«Бессмертный полк» давно уже стал неотъемлемой частью празднования Дня Победы. В США эти шествия, как правило, проходят заранее, поскольку 9 мая здесь – обычный рабочий день. Главное шествие прошло в Нью-Йорке. Среди более чем двух тысяч участников были реконструкторы из штата Пенсильвания, входящие в клуб «193-я стрелковая дивизия»: не только наши соотечественники, но и рядовые американцы, не имеющие никакого отношения к бывшему Советскому Союзу. Объединяет их интерес к истории СССР времен Великой Отечественной войны.

193-я стрелковая создавалась дважды. Сначала еще до войны – в марте 1941 года в Киевском особом военном округе, первый бой она приняла уже через 6 дней после начала войны. Однако в конце 1941-го ее пришлось расформировать в связи с полной потерей личного состава.

Второе рождение дивизия получила в мае 1942 года в тогда Чкаловской, а ныне Оренбургской области. На сей раз она воевала до самой Победы, ее бойцы участвовали в Сталинградской и Курской битвах, в операции «Багратион», освобождали польские города Данциг и Штеттин (ныне Гданьск и Щецин), форсировали реку Одер. В июне 1945-го 12 ее представителей прошли по Красной площади с Парадом Победы.

Именно этим периодом истории дивизии и занимаются реконструкторы из Пенсильвании. Участие в «Бессмертном полку» они считают важным элементом своей деятельности.

«Я не думаю, что для меня эта акция имеет столь же глубокое значение, как для русских, но я считаю ее важной, поскольку таким образом мы сохраняем память о ветеранах, которые победили фашизм и отстояли нашу свободу. Я хочу отдать им дань уважения», – говорит президент клуба «193-я стрелковая дивизия» Роберт Белл.

Его коллега по подразделению, уроженец Узбекистана Сухроб Асипов, уже десять лет живущий в США и реконструкцией увлекшийся именно здесь, отмечает, что многие американцы во время шествия подходят и интересуются, что это такое. «Они все понимают и относятся очень дружелюбно», – говорит он.

Роберт – или просто Роб, как он сам себя называет – воссоздает образ старшины, а иногда становится политруком. Сухроб представляет старшего лейтенанта. Они рассказывают людям, чем занимались их герои. В частности, Белл свою роль как политрука видит в том, чтобы быть офицером-наставником для военнослужащих.

«У реконструкторов в США существует два вида мероприятий. Одно – это так называемая «живая история» (living history) – это такая интерактивная площадка. Мы ставим лагерь, показываем артефакты, люди задают вопросы, а мы отвечаем», – рассказывает Асипов.

Кроме того, существуют тактические занятия, которые привлекают наибольшее внимание зрителей, поскольку именно там реконструируются реальные боевые действия. Сухроб сравнивает их с армейскими учениями. «Выдаются холостые патроны, сценарии, что мы или фашисты занимаем какую-то деревню… Все это соответствует бывшим в реальности боевым действиям. Я бы сказал, это тактическая игра наподобие воинских учений», – говорит он.

Неужели кто-то хочет быть «фашистом»

Реконструкторы, занимающиеся фашистской армией, в США тоже есть. «Естественно, в тактике участвуют и наши противники. Без них подобные мероприятия были бы невозможны», – говорит Сухроб, с улыбкой отвечая на вопрос о том, неужели кто-то из американцев хочет быть фашистом.

По его словам, это вовсе не говорит о неонацистских взглядах людей или их увлеченности фашистской идеологией: просто им нравится заниматься этим периодом германской истории. «Например, мой друг занимается историей «Голубой дивизии», состоявшей из франкистов, которые вступили в германскую армию и воевали под Ленинградом», – рассказывает он.

У ребят из 193-й есть свои «друзья-противники» из одного из старейших в США реконструкторских клубов, который существует уже более 40 лет. Они даже скинулись и сделали себе настоящую немецкую самоходку, которую возят теперь на мероприятия.

Мы проверяем все патроны

У «наших», между прочим, с настоящей техникой тоже все в порядке. Например, Белл владеет винтовкой Мосина – Нагана М91/30, карабином Мосина – Нагана М38 и еще несколькими стволами. В роли старшины на полевых мероприятиях он обычно носит пистолет-пулемет Судаева ППС-43.

Естественно, на фестивале все это оружие стреляет только холостыми патронами и в обычной жизни находится под тщательным контролем. «Перед каждым сражением у нас проходят занятия по безопасности, мы проверяем все патроны. Реконструкторы должны следовать четким правилам, например, никогда не направлять оружие прямо на другого человека, не разряжать его с близкого расстояния», – рассказывает Роберт.

У Сухроба имеется автомат Калашникова. На вопрос о том, не сказывается ли то, что одноименный концерн в США находится под санкциями, он усмехается: «С этим проблем нет. Правда, был момент, когда американские продавцы советского оружия немного взвинтили цены на этом фоне».

Кстати, о ценах. Собрать рядового красноармейца в США совсем недешево. Обычный комплект хорошей формы, произведенный в Харькове или в Минске, практически один к одному с оригинальной, стоит 300 долларов. Элементарная винтовка Мосина – еще 200 долларов. Полный комплект красноармейца с зимним и летним обмундированием на два периода войны – до 1943 года и после него, скорее всего, обойдется в сумму чуть меньше 1000 долларов.

История войны покрыта большим слоем мусора

Тем не менее, цена не отпугивает энтузиастов, которые занимаются реконструкцией. Ими движет интерес к истории и желание рассказывать людям правду. По их словам, это помогает найти ответы на многие вопросы.

«Занятия реконструкцией важны потому, что значительная часть истории просто утрачивается: ветераны уходят, и мы теряем первоисточники, откуда могли бы почерпнуть правду о тех событиях», – считает Белл. По его убеждению, задача реконструкторов – сохранение этого наследия и памяти о людях, которые внесли вклад в нашу свободу.

Сухроб Асипов сетует на то, что сейчас люди в бывших советских республиках начинают помнить про День Победы за неделю до и заканчивают через неделю после него. По его словам, после развала СССР на историю Советской армии было наброшено много мифов и легенд.

«История Великой Отечественной войны сейчас покрыта очень большим слоем мусора, которого не было. И я занимаюсь реконструкцией для того, чтобы открыть глаза даже не американцам, а нашим людям, которые живут здесь», – объясняет он.

Есть люди, которые относятся к реконструкторам надменно, называя их ряжеными клоунами, которые ничего не знают. Однако даже короткого общения с ними достаточно для того, чтобы понять: это движение – не профанация, его участники хорошо знают то, чем занимаются.

«Для занятий реконструкцией надо хорошо знать историю. Мы ее изучаем и делимся знаниями с другими. Это очень интересно», – говорит Асипов.

Язык, холодная война и Вторая мировая

Роберт Белл считает, что в американских школах историю преподают недостаточно хорошо, и реконструкторы в меру сил стараются восполнить эти пробелы.

«Дети сейчас, к сожалению, гораздо больше узнают из видеоигр и фильмов, где кое-что является правдой, но многое – нет. Конечно, это неплохо для того, чтобы поддержать первоначальный интерес, но затем нужно вникать в книги и документы, которые содержат реальную информацию. Но, к сожалению, молодежь сейчас редко ходит в библиотеки», – говорит он.

В свое время Роб занялся изучением русского языка и истории холодной и Второй мировой войн. Погружение происходило именно в такой последовательности: сначала язык, потом холодная война, потом Вторая мировая.

«Я всегда интересовался историей, и мне важно было понять, почему вещи происходят так, а не иначе. Многие из этих «почему» уходят корнями во времена холодной войны, а «почему» из того времени ведут ко Второй мировой. Изучать те периоды мне важно для правильного понимания того, что происходит сейчас», – говорит Белл.

Американский реконструктор считает, что в США люди, в основном, знают о роли своей страны в победе над фашизмом и совершенно не понимают, какую цену за нее заплатил Советский Союз. «Я даже не могу описать словами, насколько велика была эта цена, и считаю очень важным для себя объяснить людям, что Вторая мировая война – это не только высадка союзных войск в Нормандии и битвы в Африке», – говорит он.

Белл считает пережитком холодной войны бытующее в Америке мнение о том, что Гитлера победили США. Он уверен, что жесткое противостояние заставляло искать любые методы для поднятия престижа в глазах собственных народов и всего мира. При этом Роберт напоминает, что Соединенные Штаты хоть и не вступали в войну долгое время, но помогали союзникам техникой, топливом и продовольствием.

На этот же фактор обращает внимание и Сухроб Асипов, который считает, что без американской помощи Советскому Союзу победить было бы труднее. «Война – не только героизм солдат, но и ресурсы. Американцы поставляли нам технику, ту же тушенку. Это упростило наш путь к победе. Благодаря этой помощи кто-то у нас просто не умер с голода», – считает он.

История любви

У Роберта Белла есть личная история, связанная с «Бессмертным полком». На шествии в Нью-Йорке в прошлом году он отважился сделать предложение своей невесте – Триш Де Армонд, и та согласилась.

«Я бы не стал спрашивать, если бы не знал ответа», – с улыбкой отвечает Роб на вопрос о том, боялся ли он, предлагая избраннице руку и сердце.

О своих намерениях Роб заранее известил организаторов марша, и те дали согласие. «Мне хотелось, чтобы этот шаг запомнился на всю жизнь», – рассказывает он.

https://www.facebook.com/natalia.slavina/videos/1695061237242974/

Год назад о поступке Роба рассказали по телевидению. Кто знает, может, со временем эта история станет такой же знаменитой, как и легендарная фотография Альфреда Эйзенштадта «День Победы над Японией на Таймс-сквер», на которой запечатлен американский моряк, целующий девушку, одетую в белое платье.

Белл, кстати, видит определенные параллели между своим предложением и историческим снимком. «И эти люди, и мы с Триш отмечали окончание войны, которое ознаменовало собой самые счастливые времена в жизни человечества», – говорит он.

Пока молодые только помолвлены, свадьба состоится примерно через год. А тем временем Триш приобщается к реконструкции и ей это нравится. В тактических сражениях она не участвует, зато во время мероприятий рассказывает о роли женщин во Второй мировой войне.

Дмитрий Злодорев, Вашингтон

Фото предоставил Роберт Белл

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: