– Каждый день 11 июня мы садимся рядышком с матушкой на диванчик, включаем старенькую аудиокассету с нашим венчанием и слушаем, как поет хор – певчие из двух храмов: она пела сначала в одном храме, затем в другом. И регенты давно обещали, что на ее венчание совместят два хора в один. Все, конечно, удивились.

А на венчании у нас пели больше 25 человек, – протоиерей Виктор Низамов говорит о своей жене Наталье так, как будто она рядом, в настоящем времени. Наталья умерла в августе этого года. Они прожили вместе 26 лет, родили десять детей.

Детям тяжелее, чем мне

Три года назад Наталье диагностировали рак. Обследования, операции в Москве, лечение. Супруги верили, что болезнь отступит, за нее молились в разных уголках страны – об исцелении. Сейчас отец Виктор говорит, что благодарен и за эти три года, которых могло не быть. Благодарен за все годы, что провел рядом с любимой женой.

Последние месяцы матушка лежала, так что все труды легли на плечи отца Виктора и детей. Быт – это не только приготовить, постирать, но и присмотр за хозяйством, покормить кур, накормить и подоить коз, еще огород – все, что помогает большой семье выжить. А еще – постоянная забота о любимой маме, – ночью около нее дежурил отец Виктор, днем – старшие девочки. Трудное время, но мама была еще здесь, рядом, и это поддерживало. А потом мамы не стало…

Отец Виктор с женой Натальей и детьми

– Детям, наверное, еще тяжелее, чем мне, – говорит отец Виктор. – Мою любимую я знал 26 лет из 46, а они у нее росли под сердцем. Она – мама. Я всячески пытаюсь помочь, совместить папу и маму, хотя часто вспоминаю слова известной песни о том, что папа мамой не может быть. Младшие ночью могут прибежать и лечь под бочок, на мамино место. Я всегда готов обнять любого ребенка. Никогда не отвлекаюсь на какие-то дела при этом.

Бежит ребенок: «Папочка!» – всё внимание сразу на него, всё сразу к нему.

Старшие осознанно стараются поддержать малышей. У шестилетней дочки – три старших сестры: Ксюша, 24 года, Леночка, 17 лет, и Танечка, 15 лет. Мы стараемся. Я верю, что с Божьей помощью справимся. Важно, что дети верят: мама их видит, мама с нами. Если один ребенок говорит: «Помните, когда мама еще была…», другие наперебой поправляют его: «Что ты говоришь? Мама с нами и сейчас». 

Сейчас, кроме службы, главное для меня – дети, потому что я для них теперь и папа, и мама в одном лице – самый близкий и родной человек.

Отец Виктор с детьми за столом

Непростым в бытовом плане для отца Виктора оказалось планирование – то, без чего большая семья не может функционировать. Наталья до последнего старалась быть организующим началом – кому какую одежду нужно, кого на какой кружок, для кого из детей в данный момент актуален тот или иной вопрос. Только подготовить к школе младшую дочку она не успела, не было сил, хотя до этого всех детей готовила сама, и педагоги всякий раз хвалили, насколько подготовлены и развиты дети. 

Кстати, из десяти детей четверо закончили музыкальное отделение Ростовской школы искусств, двое – художественное и один – семиклассник – заканчивает на будущий год. А еще Наталья училась на педагога по английскому и помогала детям с этим предметом. Сейчас детям приходится заниматься с репетитором.

– Сколько раз матушка прошла все учебные программы! Теперь мне приходится звать ребят: показывай дневник, что у нас на завтра, какие уроки?

Сейчас с отцом Виктором живут восемь детей. У старшего сына Андрея своя семья. Иван учится в университете и живет в общежитии, Виктор закончил Ярославский колледж искусств. Аленушка и Танюша учатся в педагогическом колледже в Ростове. Старшая дочка, Ксения, после окончания политехнического колледжа ухаживала за мамой, сейчас помогает по дому и ищет работу. Трое младших сыновей – Алеша, Серафим и Николай – учатся в 7-м, 5-м и 3-м классах и усердно помогают папе по хозяйству. Учатся доить коз, кормят их, поливают огород. Самая младшая, Иришка, на будущий год пойдет в школу. Все дети в маму талантливы, часто непонятно, куда ребенка определить – на музыкальное отделение или на художественное – всё нравится, всё получается.

«Пока не могу смотреть семейное видео»

Каждый год семья уезжала к морю: десять лет назад удалось купить коробку недостроенного дома у Азовского моря, со временем вставили окна, сделали крышу, полы. Даже в этом году, после похорон, отец Виктор принял решение, что детей надо везти на неделю к солнцу – они духовно и физически устали, помогая ухаживать за мамой, испытали потрясение потери, а впереди – учебный год, труды и заботы.

Удастся ли поехать на следующий год – непонятно. Старый верный двадцатилетний «Соболь» разваливается на глазах, в этом году приходилось по дороге несколько раз останавливаться для ремонта. А машина нужна многодетному священнику не только для поездок на море раз в год…

«После химии муж ехал на работу, он очень любил жизнь». Как живет мама семерых детей после потери супруга
Подробнее

Но на просьбу рассказать о насущных бытовых нуждах отец Виктор говорит: «Ничего, с Божьей помощью справимся». В очередной раз повторяет:

– Вы, главное, не забудьте написать, как мы благодарны всем, кто поддерживал нас во время болезни супруги, всем, кто горячо молился за нее, кто молится за нее сейчас.

Отец Виктор говорит, что чувствует присутствие матушки рядом, что они справятся, что детям тяжелее… Но даже по тому, как он говорит, изо всех возможных сил стараясь держать себя в руках, понятно, как глубоко его горе.

Отец Виктор с детьми у храма

– Я понимаю, что должен сохранять мужество, ведь на меня смотрят дети, и им важно, чтобы папа держался. Поэтому мысли о том, что я остался без моей половинки в прямом смысле этого слова, заставляю от себя отгонять, чтобы не затянуло в пучину уныния. А мысли приходят – и в храме, в алтаре, и во время панихид, бывает это перед крестом на кладбище… Я знаю, что потом мы встретимся с ней, когда – знает только Господь. Сейчас моя задача – быть рядом с детьми, – рассказывает отец Виктор. – Множество наших фотографий и видео из путешествий, особенно с голосом – я избегаю сейчас включать. Мне тяжело было бы услышать сейчас ее голос, живой голос. В доме все напоминает о ней. Я и не стремлюсь, чтобы дети забыли маму. Это недопустимо, просто нужно делать, чтобы это было не так остро, по возможности смягчить тяжесть утраты.

Отец Виктор с женой

Восемь дней знакомства – и свадьба 

Предложение отец Виктор сделал через восемь дней после знакомства. Тогда он был не священником, а студентом музыкального факультета университета в городе Усть-Каменогорске в Восточном Казахстане. Он увидел Наталью на клиросе – она была помощником регента…

– Как-то шли мы с Наташей по улице, она говорит: «Посмотри, какой красивый домик». Решили узнать, что в нем находится, подошли поближе, написано: ЗАГС. Я предложил: «Давай посмотрим, как он работает», – улыбаясь, вспоминает отец Виктор. – Нам было по 20 лет, оба студенты, молодые. Я ее уже ждал. Раньше не раз спрашивал у отца, видя, что родители живут в любви и уважении, как понять, что встретил «половинку». Ведь у папы это получилось.

«Ты узнаешь. Когда узнаешь, держи ее руками, ногами, зубами, чтобы не упустить», – отвечал отец.

Принять предложение на восьмой день знакомства для кого-то покажется верхом легкомысленности. Но про Наталью такого не скажешь. Основательный и ответственный человек, она за неделю знакомства проверила по друзьям и знакомым информацию о молодом человеке, который стал за ней усердно ухаживать, а также наводящими вопросами узнавала у него – что он думает о семье, рождении детей.

В день свадьбы

Отец Виктор рос в семье, где воспитывалось трое детей, а его мама была старшей из семерых детей. Наталья – первая из пятерых детей. 

– Мы друг другу почти идеально подошли, – говорит отец Виктор. – Она уважала моих родителей. Я люблю и уважаю ее родителей, для меня они тоже – пример. Тестю, отцу пятерых детей, никогда не было зазорным, например, встать и помыть посуду. Любимую тещу я зову «бабушкой МЧС», потому что сколько у нас детей ни рождалось, супруга – в роддом, а теща сразу к нам. И мы в одной упряжке: и за детками смотрим, и порядок наводим в ожидании мамы с очередным младенцем. А всего у нее – пятеро детей, 21 внук и пока одна правнучка! 

С бабушкой и дедушкой

Споры с супругой, конечно, возникали, чаще по поводу воспитания, но мы же знали, что семья – навсегда, и поэтому быстро искали компромисс. 

На свадьбе одна гостья внимательно на нас посмотрела, что мы такие молодые студенты, и сказала слова, которые я запомнил на все 26 лет: «Смотрите, людей не насмешите». Потом для себя я понял: речь о том, что можно стать посмешищем не для людей только, а для падшего ангела. Когда семья распадается, кто этому рад? Понятно, кто. 

Для меня примером всегда были и есть мои родители. Во-первых, все вопросы они решали за закрытыми дверями. А если промелькнет напряжение, папа ручки сложит, как зайчик, и говорит: «Не ешь меня, серый волк». Мама заулыбается, и всё, напряжение сразу куда-то пропадает. Всё можно решить без каких-то острых углов. 

О том, что у него родился сын, Виктор узнал, когда сидел на занятиях в университете. Какие после такой новости занятия – не бежал, летел к роддому. 

Сыновья на колокольне

На дворе стояли девяностые, Казахстан стал отдельным государством, и жили тогда там, как и во всех странах бывшего Союза – трудно. Но молодые супруги – студенты, получали стипендию, оба пели на клиросе, и еще Виктор работал учителем музыки, да еще помогали родители. Вскоре семья переехала в Россию, сначала в Алтайский край, город Бийск, а потом уже и в Ростов Великий.

– Еще в Казахстане наш настоятель начал говорить о том, что хорошо бы мне пойти в семинарию, – вспоминает протоиерей Виктор. – То же самое говорил и настоятель Успенского собора в Бийске, где мы с женой пели на клиросе. А в Ростове Господь дал мне встретиться с настоящим старцем – игуменом Борисом (Храмцовым). Он при первой встрече сразу этот вопрос решил: положил передо мной лист бумаги, ручку и говорит: «Пиши прошение на имя архиерея». 

Диплом получала уже с пятью детьми

Первое время в Ростове Низамовы жили в доме, который купили себе родители Натальи, потом от храма им выделили жилье – дом без удобств, где семья прожила восемь лет, а потом, постепенно, удалось построить свой собственный. 

Пока быт не устоялся, было непросто, одно время даже хлеб не покупали, а пекли сами, потому что считали, что так получается дешевле.

Глава семейства подрабатывал кочегаром. Договаривался со сменщиками, брал ночные смены, они брали дневные. Днем в семинарию – учиться, в субботу, воскресенье, в праздники службы, – на клиросе. А по ночам две ночи через две или ночь через ночь – работал в котельной. 

В 1999 году отец Виктор поступил на заочное отделение в Московскую семинарию, а Наталья – в Ростовский педагогический колледж на очное музыкальное отделение. Поступила, будучи мамой троих детей, а окончила в 2003-м уже с пятью. Девочки, которые родились как раз во время учебы мамы, сейчас учатся в этом колледже. 

Дети появлялись с разницей полтора – два с половиной года. Наталья, чтобы младшие дети не ревновали к младенцу, перед роддомом обязательно заезжала с мужем в магазин и покупала младшим игрушки. А возвращаясь уже с новым членом семьи, эти игрушки вручала: «Это вам от маленького подарки!» Кстати, в роддоме к Наталье относились с симпатией и на выписке всякий раз неизменно говорили: «Приезжай к нам еще!»

«Я огорчил тех, кто думал, что я сопьюсь». Две истории многодетных отцов, переживших смерть жен
Подробнее

– Известие о том, что у нас будет еще ребенок, для нас всегда было радостным, – говорит отец Виктор. – Когда уже перестали у нас пеленки сушиться, дети стали говорить: «Папа, соскучились по пеленкам. Что же – у нас в семье больше не будет малышей?» 

Вспоминаю, как рождались дети: как только супруга чувствовала под сердцем очередного младенца, мы все очень радовались и готовились принять Дар Божий. Иногда удивлялись, глядя на детей: «Когда? Откуда они все взялись?» Вспоминаются евангельские слова Спасителя о том, что, когда жена рождает младенца, приемлет муки, потому что пришел час ее, но когда родит, уже не помнит мук от радости, потому что человек родился в мир.

Я повторяю детям, особенно старшим, слова старца Паисия Святогорца: «Лучшее поминовение усопших родителей – это праведная жизнь детей». Мне хочется, чтобы они это сердцем приняли и свою жизнь соизмеряли с этим. И, как бы мне ни было больно, я доверяю Господу и искренне говорю: слава Богу за всё!

Фото: Анастасия Кириенко и из личного архива

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: