У Владимира Шиманова из Барнаула опухоль мозга. После операции его состояние оставалось тяжелым, его выписали домой — «на долечивание». Родных у него нет, кроме 72-летней сестры. Когда она попросила положить брата в отделение паллиативной помощи, его увезли в приют для бездомных «Успех». Он на тот момент уже находился в стадии ликвидации, а его руководитель была осуждена.

Владимир Шиманов до болезни жил один в селе Курьинского района в Алтайском крае.

— Временами мы созванивались, однажды он ответил заплетающимся голосом. На вопрос — «Ты пьяный?» — обиделся и положил трубку, — вспоминает его сестра, 72-летняя Мария Асламова.

Приехав в село, она увидела, что брат лежит на кровати. Тот обрадовался ей, пытался что-то сказать и не смог. С этого дня начался их больничный марафон.

— Я привезла его в Барнаул. Сначала врачи думали — инсульт, потом выяснилось, что это опухоль в голове, четвертая стадия, — рассказывает Мария Михайловна. — Перед операцией в краевой клинической больнице нам давали шансы 50 на 50. Мы с братом решились, и, к сожалению, нам не повезло…

Из краевой больницы пациента выписали на «долечивание по месту жительства с неблагоприятным прогнозом».

— Володя ведь даже ходить толком теперь не может, не то что печку растопить, и сознание стало другим — как у ребенка.

В тот же вечер нашла телефон горячей линии паллиативной помощи, мне посоветовали прописать брата у себя и написать заявление на имя главного врача с просьбой оставить его на долечивание в Барнауле. Я так и сделала, — рассказывает Мария.

Вскоре после этого Владимира Шиманова перевели в неврологическое отделение больницы № 8.

«Мне уход не по силам, помогите»

— Я испугалась, когда пришла его навестить, — вспоминает пожилая женщина. — Брат был привязан к кровати, потому что вел себя неспокойно, что-то рвал, лез на стены.

Врачи сказали, что через неделю Мария должна забрать брата домой.

— Меня пугало его состояние, я боялась, что не справлюсь, — говорит Мария Михайловна. — В тот вечер я снова позвонила на горячую линию.

«20 тысяч человек останутся на улице без еды и медпомощи». Директор приюта — о бездомных и карантине
Подробнее

На следующий день она написала заявление в больницу с просьбой перевести Владимира Шиманова в паллиативное отделение. В конце добавила, как советовали консультанты: «При контакте с ним я поняла, что дальнейший уход мне не по силам. Живу одна, 72 года, инвалид».

По словам Марии Аслановой, заведующему неврологией ее заявление не понравилось.

— Он говорил, что брата взяли по договоренности и сейчас я всех врачей подвожу, — вспоминает она. — Я в растерянности молчала. На следующий день медсестры рассказали, что врач звонил в приют и брата переводят туда. Я думала, речь идет о хосписе. В больницу приехал молодой человек из этого учреждения. И двух пациентов, одним из которых был мой брат, загрузили в его машину.

Владимир Шиманов. Фото Марины Дремовой

Марию насторожило, что брата перевозят не на скорой:

— Я спросила у этого парня, можно ли мне поехать, сопроводить? В ответ услышала категоричное: «Нет». Это встревожило меня еще больше. Вечером позвонила сыну: «Поедем, проверим, как дядю Володю устроили».

Запах мочи, теснота и тараканы

Когда они приехали к зданию на улице Телефонной, их долго не пускали.

— Я настаивала, что я — родственница, что хочу помочь приюту, только тогда открыли дверь, — рассказывает пенсионерка.

Зайдя внутрь, она ужаснулась: постели стояли почти вплотную, на них — измученные, перепуганные люди.

— Брат лежит на кровати, в ногах у него кто-то сидит. В помещении — стойкий запах мочи. Включила свет, тараканы по стене гурьбой… Мне сказали, что пациентов распределяют, что четверых сразу привезли. Когда вышла на воздух, у меня была истерика. «Завтра заберем», — пообещал сын. Всю ночь промучилась, — вспоминает Мария Михайловна.

На следующий день она увезла брата домой, заплатив тысячу за сутки проживания.

Владимир дрожал, показывал кулак в сторону каменного здания, в несвязной речи угадывалось — «Спасибо, что забрали».

Уже дома пенсионерка узнала, что еще в мае 2019 года в «Успехе» прошла доследственная проверка. Она состоялась после сюжета телеканала «Катунь». По жалобе соседей журналисты приехали в приют и увидели 15 стариков в антисанитарных условиях, на некоторых кроватях даже не было матрасов.

После проверки в отношении руководителя приюта Ларисы Ягофаровой возбудили два уголовных дела по статьям «Мошенничество» и «Кража». 11 марта 2020 года Ягофарову приговорили к 4 годам заключения с отбыванием наказания в колонии общего режима. При этом наказание отсрочили до того времени, как ее младший ребенок достигнет 14 лет.

Ла­ри­са Яго­фа­ро­ва на заседании суда. Фото: Олег Укладов / tolknews.ru

«Договоров с частными приютами у нас нет»

Получается, что больного Владимира Шиманова отправили в приют для бездомных уже во время следствия. Как это могло случиться?

— Это не вина лечебного учреждения, — заявила «Правмиру» Жанна Вахлова, начальник отдела организации медицинской помощи Министерства здравоохранения Алтайского края. — Видимо, было решение родственников. Никаких договоров лечебных заведений с частными приютами нет. Просто могут возникнуть ситуации, когда одинокий человек в больнице, никто его оттуда не забирает и мы должны принять какие-то меры… Либо мы соцзащиту об этом уведомляем, либо появляются какие-то родственники.

В управлении соцзащиты в свою очередь тоже говорят, что не сотрудничали с приютом. Заместитель министра соцзащиты Александр Репин в официальном ответе Марии Аслановой сообщает, что после проверки «Успеха» в 2019 году руководству был назначен административный штраф в 10 тысяч рублей.

Из письма также следует, что с 14 января 2020 года «Успех» находится в стадии ликвидации.

Может быть, в самом приюте объяснят ситуацию? Тем более, перед судом Лариса Ягофарова во всеуслышание объявляла, что учла ошибки и теперь заведение будет открытым, даже говорила «спасибо» журналистам. Но корреспонденту «Правмира» так и не удалось войти в учреждение. 

«Был я юридически неграмотный». Пенсионерка, учитель и бывший заключенный – как попадают в ночлежку
Подробнее

А как остальные?

Забрав в феврале брата из «Успеха», 72-летняя пенсионерка ухаживала за ним дома.

— На месяц приезжал родственник из Кемерова, мы по очереди дежурили в кресле рядом, — рассказывает женщина.

За это время Мария Михайловна похудела на восемь килограммов.

— Сын нашел адрес нового пансионата в другом районе, съездил, посмотрел условия — все прилично. Мы собрали 30 тысяч — это плата за месяц. Как дальше быть, не знаю, — растерянно вздыхает сестра Владимира Шиманова.

Еще говорит: как вспомнит тех бездомных в странном приюте, так на душе тяжело.

— А как остальные? Я-то забрала братика, а их, бедолаг, видимо, некому, — плачет она. — Сколько беспомощных больных отправляют умирать в их одинокие сельские дома…

Фото: ru.sputnik.kg

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.

Как сделать так, чтобы дети и подростки полюбили читать?

Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: