Таких, как Дима и Наташа Гусевы, называют чудиками или инопланетянами. Хотя, если вдуматься, как раз они-то и есть настоящие земляне. Почему деревенский парень захотел сажать деревья, когда кажется, что их без того немало в Удмуртии, как они с супругой выращивают саженцы на своей земле и почему думают, что каждое следующее поколение станет исправлять наши экологические оплошности?

В четверг к пяти часам вечера Дмитрий Гусев, эковолонтер и корреспондент местной районной газеты,  отработался. Это улыбчивый, энергичный, поджарый и румяный человек. Из райцентра, села Селты, до Диминого дома, в деревню Уметьгурт, пилить порядка четырёх километров по трассе. Есть два пути. Один – оживлённый, но мы идём более спокойным. Машины проезжают мимо не так часто, трасса не освещённая. Поэтому Дима по правилам дорожного движения надевает светоотражающий элемент на куртку: было дело — получал замечания от ГИБДД. По этой дороге он ходит дважды в день – на работу и обратно. Летом на велосипеде. 

Населённый пункт минули, километра через полтора-два Дима в темноте показывает налево от дороги:

— Вот на этом поле и растёт наш Сад Победы. Про него расскажем вместе с Наташей. Она его тоже сажала. В этом году весной сделаем подарок саду в честь юбилея Победы. Каждое дерево обложим навозом, а сверху, чтобы процессы шли правильно, соломой накроем. Вооон там, видишь, солома лежит?  Колхоз дал. 

Дима возвращается домой с работы. Ему нужно пройти порядка четырёх километров

Минут через десять доходим до небольшого населённого пункта. Дима рассказывает:

— А здесь база предпринимателей, они нам навоз тот самый обещали. Слева от дороги эта куча просматривается. Она под снегом сейчас.

— Есть у вас люди, которые благотворительностью занимаются?

— Солому нам дали, да. Навоз будем покупать. Знаешь, мне торговаться для сада Победы стыдно как-то. Для себя ещё могу иногда. А здесь – нет, конечно. За Победу не торгуются. Моя душа не вынесет этого. Песню знаешь такую: «Мы за ценой не постоим?» Какой может быть торг? Скажут две тысячи – заплачу две, скажут двадцать – значит заплачу двадцать. 

— А зарплата какая у тебя, Дима?

— Небольшая. Шестнадцать-двадцать. Как потопаю. Но щас же мы не про деньги. Про другое.

Игорь Шпиленок: «Возвращаешься через три недели, а леса уже нет». Что не дает спокойно жить фотографу дикой природы
Подробнее

Счастлив, что здесь живу 

Снег с неба падает легко, словно маленький ангел пух стряхнул с крыла. И дышится легко. И во тьме светятся окна деревенских домов: то отчётливо с пригорка, то мельтешат сквозь ели. 

— А это уже начало деревни Уметьгурт. Тут отец мой родился. Я счастлив, что сейчас здесь живу. А мама – в соседней деревне. Меня прабабушка воспитывала. Сколько я с ней всего повидал!.. Животных она очень любила, и мне интересно было. И любила она меня очень. Я же ветеринарный врач по специальности. Но так сложилось, что работаю в районке. Всегда на творчество тянуло. 

Саженцы дуба в сезон Диму сопрововждают везде: на работе, на уроках экологии, на посадках

А ещё алкоголь был в моей жизни раньше. И достаточно часто, и до откровения души. Сейчас я не пью вообще и не курю тем более. Лет в тридцать как отрезало: без всяких внушений, душевных терзаний и мук. Просто понял – всё, не хочу, точка. Но когда был пьяненьким, душа моя раскрывалась, и я точно знал: у меня будет дом на земле. На земле в Уметьгурте.

Земля меня от всего плохого забирает. Своей любовью. И «сражение» проходит без боя. Я всем нутром чувствую, как она меня любит. Поливаем с женой однажды цветы, и чувствую, какая нега идёт от земли. А я чем отвечу? Напьюсь? Зачем?

Я понял, что трезвый человек может сделать гораздо больше полезного, чем пьяный. 

Неспешным шагом спускаемся с небольшой горки по дороге. По Кулигинскому тракту, у которого есть своя история и которую, разумеется, Дима знает, навстречу вышагивает одинокий пешеход с фонариком. Стеной по обе стороны тракта встали деревья. Дима блаженно улыбается и говорит, что ему никогда не надоест ходить этой дорогой.

— Здесь очень много лиственниц. Осенью идёшь – такая благодать. Жёлтые мягкие иголки облетают с них, и ты ступаешь, как по ковру. 

Вид с дороги на деревню Умедьгурт, где живут Дима и Наташа

Примерно через час пути мой спутник и собеседник сворачивает направо. По узенькой тропинке в снегу идём к дому. Дима «поздоровался» с меленькой ёлочкой, слегка смахнув пушистый снег с ветки. Тут же, на низенькой берёзке подвешена кормушка для птиц. Каждое утро синицы ждут семечек и других гостинцев. 

Во тьме Дима показал кедр, которому, как оказалось, между других деревьев некомфортно. Потому он несравним с теми двумя, что за домом у леса. Они выше Димы.  А посажены все три в раз – десять  лет назад.

Кедр – редкое дерево в Удмуртии, несвойственное для этих мест. Нечасто оно встречается в регионе, но Дима горит своим делом – этой красоты должно быть больше.  И если раньше саженцы кедров ему привозили единомышленники с просторов России, то сейчас Гусевы выращивают их сами, в своём питомнике.

Так из орехов каштана в доме Гусевых появляются саженцы

Поместье на родной земле

Дошли до участка. Но если уж совсем точно, хозяева его называют поместьем.  Значение объясняют так: место для жизни, счастья и продолжения рода Гусевых. Жена Наташа — оператор заправочной станции в райцентре. Детишек пока в семье нет. Но это дело наживное. Да и всему своё время. 

На пятидесяти сотках разместились добротный дом и участок, спрятанный под снегом. Дима рассказывает, что и как здесь растёт. По обе стороны от входа — спирея.  По весне от её цветения невозможно отвести глаз. Грядки – лучами, как душа подсказала. 

Вид из окон дома Гусевых всегда прекрасен. На это можно смотреть бесконечно

Наталия чуть позже расскажет, что ничего здесь не перекапывается. На осень землю закрывают мульчой. Опавшие листья для этого несут даже из леса, трава и солома тоже идут в ход. А по весне, когда соседский трактор вскрывает вены земле – пашет её — Гусевы аккуратно убирают мульчу и проходят по рыхлой почве плоскорезом. Прополка в сезон — тоже с помощью этого инструмента.

— Это место когда-то было нашим семейным сенокосным угодьем. А когда я был студентом-заочником, землю муниципалитет начал выделять под частную застройку. Ну я же не мог этого упустить. Два года потом ездил на север, чтобы заработать на строительство дома. Что-то своими руками делал, другое — бригада строителей.  Однажды стою на земле и вдруг на меня такой чувство вины нашло перед землёй, я чуть не провалился. Вспомнил, что, когда эта земля перестала родить, и трава здесь была уже не та, мы были разочарованы – мои родители, я. Такая это неблагодарность с нашей стороны к земле. А когда однажды представил, что кто-то здесь может обосноваться и рвать нашу землю на клочья – копать её, перепахивать – быстро побежал оформлять на неё документы. 

Кормушка для птиц недалеко от дома не бывает пустой

На участке посажены плодовые деревья, есть грядки под овощи и даже посажен лес. А ещё в поместье по кромке участка выстроились рядком удивительные конструкции. Это колоды для пчёл. Дима в своё время закончил курсы по пчеловодству, но всё собраться не мог. А лет шесть назад торкнуло. И никаких ульев!

Колодное пчеловодство существует для того, чтобы создать условия, близкие к естественному обитанию пчёл. Если в двух словах, то рамки в колоду не ставятся, соты за пчёл тоже никто не делает. Всё происходит естественным путём.  Пчёлы сами всё прекрасно знают. 

Мёд Гусевы «качают» по первому снегу. Чтобы пчёл не беспокоить, и чтобы было понятно, сколько человек может взять себе, а сколько необходимо оставить – жужжащим друзьям нужно безболезненно перезимовать. В социальных сетях Дима подробно описывает свои эксперименты, выкладывает диковинные фото, например, как выглядит мёд в сотах из колоды.

Входим в дом. Дверь открывает большеглазая, улыбчивая Наталия. На ней серая кофточка и зелёная юбка из льна. Рукодельницей себя не считает, однако и мужа обшивает, и убранство дома — тоже её творчество. Через минуту и Дима, словно умылся – окунулся в дом и льняной домашний вид — рубашка и брюки. 

На ужин вкуснейшие котлеты из чечевицы и овощей со сметанным соусом, свежим огурцом и приправами, капустный салат и бездрожжевой хлеб — пекут сами. К ароматному горячему напитку – Иван-чай да мята – домашние конфеты из орехов и сухофруктов. В мясе потребности нет. Просто не хочется. А вегетарианское меню, по мнению Наталии, настолько богато, что экспериментировать можно бесконечно. 

В доме тепло. В этом году провели газ. Раньше топили печь. Теперь её топят раз в месяц, чтобы не «заскучала», да и треск дров ничто не заменит. Цвет печи не обычный белый, а розовый. Иначе и быть не могло. В этом хозяйстве всё нестандартно. 

Розовая печь и хозяева дома в поместье

— Печь – это сердце дома. Пусть стоит и живёт, она заслужила. Десять лет дом и всех его обитателей обогревала — говорит Дима и любовно гладит её по розовым бокам.

Сад в виде слова “Любовь”

2013 год стал знаковым и даже что-то предвещающим самому Дмитрию. С активистами он высадил 70 кедров в Саду Победы. Если взглянуть на всё это с высоты птичьего полёта, можно прочесть слово ЛЮБОВЬ. Именно она правит миром, уверен Дима.  А ещё он говорит: «Какое слово из деревьев на земле посадишь, так и жить будешь».

 Земля муниципальная, выделил её сельский совет. Место находится через дорогу от кладбища. Это санитарная зона и означает, что строительства здесь не предполагается. А для сада – самое место. Тем более оно было пустынным. 

— Саженцами тогда помог друг и единомышленник из Москвы Олег Кушнир. Он сам же их привёз. В соцсетях я дал клич, на него откликнулись местные ветераны. Всё завершилось быстро — часа за полтора. А ветеранам так понравилось, что они заявили: только разогрелись и уже конец. Сейчас, говорят, мы уже с тебя не слезем, давайте делать что-то ещё. Я так понял, всё-таки у человека есть потребность в добрых делах, у тех, кто сажал кедры  глаза сияли от счастья. Значит, любовь говорит в человеке. Кедры прижились тогда не все, пришлось подсаживать. Но сейчас всё в порядке. Они уже сантиметров по тридцать-сорок. Проект получил продолжение.

Работать бок о бок с единомышленниками — особое удовольствие

 В 2014 году, в апреле, мы с единомышленниками и школьниками высадили Сад Победы. Место то же самое, где кедры растут. Я долго думал, где какие деревья там высадить ещё. Вечером домой пришёл и вдруг увидел всю картину. Нарисовал от руки. Скинул знакомой девушке в сети. Она в проектной организации работает. Говорю: нужно на гектаре земли все это схематично изобразить.

Сад есть, ему пошёл седьмой год.  Ухаживаем за ним: обкашиваем, поросль убираем. Ветераны  помогают. Молодёжь привлечь пока не получается. Немного недоработали здесь. 

Весь садовый комплекс — это семьдесят кедров, примерно 110 фруктовых деревьев, которые высажены в виде пяти лучей, две дубовые рощи по 50-60 дубов. С северной стороны от фруктовых деревьев — три ряда сосен. Их штук 200. Всё это вместе с кедрами в виде слова ЛЮБОВЬ – Сад Победы высаженный во имя Жизни, Любви и Вечности участников Великой Отечественной войны. За это и воевали наши прадеды. Потому это не Сад Памяти. 

 Сосны здесь уже хорошо подросли, они сейчас уже создают микроклимат. За ними подтянутся фруктовые, кедры и укоренятся дубы. И всё это обязательно вырастет. В этом мы не сомневаемся. Теперь наша задача всё сберечь. Мы решили не распыляться. Можно тысячу садов посадить и ни один не вырастить. А можно один добротный, куда будут люди приходить.

Дима любуется саженцами дуба

Хотя у нас всего три сада, за которыми смотрим. Это Сад Победы, Школа Счастья, расположенная на трёх гектарах, и третий  на Родине Наташи, в Воронежской Области — Сад Мира, Дружбы и Добра.  

Мой дом там, где любимый человек

— А что в Удмуртию из Воронежской Области привело Наталию? Как пересеклись ваши пути?

— Когда я задумал Сад Победы, дал клич во ВКонтакте: кто желает присоединиться – приезжайте сажать сад. Наталия была в числе тех, кто откликнулся, — рассказывает Дима.

— Просто поехала помогать? И вы не были знакомы?

— Мы общались в социальных сетях, — говорит Наталия. — Я наблюдала за тем, что делает Дима и восхищалась. Собралась, купила кое-какие саженцы и приехала. Когда переписывались, сказала, что жить буду в палатке. Но Дима сказал, что в Удмуртии в апреле ещё не жарко. И жила я в этом доме вместе с другими ребятами, кто приехал так же, как я – помочь в посадке сада. Таких набралось человек десять. Была здесь дней десять,а потом уехала.

Спас озеро и вырастил лес для детей. Амурского предпринимателя сравнивают с Гретой Тунберг
Подробнее

— А потом меня, — вспоминает Дима, — одна знакомая спрашивает: где Наташа? И почему я её отпустил. И что срочно надо ехать за ней. Я собрался и поехал. Будущих тёщу и тестя «купил» (смеётся) трехлитровой банкой мочёной брусники и такой же тарой варенья из черники. Там такое не растёт. Им понравилось.

—  Я согласилась поехать с Димой, но решила: если по дороге закрадётся хоть малейшее сомнение — вернусь. Но всю ночь, пока ехали в поезде, мы не могли наговориться. И я поняла, что встретила мужчину мечты.

— А кто такой для тебя мужчина мечты?

— Единомышленник. Я уже одно время думала, что замуж никогда не выйду. А если выйду, то только вот так – когда ёкнет. Мне здесь очень нравится. Я долго себя искала – нашла. Пробовала жить в Питере, в Москве. Прошла кучу разных тренингов. А сейчас понимаю – лучший тренинг, антидепрессант, источник здоровья – психического и физического – жизнь на земле.

И даже работа подобралась для меня самая правильная – сутки через четверо. В эти четыре дня я чего только не успеваю. И всегда радуюсь солнышку небу, ветру. Сравниваю себя с наседкой. Больше ни в какие походы не хочется. Из дома уезжать, бежать куда-то, что-то искать не хочется. Я всё нашла.

Наташа работает оператором на АЗС в райцентре. Её график — сутки через четверо. До работы добирается пешком

— На Наталии полностью питомник, — уточняет Дмитрий.

— А как вы поняли, что он вам нужен?

— Когда я сюда переехала, мы начали высаживать сад в поместье. Покупали привитые саженцы. Наблюдали и поняли, что это не очень хорошо. Они плохо приживаются, плохо растут. А прививка это как насилие. Поняли, что нужно что-то делать. Однажды приехал к нам друг Сергей. Он рассказал, что можно из обычного семечка яблочного или из косточки вырастить нормальный саженец. И правда: осенью посадишь, а уже на следующую осень можно смело высаживать. 

Многие говорят, что слишком длительный это процесс. Жди, пока дерево заплодоносит. Но здесь совсем иной смысл изначально. Мы не плантаторы, которые горят желанием заработать на плодах.

Мы просто помогаем земле, делаем её красивее и ничего не ждём взамен.

А когда первые три ягодки через два года после посадки в ладошке лежат – это непередаваемое ощущение. 

Наталия достаёт с полки коробку. В ней аккуратные конверты. Каждый подписан. Открывает один, а там яблочные семечки. С удовольствием держит их в руках. Скоро и они станут деревьями.

Скоро и эти яблочные семечки станут саженцами. А пока они бережно хранятся в конверте

— Питомником занимаемся четыре года. Саженцы уходят на общественные посадки. Желающим организациям в райцентре, у которых есть желание облагородить общественные пространства. Пусть садят,  вокруг же краше становится. Школьникам на посадки — тоже бесплатно. Дима подписку на районку организует – в подарок саженцы. Пятьдесят рублей просим за саженец, если человек приобретает его для себя, в хозяйство. Всё остальное – бесплатно. Это не бизнес, а хобби.

 — В прошлом году у нас был рекорд по количеству саженцев в питомнике, — продолжает Дима. — Вообще-то мы никогда не считали, а тут пришлось. В Волгограде наши единомышленники объявили акцию – посадка Сада Победы. Для этого активисты собирали саженцы со всей России. Нам нужно было понять, сколько можем отправить, а сколько нужно оставить, кому обещали. Вот и посчитали. Всего получилось порядка тысячи саженцев. Это 300 кедров, синяя слива, яблоня и другие виды. В Волгоград отправили 70 яблонь и 70 синих слив. У непривитых фруктовых деревьев отличная жизнестойкость и стопроцентная приживаемость. Их любят сажать. Да и цветут – загляденье.  За кедрами уход в питомнике больше и дольше, и приживаемость у них не такая. В прошлом году школа ещё заказала 100 каштанов. Они у нас сейчас в питомнике. 

Сегодня действует два питомника. В одном фруктовые, орешник – лещина, лиственные породы, в другом — кедры. Наталия ведёт тетрадь наблюдений. Фиксирует всё, что считает нужным.

В тетради, которую ведёт Наташа о питомнике, приклеено фото Димы. Он её вдохновляет

Школа, где дети будут познавать мир

Есть у семьи Гусевых ещё одно заповедное место. Они называют его Школой счастья. Это восемь километров от их деревни. Здесь когда-то тоже была деревушка, но она исчезла. 

О Школе Счастья Дима начал думать в 2013 году. Постепенно в собственность оформил более двадцати гектар земли. Построил небольшой дом. Постепенно здесь появляется самое необходимое. Не так давно из местного Дома ремёсел прибыли новёхонькие деревянные лавочки. 

Итоги года. Есть надежда на поколение Греты и что в экологии зависит от нас
Подробнее

На трёх гектарах – сад: порядка 500 саженцев. Предполагается, что сюда будут приезжать дети и жить в естественных условиях. Разумеется, это дети родителей, которые идут по пути, схожем с гусевским. Дима и Наташа уверены, что постепенно люди будут возвращаться к земле. Хотя процесс этот небыстрый. И всё произойдёт не завтра. А вот каждое следующее поколение придёт в мир с запросом и желанием отдавать, а не брать, как сейчас.

— Они будут восстанавливать природное равновесие, исправлять ошибки технического прогресса и наши, человеческие оплошности, которые так или иначе повиляли на состояние экологии. Для этих поколений посадить дерево – станет естественным процессом. Я уверена, таких будет всё больше, — говорит Наташа. — Про Школу Счастья мы ещё не так много понимаем, как именно она будет работать. Но точно там не будет никаких назиданий и учителей. Дети сами будут познавать мир. У них это очень хорошо получается и без взрослых. Просто нужен хороший проводник, чтобы мог направить. Дима идеально подойдет. Когда он проводит экологические уроки в школах, дети с него глаз не сводят и с удовольствием сажают в стаканчики жёлуди, семена яблонь и орехи каштана. Потом выращивают это и высаживают. 

Дима и Наташа частые гости в школах района. Экоуроки проходят на ура

Но когда я приезжаю в Школу Счастья, прям вижу, что когда-то здесь появятся дома, и место оживёт. 

— А что такое счастье? Можно ли его поймать, испытать?

— Я испытываю, — уверяет Дима. — Везу колышки для Сада Победы на мотоблоке, чувства меня переполняют. И через какое-то время такое ощущение, словно я не по земле иду, а парю. Это невероятно. Однажды утром просыпаюсь – и чувствую, как меня окутало счастье – я шелохнуться не хочу, чтобы не спугнуть. Или однажды жёлуди в холодильнике лежат, ждут посадки. Я их в руки взял, полюбовался, что-то отдал им от себя, а потом меня волной счастья накрыло через какое-то время. Берёзу обниму – счастлив. Как-то зимой возвращаюсь из Селтов. На дворе минус тридцать, а на меня что-то такое нашло – жарко, я расстегнул молнию на дублёнке, и даже места в груди мало, чтобы это счастье поместилось во мне. Точно знаю, что это состояние никак не связано с материальными благами. Такое ощущение не дадут никакие деньги.

— Счастье – это свобода во всём, — добавляет Наташа. — Свобода творчества.

Счастье – создавать то, чего тебе хочется. И при этом никто не страдает.

Когда ты счастлив, ты не делаешь несчастным кого-то. Твоя мечта созидательна.

Утром следующего дня Наталия провожает меня пешком до райцентра. Всё те же 4 километра. Дима уже на работе. Как только минуем Кулигинский тракт, ветер хорошо просвистывает верхнюю одежду. Тело скукожилось, сжалось от холода.  Здесь дорога не защищена деревьями.

Наташа идёт в райцентр Селты по Кулигинскому тракту

— Вот, думаю, что по весне возьму лопату и пойду вдоль дороги на этом участке деревья сажать. Ну а что? Вырастут же когда-то. И кого-то защитят от ветра. И много другой пользы принесут. Когда-то человек поймёт, что порядок нужно наводить не только дома и во дворе. Ну вот как не понять, что в этом месте очень нужны деревья?

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: