24 сентября депутаты всех четырех фракций Госдумы рассмотрели проект заявления палаты в защиту религиозных чувств верующих всех религий. Какое значение имеет этот документ? Является ли он предвестником каких-либо изменений в законодательстве?

Инициативу парламентариев комментирует раввин Михаэль Едвабный, советник и представитель главного раввина Москвы и президента конференции европейских раввинов раввина Пинхаса Гольдшмидта по межрелигиозному диалогу:

В таком законе неизбежно возникают моменты, которые могут быть использованы недобросовестными юристами для того, чтобы не только не защитить чувства верующих, но и подвергнуть еще большим нападениям.

Например, если по телевидению будет транслироваться Утреня Страстной Пятницы, текст которой содержит совершенно конкретное осуждение действий евреев за то, что они не приняли в качестве Мессии и осудили на смерть Иисуса, то священник, совершающий это богослужение, может быть осужден за оскорбление религиозных чувств иудеев.

С другой стороны, бурное веселье и определенные моменты богослужения в праздник Пурим (День памяти спасения евреев от уничтожения персами при царе Артарксерксе и его завистливом визире Амане. События описаны в библейской книге Есфири — М. С.) в традиционно православной стране во время, когда идет Великий Пост, будет оскорблять религиозные чувства православных христиан.

Понятно, что ни один священник в Страстную Пятницу и ни один раввин в Пурим не ставят своей задачей оскорбить чувства верующих. Они исходят из канонов религии, по которой живут. Но каждый раз поиск причины, побудившей человека совершать то или иное действие, задевающее религиозное чувство другого, дает возможность недобросовестному или злонамеренному юристу использовать этот закон для ущемления прав верующих, а не для их защиты.

Кроме того, уже существуют 282 статья Уголовного кодекса, предусматривающая ответственность за разжигание межрелигиозной и межнациональной ненависти, 2 ч. 213 статьи Уголовного кодекса, предусматривающая ответственность за хулиганство по мотивам религиозной и национальной ненависти, 2 ч. ст. 214 (вандализм по мотивам ненависти и вражды). Предполагаемая статья об оскорблении чувств верующих, в отличии от них, находится в опасной близости от понятия «свобода слова».

Свобода слова является одним из основных прав человека, равное для носителей любых вероисповеданий. Мы бы вообще не хотели, чтобы появлялся закон об оскорблении чувств верующих, дабы не возникло лишней возможности ущемления прав человека. Если же его все-таки соберутся вносить, он ни в коем случае не может относиться к уголовному кодексу — наказание за его нарушение может быть только административным.

Читайте также:

Нужен ли России закон о защите прав верующих? — ОПРОС

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.