Ростовская область стабильно входит в топ-5 регионов с наибольшим количеством заболевших с начала второй волны коронавируса. В городской больнице №20 погибли за один день 13 пациентов с ковидом. По данным местных СМИ, это случилось из-за перебоев с подачей кислорода. Правительство считает эту информацию фейком, а министр здравоохранения России Михаил Мурашко поручил провести проверку. «Правмир» разбирается, что происходит в регионе.

С 16 октября в Ростовской области снова ввели прежние ограничения. Общепиту запретили работать после 22:00, а людей обязали носить маски. Работодателей призвали перевести максимально возможное количество сотрудников на «удаленку». 

Средний суточный показатель инфицированных вырос со 180 в конце сентября до почти 300 в октябре. Ростовская область стала регулярно занимать первое место по число зараженных из нестоличных регионов. При этом несколько дней подряд региональная статистика расходилась с федеральной. Так, 20 и 21 октября, по данным стопкоронавирус.рф, в Ростовской области заразились 353 и 305 человек соответственно. По данным регионального минздрава — 290 и 292. 

Правительство области призвало верить своей статистике. Губернатор Василий Голубев же заявил, что к весенним ограничениям возвращаться не хочет. Ситуацию заметно ухудшил ряд скандалов, произошедших за последнюю неделю.

21 октября ростовское издание 161.ру со ссылкой на собственные источники сообщило, что в горбольнице №20, переоборудованной под ковидный госпиталь умерло 13 пациентов за день. По данным СМИ, это связано с дефицитом кислорода в больнице.

В России зафиксировали рекордную суточную смертность от ковида. Что это значит?
Подробнее

Начальник регионального пресс-центра по мониторингу ситуации с коронавирусом Сергей Тюрин поспешил назвать информацию о нехватке медицинского кислорода и связанных с ней смертях фейком. В горздраве отметили, что она не соответствует действительности. Заместитель главы Ростова по социальным вопросам Елена Кожухова заявила, что смертей пациентов по причине перебоев и аварийных ситуаций с подачей кислорода не было. Высказался и губернатор Ростовской области Василий Голубев.

«Я сегодня уже послушал доклады и главы администрации Ростова, и заместителя. Меня интересовало, был ли факт непоставки кислорода. Такого факта, по докладу, не было. Это означает, что руководители муниципалитетов, в данном случае – Ростова, не должны ждать никаких звонков с объяснениями, а сами быстро включаться и опровергать фейковую информацию, если она такова. Нужна быстрая реакция и точная информация. Подчеркиваю: точная и правдивая», — заявил глава региона.

Информация дошла и до Кремля. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков в беседе с журналистами назвал информацию о гибели пациентов в Ростове-на-Дону «очень тревожной», но выразил надежду, что региональные власти «произведут необходимые разбирательства».

В министерстве здравоохранения области отвечать на вопросы корреспондента «Правмира» отказались.

«К этому нельзя подготовиться»

Российский юрист Екатерина Гордон у себя в инстаграме попросила связаться с ней всех, кто в курсе ситуации и пообещала провести собственное независимое расследование и опубликовать его итоги. Гордон написала обращение на имя Владимира Путина, в котором потребовала отправить в отставку губернатора региона Василия Голубева и министра здравоохранения Татьяну Быковскую. Днем ранее издание «Подъем» сообщило, что Быковская находится в отпуске. 

При этом министр здравоохранения уже почти год является фигурантом уголовного дела о превышении должностных полномочий, продолжая выполнять свои должностные обязанности. Перед отпуском она заявила журналистам, что ситуация с ковидом в Ростовской области катастрофическая.

Гордон потребовала тщательного расследования и, ссылаясь на собственные источники, написала, что кислород для больницы закупался у единственного поставщика — ООО «Оксиген», а Быковская не дала организовать альтернативное производство ради собственной выгоды. Аналогичное обращение получил глава правительства Михаил Мишустин, министр здравоохранения Михаил Мурашко и главы всех силовых ведомств.

Нам удалось поговорить на условиях анонимности с одним из врачей городской больницы №20, который работает в «красной зоне». По его словам, большая часть пациентов умерли не из-за недостатка кислорода, а из-за необратимых осложнений. Остальные были из реанимации, это очень тяжелые больные. Источник утверждает, что сейчас во всех больницах крайне тяжелая ситуация. 

Коронавирус, «красная зона». Я это пережил
Подробнее

— Обстановка ухудшается с каждым днем. Люди до сих пор не верят в коронавирус и не соблюдают меры предосторожности. Сейчас стало поспокойнее. Благодаря открытию новых больниц мы справляемся. Пока их не открыли, людей было просто некуда класть. В реанимации тяжелых очень много. Никто не забыл купить кислород. Просто из-за количества больных случился сбой. Да, я понимаю, это страшно, но к такому количеству людей было нельзя подготовиться. Многим говоришь, что им не нужен кислород, потому что сатурация в норме, а они все равно сами включают аппарат. Я не защищаю наше здравоохранение, но здесь палка о двух концах. Люди действительно умерли, но из-за кислорода умерло три или четыре человека. Остальных уже просто физически нельзя было спасти. При этом в нашей больнице одни из самых адекватных условий для врачей. У нас есть защита. И респираторы, и маски, и СИЗы.  Каждую неделю мы сдаем мазки. Без них нас не допускают к работе, — рассказывает врач.   

Собеседник утверждает, что настоящая катастрофа происходит с лекарствами, а не с кислородом. Их не хватает во всех больницах. Врачам приходится их искать самим, что-то покупают сами родственники. Печальная ситуация складывается и в поликлиниках, откуда врачи массово увольняются из-за нагрузок.

«Там умирают люди»

Слова терапевта из горбольницы №20 косвенно подтверждаются историей ростовчанки Арины. В начале октября ее 52-летний дядя оказался с пневмонией в больнице №7, которую недавно переоборудовали под «ковидарий». В течение восьми дней он находился в палате с больными коронавирусом, а на следующий день после возвращения домой скончался.

Несколько дней температура у пациента не спадала. По словам Арины, он буквально горел. Скорая ехала к ним два дня. В ходе регулярных переговоров с оператором семье объяснили, что сами не знают, каким образом происходит распределение. Из-за наплыва зараженных бригаде говорят, куда везти больного практически в процессе. Фельдшеры не знают, в какую из переполненных больниц им придется везти человека. В больницу едет один сопровождающий с больным, где они стоят в пробке из таких же скорых и ожидают, когда им сделают компьютерную томографию (КТ). На нее пускают по одному.

КТ показало правостороннюю пневмонию, но Михаила, дядю Арины, отправили в отделение с коронавирусом, несмотря на отрицательный тест. Его оставили в больнице. В течение восьми дней мама девушки передавала своему брату в больницу еду и воду. Однажды удалось передать ему телефон, но он сбросил звонок. Семья до сих пор думает, что врачи запрещали больным пользоваться связью, чтобы те не рассказали об условиях в стационаре.

«В какой-то день мама приехала передать воду, а ей нянечка сказала забирать его скорее, пока он не подхватил ковид, потому что все лежат вместе. Мы попросили его забрать домой. В выписке написали, что все хорошо, и он в порядке. Дали снимки, на которых все в порядке, хотя как за неделю вылечить человека от тяжелой пневмонии… Его там не кормили. Когда его вынесли, он был практически труп. Заплесневевшую еду вернули в контейнерах. Бутылки с водой были запечатаны. Судя по всему, ухода не было вообще никакого. Только следы от капельниц. Там две нянечки на 80 пациентов, как нам сказали… У него было страшное обезвоживание, ссохлись губы. Мы привезли его домой, он чуть не плакал и умолял не отдавать его обратно в больницу. Ночью следующего дня он умер. Мы до сих пор не верим, что это его снимки. И их там 12 таких. Самое страшное, что там по-прежнему умирают люди», — говорит Арина.

Заместитель главврача горбольницы №7 по организационно-методической работе отказалась отвечать на вопросы корреспондента «Правмира» по телефону. При этом она отметила, что в больнице все хорошо.

«Это военное время»

Корреспонденту «Правмира» удалось пообщаться и с медсестрой из ЦГБ Ростова-на-Дону. Марина (имя изменено по просьбе источника) рассказала, что пока больница держится хорошо. Она утверждает, что лекарств, аппаратов ИВЛ, СИЗов и кислорода в ЦГБ в достатке. По ее словам, отделение, в котором она работает расширялось уже трижды, и ресурсы для последующего расширения пока есть, потому что количество пациентов растет с каждым днем. 

Девушка отметила, что уже видела несколько коек в коридоре, но пока это единичные случаи. Ситуация с пробками из скорых у приемного отделения не отличается от остальных больниц. Машины долго стоят и ждут своей очереди у въезда. 

При этом она пожаловалась на непростые условия работы для медперсонала. Многим сотрудникам приходится работать на полторы ставки.

«Привез отца с ковидом в стационар, приняли через 6 часов». В Кузбассе очереди в больницах, а медиков не хватает
Подробнее

— Медсестры и врачи заходят в «красную зону» на 4 часа трижды за сутки. Сейчас работать медперсоналу стало легче. Во-первых, похолодало. Летом было невыносимо жарко в СИЗ. Во-вторых, мы привыкли к ограничениям и расцениваем этот период как военное время. Начальство стимулирует сотрудников работать на полторы ставки тем, что не платят КТУ (Коэффициент трудового участия. — Примеч. ред.) тем, кто работает на ставку. То есть они помимо выплат получают голый оклад, который сам по себе очень маленький, — говорит Марина.

В области ситуация не менее тяжелая. Еще один скандал разразился в Кагальницком районе. Внучка одной из пациенток Кагальницкой ЦРБ рассказала изданию «Подъем», что ее бабушка пролежала в одной палате с умершим человеком в течение 12 часов.

В правительстве региона эту информацию тоже назвали фейком. «Надо понимать что при наступлении клинической смерти проводятся реанимационные действия, которые занимают до 30 минут, после того оформляется документация и тело передается на вскрытие», — объяснил телеканалу «Дон ТР» главврач больницы Иван Наплеков. 

Антонина (имя изменено по просьбе собеседника) рассказала, что это не единственная проблема районной больницы. Она перенесла ковид и на ранних этапах своего заболевания лежала там. 

«Пролежав 4 дня я потратила 6 тысяч на лекарства. Весь список медикаментов, которые мне выписали, я купила за свой счет», — вспоминает женщина.

Вопросы о ситуации с пациенткой, которая якобы провела 12 часов в палате с умершим человеком, и об оснащении больницы, в частности, о ситуации с аппаратом ИВЛ, мы попытались задать главврачу МБУЗ ЦРБ Кагальницкого района Ивану Наплекову. Он отказался комментировать ситуацию. «Правмир» подготовил запрос в Минздрав Ростовской области и ждет ответа.

При поддержке Фонда президентских грантов

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.