«Мама, не пиши обо мне в фейсбуке»

|
Родители, которые пишут о своих детях в социальных сетях, скоро столкнутся с проблемой – они неожиданно нарушили права своих детей на неприкосновенность личной жизни. The Well рассказывает о новой проблеме в родительстве.

Недавно ученые попросили детей и их родителей перечислить правила по использованию технологий, которых, по их мнению, должны придерживаться в их семье.

В большинстве ситуаций родители и дети были едины: не набирать текст за рулем, не сидеть в телефоне, когда кто-то хочет поговорить с тобой. Но было одно неожиданное правило, которое родители упомянули гораздо реже, чем их дети. «Не публикуй ничего обо мне в социальных сетях без моего разрешения».

То есть никаких снимков спящих на заднем сиденье детей. Никаких постов о сложностях с домашней работой. Победный снимок после футбольной игры? Возможно. Грустная история о битве, которая только что произошла над корзиной с грязным бельем? Ни за что.

Ответы показали «действительно интересный разрыв», говорит глава исследования Алексис Хиникер из Университета Вашингтона. Она вместе с учеными из Мичиганского университета изучила 249 пар родитель-ребенок в 40 штатах и обнаружила, что дети от 10 до 17 очень обеспокоены тем, как родители делятся информацией об их жизни в интернете, причем гораздо сильнее, чем их родители.

Дети в 3 раза чаще, чем их родители, говорили, что должны существовать правила о том, что родители могут показывать в социальных сетях.

Такие сайты, как фейсбук и инстаграм, теперь присутствуют в современной жизни семей. Многие (если не большинство) молодые родители размещают фото младенца в течение часа с момента его рождения, а некоторые сами создают аккаунты в соцсетях для своих детей. Обычно для того, чтобы делиться информацией и фотографиями с семьей, но иногда для фотографий модно одетых и красиво сфотографированных сыновей и дочерей.

Первые дети фейсбука (запущен в 2004 году) еще не подростки, а первые дети инстаграма (2010 год) едва пошли в начальную школу, поэтому родители только начинают узнавать, как их дети относятся к цифровой записи их ранних лет. Но все более очевидно, что наши дети вырастут сначала в тинейджеров, а затем и во взрослых, которые хотят контролировать свою цифровую личность.

Фото: unsplash

«Когда эти дети будут достигать совершеннолетия, они будут видеть цифровой след, оставшийся от их раннего детства, – говорит профессор и замдиректора Центра по делам детей и семей в Университете Флориды Стэйси Штайнберг. – Большинство нормально отнесется к этому, но у некоторых возможны проблемы».

Некоторых детей и подростков волнует не только то, чем их родители делились в прошлом, но и то, что они публикуют сейчас. «Мне на самом деле не нравится, когда мои родители постят мои фотографии в своих соцсетях, особенно когда я обнаружила, что на них подписаны некоторые из их друзей», – говорит 14-летняя Майси Хоффман.

«Особенно это относится к отцу. Он не всегда спрашивает у меня разрешения, чтобы опубликовать мое фото, поэтому я немедленно отворачиваюсь и спрашиваю, собирается ли он опубликовать его. Или я обнаруживаю свои фото, потому что мой друг увидел их в его инстаграме, и я вынуждена просить отца удалить это».

Родители других детей также могут стать проблемой для ребенка, который хочет контролировать то, как он появляется в интернете. Мать троих младших школьников Венди Брэдфорд рассказала, что во время поездки классом в зоопарк ее дочь «пряталась, когда видела телефоны, потому что не хотела, чтобы ее фотографии были опубликованы в фейсбуке».

«Я точно знаю людей, чьи родители публикуют вещи, которые они бы не хотели видеть в интернете. В 8-м классе у нас была девушка, чья мама в 4-м классе создала профиль в YouTube, чтобы показать, как она поет, – написала мне по электронной почте 15-летняя Изабелла Айо. – В один из последних месяцев средней школы наш одноклассник спел песню в классе, и все истерически смеялись над этим».

Эти первые сообщения родителей сохраняются не только в интернете, но и в воспоминаниях детей – и их темы не выглядят неловкими в будущем. Сын моей подруги (которая попросила меня не упоминать ее имя) годы спустя все еще упоминает посты о его разборчивости в еде, которые она писала, когда он был моложе.

Но такая информация – о проблемах с питанием, приучении к горшку и истериках, – именно то, что может быть ценным. «Дети получают выгоду от сообщества, созданного, когда их родители могли делиться этими историями», – говорит Стэйси Штайнберг. Эти посты о придирчивости в еде могли помочь моей подруге найти решение или, возможно, способ спокойно переносить поведение, которое ребенок в конце концов перерос.

Когда родители делятся в интернете своими проблемами, они не видят, что делятся не только подробностями своей жизни, но и личной жизнью своих детей.

Как обществу, считает Стэйси Штайнберг, нам «нужно найти баланс между правом родителей делиться своей историей и контролировать воспитание своего ребенка и правом ребенка на неприкосновенность частной жизни».

«Родители часто вторгаются в цифровую личность ребенка, но не потому, что они хотят навредить, а потому, что они не осознают потенциальный охват и долговечность информации в сети», – говорит Стэйси Штайнберг.

Фото: unsplash

В целом и родители, и дети согласны, что предпочтительнее делиться позитивными изображениями, событиями и новостями, а не негативными, отмечает соавтор исследования и профессор в Школе информации Университета Мичигана Сарита Шоенбек. Родители также могут учитывать возможности поиска и охват формата (хотя они постоянно развиваются). Например, у твита о ребенке, который ест хлопья только в красной тарелке, меньше шансов вновь появиться, чем у видеозаписи истерики, размещенной на YouTube. Ищете совета или сочувствия по проблеме в поведении? Опустите фото и имя ребенка, чтобы ограничить поиск в будущем.

Я иногда вижу колебания своего 14-летнего сына, когда хочу снять его в какой-то смешной момент, но у нас дома есть правило – не публиковать изображения кого-либо без его согласия. Это доверие означает, что я получаю эти откровенные снимки, а он сохраняет свою цифровую личность нетронутой.

Источник

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Иногда на службе кажется, что каждый на своем месте стоит, где и всегда
Что тяжелее всего для волонтера, который работает с безнадежным ребенком

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: