Закончились два сложных месяца самоизоляции, регионы России снимают ограничения. И есть люди, о работе которых важно рассказать. Они не могли работать дистанционно, но от их ежедневного труда зависела наша комфортная, безопасная, чистая и здоровая жизнь. Кассир, сотрудник аптеки, курьер, дворник и водитель трамвая рассказали «Правмиру» о своей жизни и работе во время пандемии.

«Люди стали гораздо приветливее, даже взгляды в очереди добрее»

Кассир Рузиля, Москва: 

В самом начале всеобщей изоляции получилась забавная история. К нам в магазин еще не успели прийти маски для сотрудников, и заместитель директора спросил совета, как мы можем из этой ситуации выйти и нет ли у меня возможности шить маски. В конце рабочего дня был консилиум из замдиректора, руководителя клиентского сервиса, двух руководителей секций и меня. Перед нами лежал огромный рулон марли, и нужно было решить, в какой форме и с какими резинками эти маски лучше сшить. 

После смены я пришла домой и начала делать выкройку. Мне нужно было минимальное количество швов, чтобы людям не царапать лицо, потому что марля-то мягкая, а швы все равно оставляют рубцы. Прикинула, сколько сантиметров идет на каждую маску, на следующий день пошла на работу. У нас началась кройка. 

Кассир Рузиля

Шила и дома, и в магазине. В какой-то день было 40 масок, в какой-то — 60. В общем, машинка — она у меня ручная — гуляла туда-сюда, муж относил и забирал. К счастью, мой дом находится в соседнем доме с «Лентой», в шаговой доступности. Не думаю, что кто-нибудь отказался бы помочь, тем более, умею шить, элементарную блузочку, юбочку уж смогу. Свой вклад в борьбу с коронавирусом может внести каждый из нас (улыбается)

***

Относиться ответственно к здоровью было несложно. Между покупателем и кассиром у нас сделали огромные экраны из оргстекла. Директор заказала нам защитные шлемы. На глазах тоже есть стекло — очень хорошие очки. Тяжело было даже не в плане воздуха, а больше из-за каски, так как она у нас по всей окружности головы, к концу смены, конечно, давит, но мы одергиваем ее то правее, то левее. Ну а что делать, я думаю, мы не всегда будем в касках. 

Я работаю с 16:00. Сейчас наша смена короче — порядка 6–7 часов. На входе замеряем температуру, записываем ее в журнал. А дальше — гель для обработки рук, маски, перчатки и с улыбкой в путь! В принципе я всегда хожу на работу с настроем, что если буду пользоваться защитными средствами, менять маски, протирать экраны, если мы всегда будем относиться друг к другу бережно, вирус может пройти мимо. 

Люди по-разному воспринимали новости, и нам приходилось частично и психологами работать, утешать, говорить: «Берегите себя. Меньше посещайте места людные, хоть мы вас ждем всегда». Нас же называли сталеварами, слесарями, шахтерами. Улыбаемся, конечно, зато защищены!

В среднем за смену у каждого кассира бывает 300 покупателей, иногда больше. Первая неделя самоизоляции была самой тяжелой, когда скупалось все. Хорошо, что поставщики работали активно, и каждую ночь у нас выкладывался товар. 

Меня очень удивил мужчина, который купил только гречки и риса на 34 тысячи.

Я пробиваю-пробиваю, а он говорит: «Если во время коронавируса не съем, значит, доем летом на даче». А кто-то покупал минимальное количество продуктов — у всех же разное восприятие. 

Помню, молодой человек подходил за сигаретами, и по его лицу было невозможно определить возраст — он стоял в респираторе-противогазе. И я ему сказала, что продать не могу, а снять шлем он категорически отказывался. И потом увидела его на кассе самообслуживания: наверное, там все-таки его попросили приподнять противогаз. Очень необычно выглядел. 

Однажды мужчина закашлял в очереди, а стоящая за ним бабушка сказала, что не нужно так, надо выйти и откашляться. Может, она и была права, я как-то вообще не придала значения: мало ли, человек может слюной поперхнуться, всякое бывает. 

***

Мне почему-то показалось, что контакт с покупателями у нас стал более… Вы знаете, как будто мы в каком-то отряде. Уж настолько душевное понимание! Если раньше это было просто: «Здравствуйте, приходите еще, благодарим за покупку» – какие-то стандартные фразы, то сейчас и кассир к покупателю, и покупатель к кассиру относятся с таким трепетом! «Давайте беречь друг друга». 

Алена Владимирская: Многим придется уйти в продажи, чтобы прокормить детей
Подробнее

Люди стали гораздо приветливее, даже взгляды в очереди добрее, мне кажется. По глазам же видно, кто улыбается, а кто — нет. У нас расчерчены линии, и если кто-то с конца просит пропустить с одним батоном, то человек отвечает: «Конечно, проходите», и сдвигается за другую линию. 

Мы — кассиры — лицо компании, должны достойно людей проводить, чтобы они ушли с хорошим настроением и хорошими впечатлениями. Друг друга тоже поддерживаем СМС-ками, в чате. Кстати, в столовой у нас тоже хорошая задумка: если два человека сидят за столом, между ними опять же защитное стекло. А так кассиры парами не ходят ни на чай, ни на обеды. И мы сейчас в основном работаем не сидя, а стоя: так удобнее обслуживать, протягивать товар ближе к покупателю, чтобы он за ним не тянулся. Присаживаемся ненадолго, чтобы ноги отдохнули, а так… Какие-то 6-7 часов можно постоять. 

***

Больше всего сейчас мне хотелось бы поехать к детям. Все это время мы не контактировали – к счастью, живем на разных концах Москвы, и соблазна было бы больше, если бы жили ближе. Хочется собраться с подругами, все соскучились, и я думаю, теперь мы будем чаще встречаться. 

А что касается работы кассира… Я думаю, когда все пройдет, экраны будут ни к чему. Единственное, я за то, чтобы кассир всегда сидел на рабочем месте в перчатках — это очень здорово спасает от грязных денег и монет. Со стороны кажется, что работа на кассе очень легкая, но на самом деле много разных нюансов — и продажа алкоголя, и внимательность к окружающим, и возраст надо почитать, и люди уставшие идут с работы — стараемся всем улыбаться. 

И я люблю общение с людьми. Три года работала в детском садике воспитателем — это мое среднее образование, училась на инженера-механика, долго работала на стройке. И когда ушла из садика, муж сказал: посиди дома, отдохни, но я долго не смогла — мне нужны люди. Поэтому от кассовой работы никогда не отрекусь, она мне нравится. 

Утром проснулась — голова работает, солнце светит, надо собраться и идти на работу — себе поднимать настроение и окружающим тоже — это же все передается. И каждый человек важен и нужен на своем месте. 

«Вы спрятали маски и антисептики, держите для своих»

Фармацевт Людмила, Калуга:

— Моя аптека находится в спальном районе, поэтому каждый день приходят практически одни и те же люди. Даже есть постоянные клиенты, которые приносят нам булочки, пирожки или чай. И вот ты работаешь-работаешь спокойно, и вдруг день похож на какие-то боевые действия. 

Тебя заваливают товаром, покупатели забрасывают вопросами про маски-антисептики-таблетки. Начинают расхватывать их коробками, как будто забивают амбары, так что поставщики просто не успевают отгружать. Возможно, кто-то и для предприятий брал, но чаще про запас. Только вот зачем человеку 10 коробок парацетамола, когда двух-трех хватит на год? И даже те, кто не верил, что коронавирус до нас дойдет, тоже начинают метаться и покупать. 

Фармацевт Людмила

Как только пандемия начала нарастать, количество заболевших в регионе прибавляться, люди остались на самоизоляции и перестали зарабатывать деньги, вся агрессия и нервозность начала вываливаться на нас. Мы стоим на рубеже общения между покупателями и поставщиками, и в нас летят все шишки. «Вы спрятали эти маски, антисептики. Вы держите их для своих». Но слова — «у нас их банально нет» — это не ответ для покупателя. 

Возникает агрессия из-за того, что повышаются цены на некоторые препараты, из-за сложности попасть к врачу. Я оказываюсь плохой, потому что не могу отпустить рецептурный препарат. И кто-то начинает так злиться, что чуть не в лицо плюет. 

Но человек от хорошей жизни не будет ругаться и топать ногами. В первую очередь он боится. И так о нас сложилось мнение нехорошее, и чтобы уж совсем картину не омрачать, стараемся покупателя успокоить, быть предельно вежливыми, как бы ни устали. Говорим, что постоянно проверяем прайсы, предлагаем какие-то альтернативные варианты. 

Недавно нам привезли барьерные вискозные салфетки, их можно сложить в несколько слоев и по трафарету, который прилагается к этикетке, вырезать ушки. Не сказать, что это полноценная маска, но для одного похода в магазин или аптеку подойдет. Предлагаем теперь их. В конце концов, говорим людям, чтобы просто натянули свитер на нос.

Пожарные, врачи, курьеры и другие. Кто работает во время пандемии
Подробнее

***

Как только прихожу в аптеку, переодеваюсь в форму. Если раньше могла оставить на себе джинсы, то теперь полностью переодеваюсь в рабочую одежду, которую можно сменить. До открытия аптеки у нас идет санобработка помещения, дверные ручки, столы, стулья, монетницу потом протираем антисептиком каждые два часа. 

Затем — маска, перчатки, шлем. Начальство выдало этот шлем, чтобы мы защищали именно глаза. Конечно, в нем тяжеловато работать, открываем все окна, которые есть в аптеке. Маска постоянно натирает уши, под ней все чешется. Снимаешь шлем – и лицо как после бани. Прежде чем надеть латексные перчатки, надо обработать руки детской присыпкой, иначе потом эти перчатки не снимешь — настолько рука запотевает. Ногти слоятся, это кошмар на самом деле (улыбается)

Первое время посетители подтрунивали над нами: «Ой, вы в космос собираетесь?», а вот девушки из местных магазинов заходили и говорили: «Да, нам бы тоже так надо».

Но мне кажется, наш вид только сеял панику среди людей, ведь в продаже масок и перчаток не было. 

Когда был ажиотаж, приходилось просто мыть перчатки хозяйственным мылом и прямо в них как-то есть, естественно вилками, потому что времени не было. Иногда происходило так: днем налил чай, выпил его только вечером. 

Даже был такой случай: помимо антисептиков и масок, женщина набирала «профилактику коронавируса» — многие производители противовирусных пытались поднять продажи своих препаратов. И после этой женщины подходит мужчина за препаратом, который применяется в комплексном лечении опорно-двигательного аппарата, и спрашивает: «А он не пропадет?» Говорю: «Вы знаете, если где-то скажут, что он помогает от коронавируса, тоже пропадет». «И что мне делать, взять 10 пачек?» Говорю: «Нет, берите на курс лечения». 

Сейчас нет такого наплыва покупателей и острого дефицита товаров. Уже появился выбор: а можно черненькую маску вместо белой? 

***

На работу не было страшно ходить никогда — ни в самом начале, ни сейчас. Фармацевтов, как и врачей, больными людьми не удивишь. Стоя за первым столом, я за время работы уже переболела таким количеством вирусов и всего прочего… Справится, не справится мой иммунитет? Больше страшно за своих родных — пожилых родителей, маленьких детей. Есть страх принести это домой. 

Но даже не было мысли тоже как-то самоизолироваться, взять больничный или уволиться. Это мой путь, я эту профессию выбрала, она мне подходит. Наоборот, планирую даже отказаться от отпуска в июне. На работе я нужнее. 

Как работать дома, если у вас маленькие дети. 10 советов от опытных родителей-фрилансеров
Подробнее

Муж работает на удаленке, и если папа ушел на работу, мы его не трогаем. С ребенком сидит бабушка, я же стараюсь с ней поменьше пересекаться. Раньше, когда приходила с работы, сын всегда бежал меня обнимать. Теперь его не подпускаю, говорю: «Подожди, мама сходит в ванную, и будем обниматься». С головы до ног принимаю душ, и потом уже обнимашки, привет-привет, я дома, можно расслабиться. 

Иногда я устаю и не хочу идти на работу, но пью кофе, собираюсь и бегу на троллейбус. Сейчас у всех фармацевтов увеличилась нагрузка, к концу смены у нас кислородное голодание из-за маски, утомление от постоянного потока вопросов с агрессией. Иногда просто стоишь, смотришь и молчишь — за смену ты уже столько раз ответила на этот вопрос, что просто не шевелится язык. 

Когда я была помоложе, вся такая амбициозная, меня, конечно, обижала незаслуженность нападок, ведь я шла помогать людям. Были слезы, было желание расстаться с профессией. Но проходит время, и ты понимаешь, что профессию свою любишь. У меня есть посетители, знакомство с которыми началось с «Может, жалобу на вас написать?», а сейчас они приносят булочки. 

Хорошо, что после работы есть ванна, ребенок, который встречает из душа со словами «Мамочка, ты чистенькая?» И на следующий день можно снова идти и успокаивать всех, что коронавирус закончится, а хорошее настроение останется с нашими покупателями.

Однажды вез два киндер-сюрприза — это был подарок девушке

Курьер Анатолий, Санкт-Петербург:

— В конце марта я взял отпуск на неделю — должен был полететь на Кипр, но остался дома, билеты сгорели. А когда вышел на работу, началась полноценная самоизоляция. С этого момента изменились стандарты доставки — она стала бесконтактной, обязательно в масках. 

Честно говоря, я не боялся, что вокруг меня на улицах может ходить кто-то зараженный, что в привычных местах может опасность ждать. Просто я достаточно молодой, тьфу-тьфу-тьфу, неплохой иммунитет, и надеюсь, что если со мной что-то и случится, то не очень страшное. Да и курьерство — это моя основная работа сейчас, так уж получается. 

Курьер Анатолий

Я переехал в Петербург осенью 2019 года. До этого жил в Калуге и работал на условно «настоящих» работах — слесарем-механиком на поставщике АвтоВАЗа и заводе Volkswagen. Думал, в Петербурге буду заниматься другим, искал на время подработку со свободным графиком. А так как я люблю ходить пешком и кататься на велосипеде, подумал, что курьерство мне понравится. Так в общем и есть: эта работа без коллектива, без начальства — оно, конечно, есть, но ты его не видишь. Работаешь один с телефоном, в этом плане очень медитативная работа.

Большой плюс работы в доставке — в том, что можно планировать гибкий график, работать, как удобно. Ребята-студенты хвалятся, что работают по 12 часов в день, но я, хоть и не слишком старый, думаю, очень сильно бы устал. В основном работаю днем, беру обычно от 4 до 8 часов в день. За шесть часов выходит от 6 до 10 заказов. 

Во время самоизоляции заказов вроде бы и стало больше, многие издания писали, что доставка растет, но в то же время и курьеров стало ощутимо больше. Это очень легкая подработка для тех, кто остался без работы на время или насовсем. У нас был большой прилив новичков. Чат, где сидят все курьеры города, вырос почти в два раза. 

Многие люди пришли в доставку из общепита, потому что в их ресторанах и кофейнях нет работы. По чату знаю мужчину, которому сильно за 40. Был блогер, который развозил заказы на Ford Mustang, единственное — он проработал недолго. Одна девушка работала в «Теремке», а другая — в пафосном ресторане в центре Петербурга, обе теперь курьеры. 

**** 

До карантина вся работа шла только через приложение. Сейчас надо заходить в стационары — на склады «Яндекс.Лавки» — это такой аналог магазина, измерять температуру. Там же выдают маски и перчатки, мы работаем в них. 

Из фастфуда абсолютный фаворит — это «Макдоналдс». Оттуда заказывают чаще всего бургеры, картошку фри, кофе или газировку. Сейчас стали добавлять и мороженое. К «Яндекс.Еде» подключились больше кебабов, и теперь я часто вожу шаверму. Сеть «Теремок» известна блинами, но оттуда часто заказывают домашнюю еду — куриную лапшу, котлету с гречкой. Я подхожу к двери, ставлю на сумку заказ, после этого фотографирую, звоню человеку и прошу забрать. 

Бывает, что люди заказывают для кого-то, и те удивляются. Например, недавно я возил два киндер-сюрприза для девушки от ее молодого человека. Это самый легкий заказ в моей практике, как будто в сумке вообще ничего не было. Сперва девушка удивилась, а потом сразу поняла, от кого подарок. 

Объятия в пандемию. Как мир выходит из карантина
Подробнее

Один раз я возил всего лишь пакетик картошки фри из «Макдоналдса» за 106 рублей. Мне кажется, сумма доставки была больше. Сначала удивился, кому может понадобиться, но надо человеку — значит надо. 

Иногда бывает шквал заказов, только успевай их развозить: новый поступает, когда ты еще не отдал предыдущий, и курьер может в сердцах сказать: «Ну вот из-за двух яиц я сейчас погоню полтора километра». Но это не всерьез, курьер не думает ничего плохого о клиенте, что он ленивый или еще что-то. Это я со своим курьерством могу позволить себе сегодня поработать четыре часа, завтра — шесть, послезавтра — восемь и отдохнуть. А люди, которым доставляю заказы, обычно очень много работают, у них мало времени ходить по магазинам. И если подумать, два киндер-сюрприза — это замечательный заказ, потому что он очень легкий, его везти гораздо приятнее, чем пятилитровку воды. 

Был и неприятный случай: в заказ, который я доставлял, повар не доложил блины. Я направил клиента в техподдержку, ситуация не стала конфликтной. Но у меня остался неприятный осадок, человек наверняка расстроился. Эпизодически в такую ситуацию попадают многие курьеры. 

**** 

Глупо отрицать, что в работе курьера есть налет лакейской, низкоранговой работы. Это отчасти справедливо, потому что все-таки эта работа не требует квалификации, она бесперспективна — нельзя стать, допустим, главным курьером. Есть супервайзеры, но это уже другая работа. Но этот налет низкоранговости меня не волновал. Наверное, я свободен от размышлений о репутации, к тому же у меня скромные потребности. Хотя на заводе я получал примерно столько же, только от меня требовалось больше.

При этом с самого начала работы не встречаю надменного отношения вообще, хотя о нем краем уха слышал. Думаю, есть разница в отношении к курьерам и конкретному курьеру. Но… скромнее надо быть, друзья, и доброжелательнее друг к другу.

Мы, в большинстве своем, все на своих местах, и друг без друга нам будет тяжело, объединяться надо, а не разделяться и не статусами меряться.

Когда я еще планировал попробовать курьерство, стал искать, что о нем пишут. И мне показалось, что пишут мало. Тогда я завел блог на «Яндекс.Дзене» и стал рассказывать про свой опыт — для меня это выход моего графоманского зуда, а кому-то, надеюсь, эта информация будет полезна. Только сегодня в чате какой-то парень из новичков признался, что у него очень болят ноги — он работал барменом и никогда так много не ходил. 

Кстати, самое сильное влияние самоизоляции — если раньше между заказами можно было посидеть на фудкорте (зимой это было вообще замечательно), то сейчас всегда ждем на улице. На днях отработал последний заказ, и в этот момент пошел дождь, пришлось искать ближайший открытый подъезд. 

Хочу поработать курьером еще летом. Погода хорошая, тем более, на свежем воздухе — сам Бог велел. Будет интересно застать все времена года в одной ипостаси курьерской. Эта зима была ласковой к курьерам, в Петербурге температура почти всегда держалась возле нуля. 

**** 

Сейчас говорят, что курьеры — герои нового времени, но мне кажется, это немного пафос, притянутый за уши. Спасибо большое всем, кто так о нас думает, но курьерам повезло — они могут по-прежнему зарабатывать. Ведь и у нас был страх, что сейчас все закроется и нам будет нечего делать. Слава Богу, этого не случилось, все выдохнули и с удовольствием продолжили работу. 

Но думаю, люди, которые раньше говорили: «Эти курьеры с большими сумками мешают в транспорте», может быть, станут помягче, потому что теперь этим же людям в этих сумках курьеры приносят что-то. Да и мы, курьеры, стали чуть дружнее. Нас, конечно, стало больше, поэтому мы стали заметны на улицах. И мы всегда друг другу машем. Это некая солидарность, естественное движение — помахать рукой. Иногда даже читаю в чате возмущения, почему новички не машут в ответ (улыбается).

Сам я доставкой обычно не пользуюсь, у меня есть время, готовлю сам. В последний раз через свою же «Яндекс.Еду» заказывал на день рождения торт. Чаевые оставил курьеру. 

«Протираю двери, кнопочки, лифты и переживаю: вдруг где-то не домыла» 

Дворник Валентина, Санкт-Петербург:

Рабочий день у нас начинается рано. В период пандемии два раза в день по дворам проезжают машины, промывают улицы с хлором и пеной. С полседьмого до девяти утра я обрабатываю все двери, ручки, лифты, кнопочки. Мы даже звонили в Роспотребнадзор, узнавали, как это делать правильно. 

А дальше — обычная работа. За 20 лет у меня сложилось такое чувство, что я как ответственная за дом. Здесь нахожусь практически постоянно, отвечаю и за лестницы, и за газоны, за ключи на чердаки и в подвалы. Сейчас консьержи не работают, поэтому я общаюсь с сантехниками и лифтерами, если что-то происходит. У меня не получается так, что просто пришел, махнул метлой и ушел (улыбается).

Дворник Валентина

На работу я не боялась выходить. Единственное — в начале самоизоляции было тяжело с хлором. Помню, в 90-х мы вымывали им все, и я астму себе заработала. И когда обрабатываешь парадную, переживаешь за людей — аллергия же у них может быть. С другой стороны, я мою рано утром, когда еще выходят мало человек. А кто опасается — идет по черной лестнице, там тоже перила обрабатываю. Недавно нам выдали еще 10 литров уже другой жидкости — смесь хлора со спиртом. Мне, честно говоря, кажется, что теперь такая обработка будет всегда. 

Я боюсь почему-то больше за людей. Не дай Бог узнаешь, что кто-то заболел, и думаешь, может, ты что-то недоделала, где-то не домыла. Хотя и так предупреждаешь всех: «Будьте, пожалуйста, осторожны». Однажды кто-то чихнул перед входом в парадную — может, это аллергия? Ну а если нет? Естественно, бежишь, быстрее все протираешь. 

***

Нам в управляющей компании выдали перчатки и многоразовые маски, а медицинские маски и разные кремы для рук мне подарили жильцы. Здесь много врачей и медсестер.

И жильцы говорят мне: «Мы понимаем, что вы тоже удар приняли на себя, мы мимо вас как муравьи ходим».

Я слушала многих врачей о том, как правильно обрабатывать лицо и руки. Как поняла, самое лучшее — это хозяйственное мыло. Антисептики часто идут с подделкой, мне от них плохо становится. Внучка однажды побрызгала — сразу слезы ручьем, начала чихать. 

Все дворники, конечно, устали от напряжения. Хотя те, кто старше 65 лет, все два месяца дома сидели. Каждый раз протирать двери, кнопочки, лифты — это, конечно, тяжело. И морально — ведь ты несешь ответственность, и физически. Это я еще говорю: «Да ладно, чего еще, ничего страшного, что такого!» (улыбается). Но ведь у некоторых знакомых дворников еще и жильцы жалуются, бегают за ними и спрашивают, почему не обработали одно, другое. 

Сначала коронавирус был только на слуху, где-то далеко, а сейчас и в нашем районе есть заболевшие, в том числе и мои знакомые. Из одного дома две семьи на моих глазах скорая увезла в больницу, в другой парадной заразилась врач, она говорит: «Мы в отделении все заболели». Дочка к себе не пускала — у нее муж работает, боялись меня заразить. Но я уже начала успокаивать ее: «Доча, сколько людей через меня и так проходит». Стараюсь не зацикливаться, хотя, конечно, переживаю тоже. 

***

Первые две недели самоизоляции я так радовалась: на улице никого не было, чистота, порядок. Но я никогда не ругаюсь с жильцами, никогда не делаю замечания. Люди сами с соседями разговаривают: «Валентина работает, почему ты выкинул что-то». Например, в начале самоизоляции в окна стали больше окурков кидать, но сами жильцы нашли тех людей и попросили так не делать. И я очень благодарна им — за три месяца ни в одном лифте, нигде не было даже намека на какой-то мусор, грязь. Люди здесь все очень интеллигентные. 

Улицы подметают бывшие депутаты и педагоги. Дворники — анонимно и честно о своей работе
Подробнее

Много лет за мной ходил председатель другого дома, предлагал перейти к ним, там и зарплата выше, но я сказала, что не поменяю свой дом. Это действительно как мой дом уже. И работа должна быть в радость, а она у меня здесь все годы есть. Хотя сначала стеснялась идти в дворники после службы доверия, где я работала диспетчером. 

Все кризисы пережили с этим домом и его жильцами: от 1990-х и дальше. Те, кого видела еще в колясках, сейчас уже заканчивают школу. Кто-то вышел замуж или женился, и их дети теперь бегут ко мне: им надо то метлу, то лопату. Бабушка выходит, и ей обязательно нужно со мной чем-то поделиться. 

Недавно мне дали сирень на газон: у нас будут расти красивые гроздья, как в Летнем саду. Боимся только, чтобы ее не украли. Посадили пихты, вот уже все выкопано, утром приходишь — пусто. Стараюсь сейчас развести многолетники — ромашки, колокольчики, тюльпаны, флоксы, пионы. Чтобы и после меня росли-росли-росли. Я действительно люблю эту работу, она моя. Убрал весь мусор и такой довольный смотришь: Боже мой, как хорошо! 

«Грустно видеть полупустые трамваи»

Водитель трамвая Александр, Екатеринбург:

— Все два месяца мы работали по обычному графику. Первый трамвай выезжает из депо в 5:05, когда город еще не проснулся. А смена у водителя начинается на 20 минут раньше — я обязательно смотрю исправность подвижного состава, экипировку, проверяю тормозную систему. Вторая смена заканчивается, когда город засыпает, а то и вообще уже спит. То есть мы видим жизнь города от рассвета до глубокой ночи. Водители на самом деле романтики.

И в какой-то момент в начале всеобщей изоляции у меня возникло чувство, как будто что-то случилось с городом, будто он вымер, и от этого становилось немного не по себе. Когда садился в привычный трамвай, чтобы доехать до своей же работы во вторую смену, видел, что в салоне — только два человека, а иногда я вообще один. Были и такие ситуации: подъезжал на остановку, а там — никого. Но нам положено остановиться в любом случае, по всем правилам безопасности. 

Водитель трамвая Александр. Фото: ЕМУП Гортранс

Сначала было непривычно, но я понимал, что люди осознают тяжесть ситуации и лишний раз не ездят куда-то. Пассажиропоток упал у всех транспортных предприятий… При этом заметил, что пассажиры стали добрее и уважительнее относиться к нашей работе, и кондукторы рассказывают, что люди с сочувствием говорят нам: «Вы же работаете сейчас в таких тяжелых условиях». 

Мне кажется, это… нормальная осознанная работа. Системы жизнеобеспечения города продолжали работать, и мы трудились наравне с ними, как в тылу. Конечно, я переживал, потому что и семья дома, дети учились дистанционно. Но когда в депо приходишь, стараешься полностью погрузиться в работу — безопасную регулярную перевозку пассажиров. 

У нас очень сплоченный коллектив, и самое сложное время мы перенесли достойно. Транспорт постоянно обрабатывается, специально обученный персонал дезинфицирует все составы. Мы работаем в масках и перчатках — это дискомфортно, но нужно набраться терпения.

Конечно, грустно видеть полупустые вагоны, мы так не привыкли ездить.

Честно говоря, я ждал, что расцветет зелень — и народ «проснется».

Так и получилось: в мае все заметили постепенный прирост пассажиров, и ситуация с заболеваемостью все же стала полегче. 

В Екатеринбурге трамвай стоит на первом месте по перевозкам пассажиров среди общественного транспорта. И это уникальный вид транспорта. Экологически чистый, судя по нашему графику движения — самый быстрый, за последнее время трамваи стали меньше стоять в пробках. Хотя в некоторых городах трамвайное движение закрывают… Уничтожить всегда легче, чем создать. 

Сейчас я работаю на разных маршрутах, и так интереснее: каждый день видишь город с разных сторон, замечаешь, как он меняется. Конечно, хочется, чтобы быстрее все наладилось. Если будут пассажиры — значит, мы нужны.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.