Главная Поток записей на главной
«Муж ушел от меня за две недели до родов». Как помочь себе, если остаешься одна с ребенком
Наконец-то забеременела, а муж сказал: «Я к этому не готов», — и собрал вещи. Другая мама решилась взять приемного ребенка через два месяца после родов и столкнулась с невыносимой усталостью. Третья осталась одна сразу после рождения дочки — отец отказался от нее, а бабушка с дедушкой заболели ковидом. Иногда дети рождаются в семье в трудные времена. Матери рассказали «Правмиру», как они это пережили.

«Муж ушел от меня за две недели до родов». Как помочь себе, если остаешься одна с ребенком

И где искать поддержки, если близких рядом нет
Наконец-то забеременела, а муж сказал: «Я к этому не готов», — и собрал вещи. Другая мама решилась взять приемного ребенка через два месяца после родов и столкнулась с невыносимой усталостью. Третья осталась одна сразу после рождения дочки — отец отказался от нее, а бабушка с дедушкой заболели ковидом. Иногда дети рождаются в семье в трудные времена. Матери рассказали «Правмиру», как они это пережили.

«Сын постоянно плакал, я спала по 40 минут в сутки»

Ольга Цаплина, 31 год, сын, Москва:

— Ребенка мы с мужем не планировали. Врачи годами говорили, что забеременеть не смогу. Потому новость о том, что жду малыша, застала врасплох. Но если я всегда жила с мыслью, что буду рожать, то муж к такому повороту событий оказался не готов.

Моей ошибкой было надеяться, что в нем проснутся отцовские чувства. Этого, к сожалению, не случилось. К девятому месяцу беременности наши отношения окончательно испортились, и за две недели до родов муж ушел.

Семь лет назад я работала в роддомах фотографом на выписках. Видела сотни счастливых моментов, когда отец впервые встречает ребенка, дарит жене цветы, благодарит. Моя же выписка была больше похожа на бегство: приехала мама, забрала нас с ребенком, домой ехали два часа по пробкам через всю Москву. Чувствовала себя тогда крайне подавленной.

Как повел себя супруг? На следующий день после родов перевел на карточку восемь тысяч рублей со словами: «От мамы и тетки». Спустя еще пару недель захотел увидеть сына Матвея. Присутствовать при той встрече не могла, оставила вместо себя маму. Когда вернулась, увидела пачку подгузников, несколько игрушек. Мне рассказали, как муж разглядывал ребенка и удивлялся, что у малыша уже есть волосы. Я так рыдала тогда! Мне было так больно! Дальше мы общались только через юриста — обсуждали алименты. От мужа не было никакой помощи, хотя я так в ней нуждалась — падала без сил от усталости.

«Нет сил встать, умыться и выйти с коляской». Как вовремя распознать послеродовую депрессию
Подробнее

Ко мне переехала мама, но и вдвоем мы с трудом справлялись: Матвей не брал грудь, кричал по 5–6 часов, у него начались проблемы с пищеварением. Я сцеживалась каждые два часа, спала, бывало, по 40 минут в сутки, голова раскалывалась, появился мастит. В те дни мне было безумно страшно, не знала, как можно это пережить.

Несмотря на то, что мама активно включилась в мою жизнь, отношения у нас складывались непросто. Ей было тяжело морально и физически. Да и мне тоже. Непросто вместо слов поддержки слышать от родного человека: «У меня не было таких проблем с кормлением. Я с двумя детьми одна справлялась».

У меня не было радости материнства. Если и приходили подобные чувства, то оказывались скоротечными. Находилась в режиме «лишь бы выжить». Было бесконечно жаль, что в тот момент, когда мой сын нуждался во мне, не смогла быть для него ресурсной, спокойной и радостной.

Помощь пришла неожиданно, причем от незнакомых людей. Я веду блог, там рассказываю о своей жизни. В ответ люди делятся опытом, пишут слова поддержки.

Таким было и сообщение Полины, моей подписчицы. Сначала не обратила на него внимание, потом мы все же разговорились (Полина тоже молодая мама), решили встретиться. Не помню, что именно обсуждали, но после на душе стало удивительно легко и спокойно. Продолжили общение, подружились, а потом возникла идея снять дом неподалеку от Москвы на две семьи и жить вместе — Полина с мужем и ребенком и я с Матвеем. Это казалось чем-то нереальным, звучало безумно и странно — настоящая авантюра!

В доме живем уже несколько месяцев. Я высыпаюсь, появилась возможность спокойно заниматься не только сыном, но и собой. У нас расписана каждая мелочь: кто и во сколько гуляет с детьми, готовит еду, ест, наводит порядок, спит. В таком состоянии есть силы заботиться о ребенке, готовить на завтрак блины на всю нашу компанию. Мы бережем друг друга, наши дети получают столько поддержки и внимания, сколько им требуется. Не скажу, что окончательно справилась с выгоранием, но рецепт, который помогает выйти из этого состояния, у меня теперь точно есть: важно уметь просить и принимать помощь даже от незнакомых людей.

Когда супруги привыкли жить вдвоем

Маргарита Донцова

Комментирует Маргарита Донцова, психолог, кандидат наук (Московский институт психоанализа):

— Ситуация была непростой еще до появления ребенка. У Ольги долго не было детей, потом произошло радостное событие, к которому супруги не были полностью готовы. Наша героиня и ее муж достаточно активно работали, у них были планы, плюс они уже привыкли жить вдвоем, в «диадных отношениях», а появление третьего человека заставило по-другому посмотреть на семью.

У Ольги не оправдались ожидания, она представляла совсем другой сценарий развития событий, мечтала о счастливой совместной жизни с любимым, но в жизни вышло иначе. Ситуацию усугубили непростые, судя по описанию, отношения с мамой, которая в силу своего жизненного опыта, возможно, непростой судьбы, не смогла стать для дочери ресурсом в тот непростой период. Здесь у нашей героини тоже неоправданные ожидания: она не почувствовала той эмоциональной поддержки от матери, на которую рассчитывала.

Кроме того, Ольге было достаточно тяжело переключиться с одной роли на другую — с роли женщины, занятой своими проектами, работой, на роль матери.

При этом, несмотря на сложности, героиня истории смогла найти решение — поддержку и ресурс в близких по духу людях. Я уверена, что у нее и Матвея дальше все будет хорошо.

«Я сломалась — ничего не хотела и постоянно плакала»

Мария Аникеева, 36 лет, трое детей, Южно-Сахалинск: 

— Мой первый ребенок был  спокойным, мне все давалось легко, но планка требований к себе была очень высокой. Во время беременности я много читала о естественном родительстве, мне хотелось делать все «правильно». Кроме того, когда сыну исполнился месяц, я вернулась к работе переводчика, и оканчивала вуз — это было четвертое высшее образование.

Мой трудоголизм родом из детства. Я выросла в деревне, и с раннего возраста мы с сестрой присматривали за младшими братьями, готовили и стирали на всю семью, мыли посуду на холодной речке, наравне с родителями пололи нескончаемые грядки картошки и работали на сенокосе. Тогда, в 90-ые, это помогло нашей семье выжить. Потом жизнь нормализовалась, но у меня так и осталась привычка постоянно упорно работать, игнорируя усталость.

Когда старшему сыну было полтора года, мы удочерили двухмесячную Аню. Я с детства мечтала взять ребенка из детского дома и была уверена, что легко справлюсь с двумя малышами. Но я не знала тогда, что такое ребенок, перенесший депривацию.

Меня накрыло на второй день, как у нас появилась Аня. Первые полтора года жизни дочери практически не помню. Все происходило, как в тумане. Тело у Ани было как деревянное, стоило прикоснуться, она выгибалась дугой, дико, истошно кричала. Успокаивалась только, когда кормила ее грудью — старший сын оставался на грудном вскармливании, молоко было. Кормить Аню оказалось адски больно, но и отлучить не могла, мне это казалось предательством.

Были жесткие установки, черное-белое мышление: либо всю себя отдаю детям, даже если во вред себе, либо наношу им непоправимый вред. Никаких полутонов.

Чтобы адаптироваться, взяла перерыв на работе. Ни я сама, ни мои близкие даже не подумали, что мне нужна бытовая поддержка. Дочь не давала ничего делать по дому, иногда я даже не могла приготовить себе еду и, голодная, тандемом кормила детей грудью.

Через полтора месяца такой жизни решила снова вернуться к работе из дома. Мы наняли няню на те дни, когда я работала, стало полегче — кто-то разделял со мной ответственность за детей, я могла переключиться. Но вместе с тем начала накапливаться усталость.

В какой-то момент я сломалась физически: ничего не хотелось, постоянно плакала. Упало давление, поднять его не могли неделю. Тогда наконец решилась уйти в отпуск по уходу за детьми. Только после этого получилось забеременеть третьим.

Однажды среди ночи мне вдруг захотелось рассказать о том аде, что я пережила за первые месяцы Ани дома. Так появился блог в инстаграме. На те посты откликнулись десятки женщин. Они писали мне: «Маш, ты пишешь о приемной дочери… А у меня точно так же с той, которую я родила!»

Психотерапия помогла мне проработать жесткие установки и постепенно найти баланс. Сейчас моя жизнь максимально наполнена тем, что мне действительно важно и интересно. С таким подходом мне стало в тысячу раз легче давать заботу и своим детям.

Материнство — это постоянный поиск баланса. Когда ты каждый раз решаешь, кому сейчас важнее дать поддержку. В какой-то момент у малыша режутся зубки, он страдает, болеет, и важно по максимуму дать ему. А в другой момент ребенок чувствует себя вполне прекрасно, а вот ты вымотана, и нужно дать себе возможность восполнить силы. Главное, не забывать сделать вдох самой, включать в круг сочувствия и своего ребенка, и себя. И нет единственного идеального ответа, как «правильно».

Но если обратиться за профессиональной помощью, постепенно становится легче. И материнство начинаешь воспринимать совершенно иначе.

Делать все «на пятерку» или быть спокойной?

Маргарита Донцова: 

— Мария не могла перепоручить часть своих дел, потому что не была уверена, что кто-то сделает их так же хорошо, как она сама. У нашей героини зашкаливает ответственность, ведь она с детства привыкла все делать самостоятельно. Именно поэтому ей было трудно хотя бы минимально делегировать свои полномочия.

Мамам, изможденным физически — а такая усталость влечет за собой моральное и эмоциональное истощение, — важно находить возможность хотя бы на несколько часов в неделю передавать бытовые или родительские дела тем, кому доверяешь.

Нужно решить, что будет в плюс ребенку, что в минус: спокойная, счастливая мама или нервная и замотанная. Исходя из этой позиции оценивать свои установки, желание делать все на «пятерку». К родительскому выгоранию, в первую очередь, ведет перфекционизм. Именно он мешает понять, что быть хорошей мамой уже достаточно.

Мария бессознательно пыталась уйти от сложной ситуации — сменила одну деятельность на другую, это помогло, стало легче, но на короткий срок. Важно прислушиваться к себе и своему состоянию, не игнорировать несвойственные мысли и реакции организма.

«У родителей ковид, отец моего ребенка в СИЗО»

Регина Фадеева, 27 лет, дочь, Казань:

— Я осталась одна на сроке беременности 20 недель. Мой молодой человек увлекся другой девушкой, стал требовать сделать аборт, началась жестокая травля. Мы разошлись, но беременность я сохранила.

Отец ребенка не хотел мириться с этим, потому всячески пытался спровоцировать выкидыш. Успокоился, когда шел седьмой месяц беременности. Мне удалось донести до него, что на таком сроке детей выхаживают, но часто они растут больными. Если такое произойдет, то лечение придется оплачивать нам обоим. Эти слова его отрезвили.

«Родила, а радости материнства нет». Психиатр — о том, почему это нормально
Подробнее

После расставания я была в подавленном состоянии: не признавала, что скоро стану мамой. В какой-то момент поняла, что не справляюсь с ситуацией и обратилась за помощью к психотерапевту. Стало легче, я расставила приоритеты и готовилась рожать уже совершенно с другим настроем.

Правда, жизнь продолжала меня испытывать. За неделю до родов отец ребенка попал в СИЗО. Тогда поняла, что не будет не только физической, но и финансовой помощи. В день родов мама сообщила, что папа заболел. Через пару недель он окажется на аппарате ИВЛ с поражением легких 70%, мама — на карантине. Из роддома меня забирала подруга. По дороге домой понимала, в ближайшее время остаюсь одна с младенцем на руках. Это очень большая ответственность!

Папа болел около трех месяцев, за ним нужен был уход. Этим занималась мама, мне помогать она не могла. Потому я все взяла в свои руки: оформляла документы на ребенка, искала возможность заработать, училась. На Полину, так назвала дочь, не оставалось сил.

Мое состояние отражалось на дочери: она становилась капризной, беспокойной, отказывалась есть и плакала. Стоило понервничать — Полина устраивала бессонную ночь. Иногда эти крики ужасно злили, возникало желание прикрикнуть, не хотелось подходить к кроватке.

Бывало, мы не спали по три ночи подряд. Когда же малышка засыпала, я садилась за работу. В один из дней, тогда дочку мучали колики, я носила ее на руках, споткнулась и поняла, что если упаду, то уже не поднимусь. Тогда в слезах позвонила маме, сказала, что больше не могу. Мама поддержала меня, успокоила.

На следующий день я попросила помощи у подруги — посидеть с ребенком хотя бы час. Вместо часа, правда, вышло несколько, все это время я проспала.

Позже осознала, что дочь ни в чем не виновата и что я ее люблю. Решила полностью пересмотреть наш режим дня: спала вместе с ней, работала только в часы ее бодрствования, если чувствовала усталость, бросала дела и отдыхала.

Представляете, не утюжила пеленки, не наводила чистоту в квартире, ни-че-го! Это давало много ресурса. Еще возобновила встречи с психологом.

Психотерапия помогла понять, что нужно выделять время для себя, что в этом нет ничего плохого. Я перестала испытывать чувство вины за то, что могу уйти на концерт или гулять по городу, оставив при этом дочь с родителями. Когда мне нужно, прошу о помощи друзей, не стесняюсь. И не важно, для чего необходимо свободное время, — сдать отчет или просто побыть одной в тишине.

Сейчас встречаюсь с психологом по необходимости. Чаще обращаюсь к друзьям за поддержкой, они относятся к этому спокойно. Научилась замечать, когда мой ресурс на исходе: сразу становлюсь строже с ребенком, раздражает замазанная детским пюре одежда, сбои в режиме сна. В такие моменты даю отдохнуть организму столько, сколько ему требуется, разрешаю себе чувствовать разные эмоции — не только любовь и радость, но и злость, досаду, горечь. Ведь я живой человек, потому могу быть разной.

Этот опыт научил меня тому, что безвыходных ситуаций не бывает. Всегда можно и нужно искать решение. Мамам, которым сейчас тяжело, хочется сказать: «Не робейте, просите и принимайте помощь ото всех, кто может ее дать. Не ругайте себя за неудачи. Находите в каждом дне повод для радости и время для отдыха, для себя. Тогда сможете дышать свободнее, поймете, что все не зря. Тогда почувствуете себя счастливыми».

Страх остаться с ребенком один на один

Маргарита Донцова:

— Изначально ситуация Регины казалась безвыходной: отец ребенка ушел, рождения дочери не хотел, будущая мама не получила поддержки ни моральной, ни финансовой. Но героиня этой истории выбрала эффективную стратегию выхода из достаточно кризисного состояния: она не побоялась обратиться к психологу, периодически просит о помощи у родных и друзей.

Боязнь остаться с ребенком один на один — типичный страх молодых родителей, они опасаются причинить ребенку вред.

Регина пошла верным путем: отреагировала эмоции, нашла в себе силы разобраться, какие из них она действительно испытывает к дочери, а какие проецирует из-за сложностей, с которыми столкнулась. Я уверена, что Регина и ее дочь счастливы от того, что есть друг у друга.

Что делать, если вы устали?

  • Признайтесь себе в том, что вы не всесильны. Да, вы простой человек, который может уставать (и устал!).
  • Постарайтесь по возможности привлекать близких людей к помощи во взаимоотношениях с ребенком, чтобы у вас появилось время для себя — полчаса–час в день.
  • Отдыхайте и переключайтесь при каждом удобной случае. Не обязательно стирать детское белье руками, утюжить пеленки по десять раз с каждой стороны, каждую минуту делать влажную уборку. Ребенок растет в том же мире, что и мы, поэтому достаточно поддерживать гигиену на хорошем уровне.
  • Если есть возможность, займитесь любимым делом хотя бы на 10 минут, это будет ресурсом для поддержания себя.
  • Не отказывайтесь и сами просите помощи у тех людей, которым доверяете.
  • Постарайтесь вести дневник положительных эмоций от взаимодействия с окружающим миром, людьми и ребенком.
  • Обратитесь к психологу. Не занимайтесь самолечением.

И помните, что нет безвыходных ситуаций, всегда можно получить помощь и поддержку, даже когда считаешь, что сделать уже ничего нельзя.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.