16-летняя Лариса Амельченкова травмировала ногу в ДТП. Началась гангрена, боли казались невыносимыми. Она сказала врачам: «Отрезайте что хотите». После ампутации левой ноги Лариса стеснялась себя, носила длинные юбки и даже не решалась войти в море, впервые приехав на юг. А в 41 год она стала моделью.

Отец ушел из семьи, а мы с сестрой голодали 

Лариса росла счастливым ребенком, о ней и младшей сестре Ане заботились любимые родители, лучшая в мире бабушка и няня. Но в один день все рухнуло — отец ушел к другой женщине. Через год скончалась тяжелобольная бабушка, которая оставалась единственной поддержкой и опорой семьи — она всегда помогала и советом, и деньгами. 

Лариса с мамой и сестрой навещали ее каждые выходные, добираясь из Ростова-на-Дону в Иловайск. В этот раз электричка задержалась. Открыв двери подъезда, они услышали, как кричит бабушкина сиделка: «Умерла, умерла!..» Им не хватило трех минут, чтобы попрощаться.

— Помню, как мама после похорон сутки сидела под батареей и рыдала, а я пыталась ее успокоить: «Мамочка, я тебя люблю, не плачь…» До сих пор больно — настолько жуткая картина. Мама не выдержала этой потери, у нее началась депрессия… Потом пришли «лихие» 90-е, и ее, инженера-программиста со стажем, сократили на работе в конструкторском бюро. 

Есть было нечего: чтобы прокормить дочерей, мама стала распродавать ткани и вещи с этикетками. Ларисе в 13 лет пришлось на рынке торговать пирожками и печеньем — после уроков девочка сразу же мчалась к прилавку расставлять коробки и зазывать покупателей. 

— Я привыкла к достатку, мы никогда ни в чем не нуждались. И вдруг все исчезло.

Есть хотелось до такой степени, что мы в гостях захлебывались от одного вида тарелки с вареньем.

В свободное время ездили в сады собирать вишню, черешню, а потом продавали ее на рынке. Сестра маленькая… Представьте, бегает шестилетний шпендик такой: «Вишню, вишню покупайте!» И люди все это быстро разбирали — жалели нас.

Своего отца Лариса очень любила, часто ездила в гости. Мама не возражала и, когда у него родился ребенок, без упреков давала дочери деньги на игрушки. Вскоре в доме появился чужой мужчина, которого Лариса даже не хотела называть по имени. «Здрасьте», — бросала она и шла в свою комнату. Отныне сестры были предоставлены сами себе. Казалось, что мама о них забыла. 

Лариса. Фото: Мария Ревега

— Я по-прежнему торговала на рынке. Иногда мы вместе с Анютой, получив зарплату, покупали две сосиски и два йогурта, съедали их прямо на улице и только потом шли домой — чтобы ни с кем не делиться. До сих пор для меня самое страшное — не поесть. У меня у самой двое детей, и не дай Бог они останутся одни и будут голодать. Причем за что бы я ни взялась, в голове перво-наперво включаются эти мысли.

«Лара, у тебя гангрена…» 

Через три года Лариса попала в аварию. Аня попросила старшую сестру поехать на озеро за раками, потому что отчим не хотел присматривать за ней в одиночку. Лариса согласилась и села вместе с ними на мотоцикл. Девушка запомнила только бешеный сигнал машины — она даже не успела обернуться. 

— Открываю глаза и понимаю, что лежу на трассе. Вокруг много людей, смотрю — а я вся в крови. Пытаюсь встать с левой ноги, становлюсь на кость и теряю сознание. Дальше помню частями. У меня в двух местах был перелом свода черепа, шок первой степени. Мама пришла позже: «Лара, у тебя гангрена. Ногу надо ампутировать, иначе можешь умереть. Решай». А я помню вытяжку, в ноге какие-то спицы… Боли такие страшные, что мне уже было все равно: «Отрезайте что хотите. Я не могу это терпеть». Мне кололи разные препараты, я не очень хорошо понимала, что происходит. Просыпаюсь после операции — хочу в туалет. Откидываю простыню и вижу, что у меня нет ноги. Просто не передать, что почувствовала в эту секунду… 

Когда сказали, что будет ампутация, я подумал: «Слава Богу». Как жить с протезом ноги
Подробнее

Лариса ждала, что в больницу придет ее молодой человек, и без конца спрашивала у подруги: «Ну где же Сергей, почему его нет?» Оказалось, его уже уговаривали, а он решился навестить только через неделю.

— Думаю: «Боже, как же я сейчас покажусь? Это же моя первая любовь». Мы раньше просто за ручку держались — и уже дыхание перехватывало… Вылетаю из палаты в длинном халате, на костылях. Вижу, он, бедолага, мнется. Кричу ему, счастливая: «Привет!» — «Привет, Ларис, ну ты как?.. Ларис, ну я же тебе ничего не обещал». Отца потеряла, с матерью ссоримся, а теперь и его нет… Никогда не забуду это состояние.

Из больницы ее выписали через месяц. Ночью Лариса просыпалась и по привычке вставала с левой ноги: билась об пол костью, от боли в голове «пестрили мультики». С двумя костылями она не могла донести даже кружку или тарелку, управляться с одним научилась позже. Ходить на учебу тоже было непросто, особенно в гололед — костыли разъезжались в разные стороны. Часто незнакомые люди, видя, как Лариса «гребет» по аллее к остановке, брали ее под руку. 

— Ты идешь на костылях, все поворачиваются — юбка длинная… Сейчас мне смешно, а тогда я не знала, что делать. Взяла теплые женские колготки, набила туда тряпок. На рынках продавались легкие турецкие сапоги: натянула такой сапог на свою «ногу», закрепила его изнутри булавками и пошла на костылях. Неудобно, зато с двумя ногами! 

Лариса. Фото: Екатерина Уварова

Культя долго не заживала, потому что операцию сделали неправильно. Протез у Ларисы появился через девять месяцев — девушка была в ужасе от того, насколько больно он натирал. Помогла встать на ноги подруга Ирина: каждый день после школы брала ее под руку и водила по улице. Лариса падала, разбивала все в кровь, плакала и думала, что никогда не научится так ходить. Но Ирина поблажек не давала: «Лариска, соберись». 

— Больше полугода я не могла принять себя. Как зарабатывать на еду? Кто теперь меня возьмет замуж? Как жить вообще?

Вокруг находились «доброжелатели», которые помогали моим тараканам в голове плодиться еще больше. От каждого встречного слышала: «Ах ты, девочка бедная… цепляйся, держись». Но были и те, кто меня поддерживал. Прошу друзей подать мне кружку, а они: «Лар, встань, возьми сама». Или еще: «Так, пошли с нами на дискотеку». Глянь, у меня ноги нет, а они со мной так, думала я тогда. Но благодаря им я действительно поверила в себя.

А дома по-прежнему продолжались скандалы с мамой и ее мужем, поэтому Лариса старалась бывать там как можно реже: пропадала в гостях у подруги, работала на рынке, а потом училась в финансово-экономическом колледже. Знакомые стали жалеть сестер и помогать им едой.

«Твою маму нашли мертвой» 

Лариса была на практике в финотделе, когда ей неожиданно позвонила соседка: «Твою маму нашли мертвой…»

— Для меня это очень больно, как бы плохо мы с ней ни общались в последнее время. Месяца через три после аварии этот мужчина ее бросил. Смотрю, день его нет, два, три. Сейчас я могу ее понять… Она не привыкла быть одна. Когда ушел папа, она страдала, но рядом была бабушка — близкий человек, который поддерживал. Бабушка умирает, и она находит вот этого, а потом и он бросает. Мама просто не знала, как выкарабкаться. Кто сообщил моему папе о ее смерти, не знаю. Он забрал мою сестру прямо из школы — мы даже не успели поговорить. Я прихожу в нашу квартиру, а там — гробовая тишина. Страшно безумно. Плакала, просила отдать Аню, но он как будто не слышал: «Не занимайся глупостями. Кто ты такая? Я отец. Ну, а ты?» С тех пор у меня огромный страх одиночества. Я боялась ночевать в пустой квартире и переехала жить к маминой подруге. 

Фото: Ирина Кушнир

Деньги на похороны помогли собрать знакомые. Чтобы справиться с долгами, Лариса перевелась на заочное отделение и пошла работать — бывший мамин однокурсник предложил место бухгалтера-кассира у себя в компании. С Аней она увиделась только спустя полгода, но заметила, что та ее сторонится.

Еще через полгода Ларисе позвонил директор школы: «Пожалуйста, заберите сестру. Ваш папа с семьей уехал в отпуск, ее бросил, она предоставлена сама себе».

— Вот так Анютка вернулась ко мне. Она была моим смыслом жизни. Мне кажется, я никогда и не жила для себя. С Анютой я шла в бой: нам надо зарабатывать на еду, Ане надо учиться… Не дай Бог ее кто-то обидит — я вгрызалась, как тигрица. Главное, мы были вместе и худо-бедно выкарабкивались. Папа приезжал, но очень редко. Деньгами он нам никак не помогал. Я попросила его написать отказ от сестры, чтобы я хотя бы могла получать субсидии от государства. Он согласился. Как-то раз говорю ему: «Пап, нам тяжело, мы не справляемся, я вот еще долги за квартиру не заплатила». А он мне: «Лара, ты взрослая, тебе 18 лет. Учись жить по средствам». Конечно, много обид… Но он мой отец, и я его люблю. Были периоды, когда мы совсем не общались, и я счастлива, что общаемся теперь, ведь у меня больше нет никого. И Бог с ним, что он нас оставил.

«Я открыла глаза и поняла, что не смогу встать с постели»

Окружающие называли Ларису инвалидом и одноногой. Принять себя она смогла не сразу. Чтобы доказать свою полноценность, девушка пыталась делать то, что человеку на протезе не под силу, например, училась танцевать. 

Женя «Рыжий»: Брейк-данс без ноги
Подробнее

На Ларису обратил внимание молодой человек, вскоре они поженились. Впереди ее ждали 23 года непонимания и нескончаемых ссор. 

— Я была накормлена, одета-обута. Но в силу разных взглядов это была не жизнь. Никакого уважения, понятие «мы» отсутствовало вообще: «Я обеспечиваю, я даю, я делаю, а ты вот неблагодарная». Уходила с маленьким сыном к соседям или к сестре, у которой уже была своя семья. Но спустя два-три дня муж просил прощения, что-то покупал, и я оттаивала. Многие говорили: «Лариса, ты что, как так можно жить?» Ну я же не голодная! А это — перерастет, сгладится, я прощать умею… А как же бросить? Я не потяну ребенка. 

Фото: Сергей Омшенецкий

Вскоре друзья перестали реагировать на звонки.

— Я не могу, опять скандал…

— Лар, ну ты же туда возвращаешься.

Ларисе тогда казалось, что ее просто не понимают. Все чаще она чувствовала себя плохо. Гуляла в парке с ребенком и задыхалась так, что могла потерять сознание. Холодели руки, начиналась тахикардия, накатывал страх. 

— Ты бегаешь по врачам, сдаешь анализы, а тебе говорят, что ты здорова. Ну как же здорова, если мне кажется, что я умираю? Однажды случился приступ, который меня не отпустил, и тогда врачи прописали таблетки. Я думала, что после них отправлюсь вслед за мамой. Когда меня подняли на ноги, врач сказал: «Я не знаю вашего образа жизни, но то, что с вами происходит, — это полное истощение нервной системы. У вас астено-невротический синдром с паническими атаками». 

Все знакомые без конца твердили, что так жить больше нельзя: «Подумай о детях». К тому времени она родила дочь, хотя многие недоумевали, как с такими отношениями Лариса решилась на второго ребенка. Кто-то вообще называл ее сумасшедшей.

Фото: Анастасия Клеменкова

— Я понимала, что у меня есть дети, что их надо накормить, но в остальном я потеряла интерес к жизни. Просыпаюсь утром, смотрю в окно: люди идут, солнышко светит, а я ничего не чувствую. Звонит сестра: «Ларис, я присмотрела такое платьице!» Ну платьице, ну колечко, ну поездка в Таиланд… И что?

«Трогаю — только бинты, а ноги нет». Как после аварии и реанимации Арсений стал чемпионом и тренером
Подробнее

И мне стало страшно, я начала искать какое-то занятие, потому что с такими мыслями просто нельзя. Устроилась на вторую работу бухгалтером в магазине, выучилась тейпированию и сняла кабинет в салоне красоты. Финансово у нас с мужем не было ничего общего, всегда все делили на «твое и мое». 

Лариса записывалась на консультации к психологам. Все до одного, слыша ее историю, советовали собрать вещи, уйти жить хоть в лес и только потом обращаться к ним. Она же с упрямством доказывала: «Ребята, у меня двое детей, ну я же не справлюсь». 

— Полтора года назад я открыла глаза и поняла, что не могу встать с постели. Попыталась опереться на руку, но руки не слушались. Легче стало только на второй день. Психологически человека можно убить и похоронить. Я осознала, что мне уже все равно и что надо что-то менять. Но как же страшно… От одной мысли о разводе у меня холодело все… 

Фото: Мария Ревега

«Какая модель? Мне уже внуков нянчить пора!» 

Подруга давно повторяла: «Лариса, ты же фотогеничная, возьми попробуй, сейчас же все нестандартно». 

— Я на нее смотрю… «Ну ты что? В своем уме? Мне 41 год, уже внуков нянчить надо!» Да я носила все по пятки. Мне внушили, что я инвалид, что мое «уродство» нужно скрывать. Вспоминаю, как сидела у моря в юбке до пят. Мне было так обидно, что все купаются, а я… И это длилось больше 20 лет! И так она меня полгода уговаривала. Я не чувствовала радости жизни. Три работы — это хорошо, но тяжело физически. Нужно было что-то делать, чего никогда не делала раньше, и разрывать семейную жизнь. Но у меня был лютый страх. 

В ночь перед ампутацией я пообещала никогда не жалеть себя
Подробнее

Думая о словах подруги, Лариса все-таки начала искать фотографа в Instagram. «Здравствуйте, я Лариса, мне 41 год. Я хочу попробовать себя в роли нестандартной модели. Возможно, у вас есть желание меня поснимать», — писала она разным людям и сразу стирала. Так продолжалось неделю, пока не оставила одно сообщение девушке по имени Екатерина, и та откликнулась.

— Первая съемка была ужасной в том плане, что я ощущала себя непривычно. Уже собиралась все закончить с мыслями: «Да ты что, сумасшедшая? Куда ты пришла?» Очень тяжело мне это далось. Представляете, у меня финансовое образование, я вовсе не творческий человек. Но успокоилась, взяла себя в руки: раз ты сделала шаг, надо продолжать. Потом Катя позвонила и спросила, может ли она опубликовать мои фотографии. Я говорю: «У себя публикуйте. У меня — нет» (смеется). Катя их выкладывает и делает ссылку на мой личный аккаунт, рабочего тогда еще не было. И вы знаете, мне начинают писать фотографы, мне начинают писать люди с просьбой рассказать свою историю! Я вообще сначала не поняла, как мне себя вести. Но я почувствовала огромную радость, ведь я попробовала что-то новое, и все получилось. Значит, я могу! И я постепенно стала соглашаться на съемки. Мне это безумно понравилось! 

Отправляя сыну свои первые фотографии, Лариса тихо смеялась: «Ребенок скажет, что мать вообще дернулась». В ответ получила восторженное сообщение: «Мама! Круто!»

— Я наконец увидела, что я не одинока. Раньше было страшно остаться одной, потому что не брала в расчет детей. Они же дети, ну что они могут? Но после того, как мне ответил сын, чувство неполноценности и мысли о том, что я хромая калека, ушли. Мои дети меня очень поддерживают. Приехав домой после очередных съемок, я сказала мужу, что хочу развестись. Этот шаг был одним из самых трудных, но я о нем не жалею.

Фото: Елена Нестерова

Благодаря фотосессиям Лариса поверила в себя, этим летом она первый раз в жизни купила шорты — в них и пришла на работу. Коллеги, привыкшие к ее длинным юбкам, оторопели. 

— Не по возрасту? — вопросительно посмотрела она.

— Лариса Сергеевна… Бомба! 

Сейчас она уверена, что в 43 года жизнь только начинается.

— Выхожу в обед прогуляться, а у меня плечи расправляются от взглядов прохожих. Спустя 26 лет я больше не стесняюсь, мне это нравится! Я очень рада, что все так сложилось, и благодарна людям, которые в меня поверили. Единственное, сейчас мне нужно восстановить свое здоровье. Чем дело закончится — не знаю. Но я знаю, куда идти и чего я хочу. С учетом того, что я все-таки еще помню о том, что я бухгалтер! Но с каждой съемкой, с каждым знакомством я чувствую себя востребованной, я чувствую себя личностью! У меня появились желания и цели. Я хочу поехать отдохнуть, купить красивое платье, сходить в кино. А раньше… поехать на море? Что там делать? Ну море… Сегодня шла на работу и первый раз рассмотрела в снеге снежинки. Ну почему я раньше всегда видела только белую массу? Для меня это было так удивительно… Ну снег же не поменялся!

Фото: Сергей Омшенецкий

Я работаю всю свою жизнь, никогда не было дня, чтобы я сидела дома, кроме декретного отпуска. Но теперь я хочу не бежать на три работы, потому что мне надо заплатить за репетитора дочке и купить еды. Я хочу бежать на одну работу, от которой буду получать радость и которая будет приносить мне деньги. Прежде работа никогда не приносила мне удовольствие. Только спустя годы понимаешь, что думать, делать и говорить одно и то же — это большое счастье. Я благодарна Богу, что так сложилось и что я иду в этом направлении. Уверена, у меня все должно получиться. Нет, не так. У меня все получится!

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.