиани) из Тбилиси, который был архидиаконом у Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II. Нет, я независимо от него к Богу пришел. Хотя в чем-то наши с отцом Георгием пути оказались схожи. После армии я тоже хотел монахом стать, в монастыре жить. Родители, конечно, были против. Поехал я в Оптину пустынь, а схиархимандрит Илий (Ноздрин) взял и не благословил на монашество. Посоветовал ехать домой и спасаться в миру. 

Вернулся я в Волгоград и поступил в Волгоградское православное училище, окончил его, потом – наш Царицынский православный университет в честь преподобного Сергия Радонежского, стал сначала диаконом, а потом и священником. С тех пор и служу, вот уже шесть лет.

А архимандрит Георгий окончил семинарию, затем учился и преподавал в Санкт-Петербургской духовной академии. Сейчас служит в Тбилиси. Мы с ним общаемся, поддерживаем связь. Кстати, был у нас еще один родственник-монах, и тоже полный тезка – тоже архимандрит Георгий (Гурчиани), ныне покойный. Можно сказать, священнослужение – это уже фамильное…

Как Бог ответил на мою молитву

Волгоградской общине глухих и слабослышащих людей уже около 15 лет. Работать с ними начала Светлана Викторовна Кардаева, дочь священника, преподаватель и секретарь епархиального училища. А я учился в этом училище и все хотел чем-то послужить Богу и ближним, какой-то активной работы искал, полезного дела. Молился, чтобы Господь мне такое дело послал. И вот как-то захожу в аудиторию, смотрю — Светлана Викторовна со своими подопечными занимается. Мне интересно сразу стало. Понял, что это Бог на мою молитву ответил. Так все и началось. Стал помогать Светлане Викторовне проводить занятия, язык жестов выучил. Вернее, до сих пор продолжаю учить, потому что тут надо постоянно развиваться.

«Я водил их буквально за ручку». Как инвалид по слуху помогает глухим в поиске работы
Подробнее

Тогда, лет десять назад, в общине было человек 20-25. Но и они постепенно начали расходиться. Главной проблемой было отсутствие священника. Перед самым моим рукоположением осталось около десятка человек. А когда стал священником, стал духовно окормлять глухих, и община стала прирастать паствой. Сейчас в ней уже около 70 человек. С одной стороны, это немного для такого города, как Волгоград, где глухих и слабослышащих более трех тысяч. С другой стороны, пропорция примерно такая же, как и у обычных прихожан по отношению ко всему населению.

Храм наш расположен в удобном месте в центре, поэтому люди приезжают со всех районов города. Есть у нас и 15-летние подростки, и совсем пожилые. Есть те, кто нашел в общине свою половинку, здесь их венчали, а теперь крестят детей и даже внуков.

Ксюша встретила Сашу, а потом они поженились

Есть у нас молодая пара, Ксения и Александр. Ксюша уже лет пять к нам ходила, потом встретила парня, начали общаться. Она его и в храм позвала, со мной познакомить, с общиной. А у Саши поначалу в сторону Церкви была какая-то непонятная агрессия. Ну, как обычно бывает: где-то чего-то наслушался, сам ни разу не сталкивался… Сперва подозрительным был, все какие-то вопросы каверзные задавал. А с ним – по-простому, по-доброму, объясняли, показывали, растолковывали. Он и оттаял. Начал в храм ходить, полюбил Бога. Потом я его окрестил. В позапрошлом году они с Ксюшей обвенчались, а потом я и ребеночка их крестил.

Талантливых людей у нас в общине много. Геннадий Алхимов и Вадим Позняк серьезно занимаются кино, снимают фильмы, в том числе – на языке жестов, посвященные глухим. Геннадий – режиссер, Вадим – оператор, оба довольно известны в кинематографе (см. картины «Суицид», «Маленькие пленники» и др. – Прим. ред.). Люди развиваются, совершенствуются, осваивают новые навыки и профессии. Геннадий, насколько я слышал, собирается стать юристом – еще и затем, чтобы оказывать юридическую помощь глухим, им очень трудно найти юриста, понимающего язык жестов.

А Евгений, муж нашей сурдопереводчицы Надежды Геннадьевны Смирновой! Это же мастер-ремонтник от Бога! Вот однозначно – у него дар. Такие ремонты делает, такие задачи выполняет! Самые лучшие и искусные мастера отказывались, а он приходил и делал.

Сама же Надежда Геннадьевна — человек для нас просто незаменимый. Она занимается с глухими почти с самого появления общины, с 2006 года. И богослужения переводит, и во время таинств, и во всех наших мероприятиях участвует. У самой дома требующая ухода мама, работа сурдопедагога в техникуме, — все равно время находит. Это ли не пример настоящей христианской жертвенности?

Надежда и Евгений

Надежда Геннадьевна мне рассказывала, что испытывает какое-то светлое чувство, ощущает присутствие Бога, когда находится рядом с глухими. Сразу понял, о чем она говорит — это чувство и мне хорошо знакомо. Бог и вправду рядом с ними. Думаю, что людей, лишенных какого-то дара, в нашем случае – дара слуха или речи, Господь посещает особым образом. Восполняет нехватку другими дарами, подает помощь и утешение. И это чувствуешь, даже просто находясь с ними рядом.

А исповедуются — на языке жестов

Глухие и слабослышащие люди даже обычную нашу речь понимают не полностью. У них особое коммуникативное мышление. Иногда получаю от них СМС – и не могу понять смысл, несколько раз нужно прочесть, чтобы понять, о чем речь. А теперь представьте богослужебные тексты, катехизаторские беседы, которые и устно-то объяснить бывает непросто. Так что сложности с переводом есть, но мы стараемся на занятиях в воскресной школе объяснять просто, легко и доступно, без углубления в богословские тонкости.

Я не вижу, я не слышу, мне трудно на службе
Подробнее

Глухому человеку очень трудно понимать ход богослужения, все его смысловые символы. Как вино претворяется в Тело и Кровь Христа во время Божественной литургии, зачем и когда открываются Царские врата, что поется в тот или иной момент богослужения. Все это надо объяснить жестами так, чтобы люди поняли.

На богослужениях у нашей общины особое место, потому что глухой человек должен все видеть и его нужно видеть. Несколько прихожан сидят в первых рядах, для них ставим стулья. Остальные стоят за ними. Переводит обычно Надежда Геннадьевна, если у нее не получается быть на службе, перевожу сам.

Мне кажется, во время богослужения глухие и слабослышащие даже сильнее чувствуют свою христианскую, общинную сплоченность, соборность, молитвенное единство. Ведь обычные прихожане поют Символ веры или «Отче наш» голосом. А мы поем жестами, и каждый в буквальном смысле видит молитву другого. Это очень сильно, и это объединяет. Поэтому я стараюсь, чтобы мы и другие молитвы на богослужении пели все вместе, жестами.

Сложно иногда бывает на исповеди. Формально относиться нельзя, к каждому человеку нужен индивидуальный подход, участие. Важно полностью понять его проблему, духовное состояние, мысли. С теми, с кем общаешься постоянно, проще. Но бывало и такое, что не понимаешь с первого раза, просишь повторно объяснить. В итоге разбираешься, привыкнув к жестам человека, к его особенностям.

Исповедь – да, на языке жестов, а как иначе? И если обычный прихожанин исповедуется шепотом и никому вокруг не слышно, что именно он говорит священнику, то исповедь слабослышащего требует отсутствия не только посторонних ушей, но и глаз. Я для этого выбрал специальный уголок в приделе, там мы можем укрыться. Люди, понимающие язык жестов, во время исповеди туда не заходят, а остальные прихожане если и увидят, то ничего страшного, все равно ничего не поймут.

Конечно, богослужение на языке жестов приковывает внимание. Храм наш находится в людном месте, на набережной Волги, здесь всегда много туристов. Постоянно кто-то заходит помолиться или свечку поставить. Смотрят порой удивленно.

Многие впечатляются: «Надо же, люди глухие верят в Бога, ходят в храм, молятся, а мы? Здоровы, все слышим, а в храм не ходим…»

Для кого-то это повод задуматься. Глухие слышат сердцем, верят душой в Бога… Людей это трогает. Нередко прихожане даже благодарят нас за такой пример перед глазами.

Иоанно-Предтеченский храм в Волгограде

Даю что могу, а про выгорание не слышал

К трудностям, неизбежно сопровождающим глухих и слабослышащих людей, они относятся по-разному. Кто-то постарше уже привык, смирился и живет спокойно, молодые чаще переживают, некоторые даже ропщут. Когда мы собираемся с ними на беседы, нередко можно услышать вопросы: «Почему я не слышу? Почему Господь попустил, чтобы у меня не было слуха? За что?» Приходится объяснять, рассказывать о Промысле Божьем, об отношении святых к постигшим их болезням и скорбям. Приятно видеть, когда в результате таких бесед люди смягчаются, перестают роптать и со смирением и даже радостью несут свой крест.

“Сидят по квартирам, дальше подъезда — космос”. Что переводчик для слепоглухих делает на улице в 3 часа ночи
Подробнее

Но бывает и иначе, к сожалению. Ходил к нам глухой человек, всем интересовался, столько вопросов задавал. Несколько лет посещал храм, стали тесно общаться, успели подружиться… А потом пропал. Ушел, оставил общину, храм. Молча, без объяснений. Что случилось? Ищем его, пытаемся связаться: вдруг что-то случилось, вдруг помощь нужна? Оказывается, нет. Не смог побороть искушение, начал роптать. «Я болею, мать болеет… Почему? Почему мне Бог не помогает?»

Такие случаи – самая большая трудность для меня как для священника. Когда в человека вкладываешь душу, работаешь с ним, помогаешь, любишь, а потом он уходит. Очень тяжело такое перенести. Душа болит за него.

Вот такое трудно… А пастырское выгорание? Мне оно незнакомо. Наверное, потому, что просто хочется помогать людям. Несмотря на свои житейские, бытовые и прочие проблемы. Мне интересно помогать, и мне это нравится. Всем людям, которые обращаются за помощью, я протягиваю руку, не деля на глухих и слышащих. Даю все, что могу дать, что в моих силах.

Фото автора и из архива священника Георгия Гурчиани

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.