Годы мучений, анализы, процедуры и вот – долгожданная беременность. Ребенок родился, но мама погрузилась в тяжелейшее состояние – неужели и в самом деле ей было «не дано» стать матерью? Почему, так тщательно готовясь к зачатию, женщина оказывается не готовой к будням с малышом и проблемам, которые с появлением младенца только начинаются. Можно ли избежать послеродовой депрессии, рассказывает психотерапевт Вера Якупова. 

Примечание редакции: в этой статье не рассматривается религиозный и нравственный аспект проблемы экстракорпорального оплодотворения, речь идет о свершившейся ситуации беременности и рождения ребенка после долгого бесплодия и ее психологических особенностях. Проблеме ЭКО посвящены другие публикации «Правмира», мы также вернемся к ней в следующих статьях.


Бесконечные анализы, операции, искусственный климакс, инсеминации, массажи, криопротокол, два неудачных переноса. Четыре с половиной года мучений. Третий перенос, долгожданная беременность. Чудо. Из одного эмбриона – два. У нас будут близнецы. Победа, скоро получу свою награду, мои страдания закончатся. 

На 32-й неделе – кесарево сечение. Я проваливаюсь в черную дыру, хочу умереть, улететь навсегда на другую планету без обратного билета.

Десять дней детской реанимации, еще месяц в патологии. Одна с двумя полуторакилограммовыми младенцами. Жизнь вмиг закончилась. Впереди – ничего. Кто-то готовится к Новому году, а я в больнице. Проклятое сцеживание, лактостаз, неинфицированный мастит. Я никогда не выйду отсюда. Дети отняли у меня все. А ведь мы с мужем их так хотели.

Целыми днями реву. Не могу контролировать себя, ничего не хочу, только умереть. Наконец, мы дома. Еще месяц не могу прийти в себя. Ищу поддержку. Нахожу ее в интернет-сообществе среди таких же несчастных. Оказывается, у меня послеродовая депрессия. Общение помогает, конечно, но после родов прошло почти полгода, а у меня все еще бывают жесткие откаты с ненавистью к себе, своему телу, непринятием материнства и себя в новой роли. Может быть, когда-нибудь я смогу насладиться материнством, понять, кто я теперь?


Казалось бы, удачное ЭКО гарантия радостного и здорового материнства. Бесплодная женщина не просто мечтает о ребенке, ради этого она делает с собой невозможное. Неужели депрессия может возникать на фоне такой беременности? 

Вера Якупова

– Бесплодие – довольно сложная тема. Есть ощущение, что раз столько усилий сделано, чтобы забеременеть и родить, значит, люди точно очень хотят иметь ребенка. Все это кажется залогом прекрасного родительства. Увы, только кажется. 

Как показывают исследования, у бесплодия есть как физиологические, так и психологические факторы. А за желанием родить ребенка при бесплодии могут стоять очень разные потребности и конкурирующие мотивы. Совсем не обязательно, что мотив будет направлен на ребенка и заботу о нем. Иногда это может быть, например, желание укрепить отношения с супругом. 

Когда я проводила исследование в Центре планирования семьи им. Кулакова, большой процент пациенток отделения ЭКО были жительницами Северного Кавказа (Дагестана и Чечни). В этих республиках, где по сей день существует традиционная мусульманская культура, материнство сильно меняет статус женщины. У жены и матери очень разное положение и степень влияния в обществе, власть. Для таких женщин родить ребенка – не просто стать мамой, это главным образом смена положения в семье, изменение социального статуса. 

Я сталкивался с историями, когда такие женщины были замужем всего год-два, детей не было, у окружающих это вызывало серьезные вопросы. Свекровь могла в открытую искать новую невестку своему сыну. Нравы на Кавказе довольно суровы. 

В более светском обществе мы слышим лишь отголоски подобного отношения. Однако все, кто прошел через бесплодие, признаются, что сталкивались с вопросами, в том числе от малознакомых людей: «Ну что, когда дети? Почему не рожаете, вы случайно не чайлдфри?»

– Сама процедура ЭКО как-то влияет на развитие депрессии?

– Как простой фактор она ни на что не влияет. По риску послеродовой депрессии при ЭКО – существенных различий со спонтанными беременностями нет. Небольшой сдвиг статистических данных связан с другими вещами, например, чем больше время ожидания ребенка, тем выше риск развития депрессии.

Что же значимо и играет роль в развитии послеродовой депрессии?

– Например, идеализация материнства, которая происходит при долгой истории бесплодия. «Я так долго к этому шла, такое преодолела, значит, все будет замечательно. Я буду лучшей мамой на свете, дети – это абсолютное счастье». Но идеализация по сути есть отвержение реальности. Это крайний полюс нашего отношения.

Мы знаем, в материнстве соседствуют как трудности, так и радости. Когда человек отказывается замечать одну из сторон (не принимает сложности, которые могут возникнуть), идеализирует вторую, он создает почву для депрессии. Все неожиданное мы переносим с трудом. Даже ребенку, которого ведут к стоматологу, родители стараются рассказать, что будет происходить в кабинете зубного. Это позволит смягчить стресс, который он испытает. Игнорирование и идеализация не помогают психологически подготовиться к переменам. Несовпадение ожиданий с реальностью становится питательной почвой для любой постродовой депрессии и депрессии вообще.

Вторым значимым фактором является сдвиг мотива на цель, как говорят психологи. Конечным мотивом в родительстве является ребенок и отношения с ним. Когда есть сложности с тем, чтобы забеременеть, женщина невольно переносит внимание на процесс беременности. Концентрируясь, перестает думать о том, что может быть дальше. 

В рисуночной методике исследований, которую я проводила в Центре планирования, отсутствие перспективы родительства проявляется очень ярко. Я просила забеременевших после долгой истории бесплодия женщин изобразить будущее – «я и мой ребенок». Не всегда и не у всех, конечно, но часто в рисунках моих респонденток ребенок вообще не присутствовал.

Они настолько сосредоточены на вынашивании и родах, что процесс заботы о младенце пропадал из их поля зрения.

Бывает, процесс заботы просто не интересен женщине. Причем это касается и женщин, способных легко забеременеть. Факт материнства для них имеет значение, а процесс заботы – нет. Такие женщины изображают детей уже выросшими, идущими с букетом и портфелем в школу. 

Фото: unsplash

Есть у депрессии и третий фактор. Нехватка ресурса. Так много сил и времени (часто люди идут к своей цели десятилетиями) было положено на долгожданную беременность и роды, а тут вдруг цель достигнута. Думалось, что на этом мучения закончатся, но проблемы только начались. Например, оказывается, надо заботиться о младенце каждый день, и не один месяц, но сил-то уже нет. Многие пары признаются: «Мы прошли вместе эти десять лет сложных попыток и манипуляций, но брак распался, потому что оказалось, что ребенок – это не то, чего мы ждали и хотели». 

Четвертый значимый фактор – тяжесть лечения и чувство тревоги. Сложными могут оказаться не только многочисленные попытки забеременеть, выносить и родить. Опыт перинатальных потерь на поздних сроках у женщин бывает чудовищным. Любая неудачная беременность эмоционально переносится крайне тяжело. От историй, через которые женщинам пришлось пройти, порой стынет кровь. С каждой новой беременностью тревога закономерным образом нарастает, становясь общим фоном и почвой для депрессии. 

«Сцеживалась, рыдала, а потом отшвырнула ребенка». Есть ли образцовые матери, которых это не коснется?
Подробнее

Существует психологический механизм защиты: боясь что-то потерять, мы стараемся до конца не верить в происходящее, как бы скрывая от себя существующий факт. Исследования показывают, что многие беременные женщины (после пренатальных потерь) вплоть до окончания беременности не верят, что с ними на самом деле это происходит. Они не готовятся к материнству, не простраивают перспективу собственного будущего. К этому добавляется привычная тревога из-за угрозы выкидыша. Уже родившим женщинам ребенок может казаться кем-то сверххрупким, с которым может произойти что-то непоправимое. 

Есть ли различие в течении депрессии у женщин после ЭКО по сравнению с депрессией при естественном зачатии? 

– Такой разницы нет. Сама процедура ЭКО никак не влияет, в отличие от истории бесплодия, которую я уже упоминала.

Например, женщина может сразу знать, что шансы родить у нее невелики. Это может быть связано с наследственными заболеваниями, перенесенной внематочной беременностью, после которой у нее удалили одну из труб, то есть часть репродуктивной системы. В этом случае женщина психологически готова к борьбе, ведь еще до того, как запланировать беременность, она знает о своих проблемах со здоровьем. Такие пары сразу же идут на процедуру ЭКО, и длинной истории бесплодия у них нет. Как следствие, психологически исход (с точки зрения развития депрессии) скорее будет более благополучным. 

Если же пара больше пяти лет не может родить ребенка, то это серьезным образом влияет на психологическое состояние женщины, отношение к себе самой, на отношения в паре. Галина Филиппова, специалист по психологии материнства, утверждает, что есть психологическая связь между бесплодием и множественными попытками ЭКО. Чем больше неудачных попыток (больше трех), тем выше риск, что причиной является психологическое, а не физиологическое состояние женщины. А это значит, если все-таки родить удастся, риск развития депрессии очень высок. 

Если человек продолжает упорно двигаться к цели, если ничто его не сломило, значит, он закален и психологически устойчив. Разве не так?

– Женщины после ЭКО – это не однородная группа. Эксперименты с собственным телом, безусловно, не всех делают крепче и закаленнее. Адаптированных к трудностям, гибких, устойчивых немало. Если судить по моему исследованию – ⅓ испытуемых благополучно переносят послеродовой период. Эти женщины настолько рады рождению ребенка, что легко принимают любое, даже самое трудное материнство. В моем исследовании участвовала женщина, которая всю беременность пролежала на сохранении. Ребенок родился преждевременно, с ним были сложности, но она оказалась удивительно стойкой и была так рада малышу, что никакая депрессия ее не коснулась. 

При этом ⅔ испытуемых, увы, менее благополучно переносят послеродовой период и чаще впадают в депрессию. Идея об идеализации материнства как факторе риска послеродовой депрессии пришла ко мне как раз во время лонгитюдного исследования. Я изучала психологическое состояние во время беременности и через год после родов. 

Многие женщины попадают в ловушку: раз столько преодолела, точно буду прекрасной матерью. Оказывается, это не гарантия благополучного взросления младенца, собственного спокойствия, здорового отношения к ограничению активности… Обычно женщины говорят: «Я очень хотела ребенка, я его люблю. Но у меня депрессия». Но ошибочно связывать любовь к ребенку и депрессию.

Депрессия возникает не из-за отсутствия любви, а из-за сложностей, которые не заканчиваются родами.

Кстати, те, кто идеализировал материнство, у кого была долгая история неудачных беременностей и потерь, чаще отказывались участвовать в диагностике через год. Возможно, потому что говорить о материнстве им было слишком сложно. 

Идеализировать материнство неправильно, а что правильно? 

– Я проходила курс психологов-спасателей МЧС. Один из важных принципов, которым руководствуются психологи – не давать ложных надежд и искать ресурсы внутри человека. Если человек находится под завалом, спасатель должен рассказать ему о том, что будет происходить: «Мы тебя достанем, положим на носилки, донесем до кареты скорой помощи, отвезем в больницу, там тебя посмотрят и помогут». Таким образом, мы психологически закладываем необходимость организма терпеть, убеждаем человека отыскивать ресурс внутри себя, дожидаясь спасения. 

Человеку важно знать, когда наступит облегчение. Если сказать – «сейчас вытащим, и все будет хорошо» – с высокой степенью вероятности он умрет. Так же с послеродовой депрессией. Если сказать, что завтра (после родов) станет лучше, хотя на самом деле не станет лучше даже через неделю, это обернется самыми неприятными последствиями. Одни сложности закончатся, начнутся другие, но будут и радости. Важно запастись помощью и поддержкой на послеродовый период.

– «Я могу позволить себе все. Даже если не могу родить, я за все заплачу. Сделаю сто ЭКО и рожу, потому что хочу и планирую». Есть ли связь между депрессией и отношением к ребенку как к проекту?

– Это и есть сдвиг мотива на цель. Женщине нужен факт наличия ребенка (это меняет ее статус), а не забота и отношения с ним. Уже само по себе это почва для депрессии. Иногда в таких случаях ребенка передают кому-то на воспитание (бабушкам, няням), самоустранившись от заботы о нем полностью. 

Отсутствие помощи всегда усугубляющий фактор при депрессии. Но даже если кто-то помогает, это не значит, что депрессии не будет. С материнского места невозможно сойти. Женщины, которые отдают детей на воспитание, могут испытывать чувство вины за то, что не получается быть матерью. 

Фото: unsplash

Есть аксиома – мать любит ребенка. Но бывает так, что женщина рожает и не испытывает к малышу никаких чувств. И это невыносимое испытание. Человек может чувствовать себя «монстром», «ужасным и недоделанным», «не настоящей женщиной», не очень понимая, что привязанность развивается во времени и любовь тоже приходит. 

Ярким признаком депрессии является мысль – «лучше бы этот ребенок родился у кого-то другого», «я не справляюсь, зачем он у меня появился, лучше бы родился у моей доброй соседки». 

Хотя репродуктивные технологии известны с конца 70-х годов XX века, можно сказать, что к рождению детей из пробирки отношение все еще скептическое. Несостоятельная женщина (бесплодная), искусственный ребенок. Это как-то влияет на психологическое состояние матери?

– На сегодня накоплено очень много данных о детях из пробирки, процедура совершенствуется. Ничего страшного с ними не происходит. Такие же дети, ничем не хуже и не лучше, чем рожденные от спонтанных беременностей. Так что этот факт на возникновение депрессии скорее не влияет. 

Впрочем, если окружение настолько не поддерживает женщину, если она слышит от близких: «У тебя будет больной ребенок», «Зачем ты это сделала», «Ты – недомать, сама не можешь родить», конечно, это тяжело и легко может спровоцировать депрессию. К счастью, я практически не сталкивалась с таким негативным отношением. Для мегаполиса оно нехарактерно. 

Помню, правда, один пост в социальных сетях, где говорилось, что от ЭКО рождаются аутисты. Но ЭКО там стояло в ряду и через запятую с прививками и прочими мигрирующими мифами.

Бывает, когда ребенок заболевает (а он рожден в результате ЭКО), окружающие могут говорить:

«Зачем рожали, вам не было дано, вот вы сами и виноваты в его болезни».

Здесь можно только разводить руками и жалеть людей с их антигуманным отношением к другим. Что значит – дано или не дано? Вот кому-то дано было умереть от укуса змеи или кровотечения, а врачи спасли. И что теперь? 

Депрессии при ЭКО куда чаще возникают из-за самоедства и мысли «Материнство – не мое, не для меня». Потеря за потерей приводят как раз к идее «не дано». Это главный мотив такой депрессии. «Зачем я в это ввязалась?» «У меня так долго не получалось, потому что мне не дано», – говорят женщины в опросах. При всех сложностях, которые есть везде и всегда, адаптироваться к материнству трудно всем. Но из-за отголосков ли общественного отношения к ЭКО, из-за низкой ли самооценки, стартом депрессии для многих является неверие в себя как в мать. Такие женщины больше себя критикуют, строже к себе относятся, считают себя неудачницами, даже своих детей считают более капризными, например, чем матери, родившие при спонтанной беременности. 

В традиционных семьях от женщины ждут рождения детей. Правильно ли я понимаю, что депрессия даже при ЭКО возникает от того, что они чувствуют себя заменимыми?

– Не совсем так. Девочку растят и воспитывают как будущую мать и домохозяйку, которая будет сталкиваться с трудностями воспитания. Ее социальная функция сводится к материнству. Когда я давала диагностический опросник «на конкурирующие ценности» таким женщинам, среди прочих ценностей упоминались: работа, семья, хобби, общение, карьера, образование. Они возвращали мне опросные листы со словами: «Не поняла, что здесь заполнять?!» Для них есть лишь одна ценность – семья и дети. 

Другое дело, что в традиционных культурах вина за бездетность ложится полностью на женщину. Там не допускается мысли, что причина может крыться в мужчине, хотя доказано, что мужское бесплодие – такое же распространенное явление, как и женское. Ты – виновата, и точка. Спонтанная ли беременность или в результате ЭКО, для них уже не так важно. Главное, чтобы был ребенок. Источником бед и причиной депрессии в таких семьях является не ЭКО и даже не отсутствие помощи, не резкая смена обстановки (была офисным работником, теперь заточена в четырех стенах с орущим младенцем), а отношения в расширенной семье. У невестки всегда подчиненное положение, она должна всех обслуживать, никто с ней не считается, жалеть ее, особенно заботиться не станет. 

– Поддержка семьи, нацеленной на рождение ребенка, гарантирует отсутствие послеродовой депрессии? 

– Во-первых, не все женщины посвящают близких в подробности своей беременности. Во-вторых, близкие, в том числе мужья, поддерживают по-разному.

Кто-то может говорить: «Дети – это счастье, а ты киснешь, прекрати немедленно» или «А ну возьми себя в руки, смотри, какой чудесный ребенок», «Какая еще депрессия, чего выдумала, мы так долго к этому шли», «Подсчитай, сколько денег в твое ЭКО вбухали, сколько стараний, что значит тебе тяжело?!»

Не стоит забывать, что процент двоен при ЭКО очень высок. Близнецы – всегда дополнительный фактор риска.

К сожалению, близкие способны как серьезно поддержать, так и многократно усилить депрессивное состояние женщины. Даже простой беби-блюз, который характерен для большинства женщин после родов, может превратиться в настоящую глубокую депрессию, если родственники «поддерживают» словами «соберись, тряпка». 

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: