Крымск: Работа волонтеров завершается – священник Филипп Ильяшенко

Крымск восстанавливается вторую неделю. В город прибыл епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон и 50 семинаристов. Один из лагерей волонтеров, который стихийно возник в первые дни после чрезвычайной ситуации в Крымске, во вторник вечером покинул центральную площадь города и переехал на новое место. В городе активно работают представители МЧС, военные и социальные работники.

О визите владыки, причинах переселения волонтеров и новых рабочих задачах рассказывает священник Филипп Ильяшенко:

– Как прошла встреча владыки Пантелеимона, какие решения были приняты?

– Вчера ночью в Крымск прилетел владыка Пантелеимон. После долгого пути на автобусе, который три раза ломался, прибыли 50 семинаристов из духовных школ Московского региона.

Владыка Пантелеимон встретился с заместителем министра по ЧС Александром Чуприяном. Были оговорены некоторые вопросы текущего взаимодействия, и предполагаемого в будущем. Также он встретился с вице-губернатором Краснодарского края Галиной Золиной, на встрече с  которой были обговорены возможности адресной помощи Церкви пострадавшим.

Он посетил пункты размещения пострадавших и прошел по городу.

Затем он посетил штаб помощи потерпевшим, активно участвовал в его работе, внес предложения по модернизации его работы.

– Чем будут заниматься семинаристы?

– Семинаристы были размещены в одном из волонтерских лагерей в центре Крымска. Сегодня часть работает на приеме и отправке гуманитарной помощи, другая часть помогает в наведении порядка в затопленном Казанском храме, и большая их часть, почти половина, работает на том месте, где по городу шла вода, на разборке завалов и уборке домов.

– Расскажите о переселении волонтеров из центра города? Почему власти настояли на этом, и в какой форме это было сделано?

РИА Новости: фото предоставлено пресс-службой администрации Краснодарского края

РИА Новости: фото предоставлено пресс-службой администрации Краснодарского края

– Что касается волонтеров, можно сказать следующее. В городе собрано в общей сложности 20 тысяч работников МЧС и солдат срочной службы. 15 тысяч социальных работников ходят по городу с утра до вечера, общаются с населением, фиксируют их нужды, оформляют документы и обрабатывают информацию, осуществляют социальную помощь. Населения в городе 65 тысяч жителей, сейчас здесь более 35 тысяч – часть разъехалась. Также здесь находятся 5-6 тысяч волонтеров (официально зарегистрированы 2-3 тысячи). Получается, что на троих оставшихся жителей приходится примерно два помощника. То есть государство объявило и реализует свои возможности по части помощи пострадавшим.

В этом смысле волонтерская деятельность становится здесь небезусловной. Смысл в ней был, когда дающих рук не хватало, а протянутых рук было очень много. Теперь руки уже не тянутся, речь идет о бумагах, о глобальных вопросах – недвижимое имущество, восстановление жилья – это то, что не могут осуществлять волонтеры. В городе моют и чистят дома, тяжелую технику, но сейчас потерпевшие делают это в основном сами. Конечно, волонтеры могут помогать, но это становится уже второстепенным.

Лагерь, который был стихийно организован в центре города, собирает в себе представителей различных политических идеологий и взглядов. Этот лагерь не санкционирован, там не ведется регистрация прибывающих людей – разумеется, это вызвало у местной администрации желание его прикрыть.

Я не хочу сказать, что этих людей надо выгонять. Но им предложили поселиться в зарегистрированный волонтерский лагерь, он находится в пяти минутах ходьбы от центра города, ближе к храму и штабу помощи и ближе к району затопления, чем этот, несанкционированный, в центре города, в самом лучшем сквере – на газонах они там стоят.

Фото: www.dp.ru

Фото: www.dp.ru

И, конечно, волонтеры, которые переселятся в муниципальный лагерь, попадут под определенный режим. Там законы, там дисциплина, выдаются наряды, которые они должны выполнять. Если нам нужны люди, мы сами пишем заявку в этот лагерь, и нам выдают их на конкретные цели, а не так, что кто куда захотел, тот туда и пошел.

И я должен отметить, что волонтерская фаза – завершается.

– Но, кажется, волонтеры не очень довольны переселением, почему они обижены?

– Вчера к нам подошла группа волонтеров, которая попросилась на постой к нам сюда, в наш лагерь. Они стояли в центральном сквере. Оттуда их выгоняет администрация. Они начали «за здравие»: вот, мол, мы приехали, помогаем, стоим, нас выгоняют, теперь неизвестно, где стоять – за городом, тащиться невесть сколько, жарища, комарища, голое поле, ничего нет, там мы стоять не можем. Потом они добавляют, что виноваты не они, а какие-то их националисты, которые начали свары, у них там какие-то разборки… То есть вопрос в том, что выгоняют потому, что начались у них какие-то драки.

Я еще раз подчеркиваю, что лагерь – несанкционированный, самостоятельный. Никакой необходимости стоять именно там нет. Конечно, они недовольны – стояли в центре города, между трех кафе, в скверике очень уютном, рядом с администрацией, с МЧС, со всем, чем хочешь – и тут их выгоняют куда-то.

Но сейчас, когда численность госработников и волонтеров стала сопоставима с количеством жителей, не может не быть какой-то организации. Иначе, вы понимаете – молодежь стоит, там драка, там пьянка. Хотя, к тем, с кем я говорил, у меня никаких претензий нет.

– Что за митинг произошел в городе, кого задержали на 15 суток?

– Что касается митингующих, которые выступили с какими-то заявлениями, то, насколько мы располагаем оперативной информацией, несанкционированный митинг был разогнан, а двое из трех действующих лиц – это люди, которые находились в федеральном розыске, и, скорее всего, будут задержаны более, чем на 15 суток.

И, знаете, мы пережили московскую осень и зиму, и я скажу: хватит уже! Хватит митингов и истерии – возьми лопату и помогай людям. Не можешь лопатой, приходи к нам, мы тебе дадим пакет, ты его в руки отдашь пострадавшему. Хватит митинговать, давайте работать уже!

– Не грозит ли выселение церковным волонтерам и священникам?

– Нет, нам это не грозит. Мы общаемся с вице-губернатором, с замминистра МЧС, он был у нас. Офицеры МЧС приходят нам помогать, пожарные службы, которые откачивают воду, ездят по нашим заявкам и обедают у нас. Для администрации мы – один из самых организованных лагерей. У нас, конечно, не военная дисциплина. Но есть регистрация волонтеров, регистрация заявок, доставки и отгруза гуманитарной помощи. Поэтому я думаю, что об этом речи быть не может.

С другой стороны, мы понимаем, что наша фаза, наше здесь пребывание активное и содержательное подошло к концу.

Сейчас мы раздаем то, что пришло и приходит сейчас. То, что будет приходить дальше – волна будет продолжаться – можно будет разобрать местными силами, наше пребывание будет уже не нужно.

– Еще раз – про эпидемии? Какова ситуация с заболеваниями?

– Никакой эпидемии нет и не было – это паникеры, которые первыми здесь оказались, рассказывали страсти и ужасы. Конечно, когда 30-40 тысяч погибших животных, скота, птицы, надо соблюдать осторожность. Если ты будешь лезть в грязь, пить грязную воду – есть опасность если не эпидемии, то кишечных расстройств точно. Мы пьем только бутилированную воду. Но на солнце 55, в тени 34, воды в источниках нет. Мы все тут моемся под душем, вся администрация, и начальство, и МЧС, и губернатор – все пользуются местной водой, и ничего такого страшного ни с кем не было. Просто надо соблюдать элементарные меры предосторожности. Мыть руки перед едой. У каждого есть гель антисептик. Мы его капаем на руки перед едой, неделю тут живем, и никаких проблем пока не было.

Читайте также:

Крымск: Результаты работы видны, но ее объем огромен

Церковь и Крымск: что происходит?

Вести из Крымска: безнадежности уже нет

Последствия трагедии в Крымске глазами очевидца (+ФОТО)

Священник Филипп Ильяшенко: Церковь первая откликнулась на трагедию

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: